ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он сделал знак четырем стражникам.

— Но у вас будет компания, поэтому прошу вас, не делайте ничего, что заставило бы меня пожалеть о своем решении.

Покинув остальных стражников, он направился к дверям палат и толчком распахнул их.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Когда Кирисин вошел в палаты Высшего Совета, следуя по пятам за Морином Ортишем, между Симралин и Трэйдженом, там происходили жаркие дебаты. Разные члены Высшего Совета старались перекричать друг друга, а Король переводил свой темный пристальный взгляд от одного к другому, с таким видом, будто желал им всем провалиться в глубокую яму и разом покончить с этим. Он не сразу заметил вновь прибывших, его внимание сосредоточилось на том, что Басселин говорил высокой, с острыми чертами лица женщине, чье имя Кирисин не мог вспомнить.

Палаты Совета находились в полусумраке, свет исходил из нескольких настенных светильников и ряда неярких световых трубок, подвешенных к балкам. Казалось, что собрание началось при дневном свете и никто не позаботился сделать хоть что–нибудь с освещением, когда совсем стемнело. Атмосфера отчаяния и замешательства в обсуждениях отражалась на лицах членов Совета и в напряженности произносимых речей. Казалось, никто ни на кого не обращает внимания. Никто не выглядит хоть капельку счастливым.

Орданна Фрэ взглянул в их сторону, заметив их, и поднял одну руку в жесте, который, казалось, старался попросить их выйти, а не указать на них. Он пытался что–то сказать, но бушующие вокруг него споры заглушили все слова, которые он произнес.

— Мой Король! Министры! Прошу вашего внимания! — прокричал Морин Ортиш, что удивило Кирисина, который знал его обычно мягкую манеру разговаривать. Головы повернулись. — Простите меня, что прерываю вас, но думаю, вам нужно выслушать то, что эти трое хотят сказать об угрозе, с которой мы столкнулись. — Он сделал паузу, когда Король обернулся на его слова, а потом низко поклонился. — Прошу прощения, Ваше Величество.

Ариссен Беллоруус вскочил на ноги. Его голос, когда он заговорил, выдал, что он едва контролировал себя.

— Лучше моли о моем прощении, капитан. Ты ослушался меня! Намеренно ослушался, капитан! Что за безумие на тебя нашло? Ты считаешь себя выше меня и поэтому можешь отменять мои приказы?

Споры резко прекратились, поскольку остальные члены Совета обернулись, чтобы посмотреть, что происходит.

Король еще не закончил. Его рука задрожала, когда он указал на Ортиша:

— Нет никакого оправдания тому, что ты сделал. Никакого, капитан. Я поражен и разочарован тобой. Убери этих предателей с глаз долой и запри их, пока я сними не разберусь! Когда это будет сделано, ты отстраняешься от командования и заключаешься под домашний арест!

Морин Ортиш выпрямился:

— Милорд, я понимаю ваше негодование. Но юный Кирисин нашел Эльфийский камень Путеводная звезда, и он с сестрой утверждают, что могут пролить свет на правду о смерти вашей дочери…

— Довольно! — крикнул Король, сжав кулаки и исказив лицо. — Больше ни слова, капитан Ортиш, или, клянусь всем, во что верят эльфы, я тебя…

— Милорд, нам необходимо узнать больше! Посмотреть на то, что нам угрожает! Трэйджен вернулся, чтобы доложить нам о численности и намерениях врага. Вся его команда погибла, все пять. Если вы просто послушаете то, что юный Кирисин…

Он продолжал говорить, но его слова утонули в яростном реве Короля, когда тот бросился с помоста. Он, возможно, добрался бы до капитана Стражи и напал на него, но прямо на его пути вырос Орданна Фрэ и обхватил его своими руками.

— Мой Король, пожалуйста. — Он был старше и физически слабее Короля, но с решительностью блокировал его. Король попытался оттолкнуть его, но другие члены Совета также поднялись, чтобы преградить ему дорогу. Он замедлился, а затем остановился, тяжело дыша и глядя на Ортиша.

— Мой Король, — повторил Орданна Фрэ. Он дождался, когда тот посмотрит на него, содрогнувшись от ярости, отражавшейся в его глазах. — Никто вас не винит за ваш гнев из–за смерти Эриши. Но наш город и наш народ находятся под угрозой, и нам нужно найти способ их спасти. Чтобы сделать это, нам нужно выслушать все: все, что может к этому относиться. Если у юного Кирисина есть, что рассказать нам, мы должны его выслушать. Это не принесет нам никакого вреда. Это и вам не навредит.

Раздался общий ропот согласия, за исключением Басселина, который смотрел на Морина Ортиша, как будто он не хотел упустить шанс точно узнать, в какую форму выльется гнев Короля. Какой–то момент казалось, что Ариссен Беллоруус может попытаться вырваться на свободу. Потом напряжение покинуло его тело и он отступил назад:

— Мы не может доверять всему, что они скажут, министр Фрэ. Вы должны это понимать так же, как и я. Какой смысл выслушивать их?

— Мы сможем измерить правду и ложь, мой Король. Даже во лжи иногда кроется истина. Послушаем, что скажет мальчик, и обсудим этот вопрос, когда он закончит. — Орданна Фрэ отпустил свою хватку. — Если наш капитан Стражи был убежден, что он должен доставить их к нам, хорошо зная о вашей вероятной реакции, тогда, я думаю, мы должны согласиться, что он увидел что–то важное в том, что они ему рассказали. Мы должны услышать, что же это такое.

— Нам не нужно ничего слушать! — прервал его Басселин, вставая между Королем и Фрэ. — Король прав. Мы впустую тратим время. Мы уже знаем истину. Мальчика видели, как он склонился с кинжалом над Эришей Беллоруус. После этого они сбежали из города, а не остались для объяснений. Они объединились с человеком, коварным Рыцарем Слова, который нацелил их усилия на подрыв власти эльфов. Мы знаем достаточно, чтобы принять решение, без необходимости их выслушивать.

— Но они добровольно вернулись, чтобы говорить с Советом, — заявил Морин Ортиш. — Они были на безопасном удалении от нас, но они вернулись. Зачем им это делать, если они виновны в тех преступлениях, в которых их обвиняют? Если мы хотим быть уверены, что правда, а что нет, нам нужно выслушать их объяснение.

— Ложь, все ложь! — кричал Басселин.

Снова разгорелся спор между министрами, которые были за и против идеи выслушать все, что Кирисин и Симралин хотели им рассказать. Мальчик отпрянул от жара и ярости их слов. Он был самым юным в этом помещении, но не настолько, чтобы не понимать, что тут происходило. Кто–то должен что–то сделать прямо сейчас или будет слишком поздно.

— Стойте! — вдруг крикнул он. — Подождите! Послушайте меня!

Удивительно, но они остановились. Споры стихли и они все обернулись к нему, их лица отражали чувства о том, что они считали правдой. Он не стал разбирать, что там на них было, а вместо этого залез в свой карман и вытащил Путеводную звезду.

— Вот что Эллкрис послала меня найти. Именно это спасет эльфов. Та армия, расположенная в лесах, ждет только того, когда я использую его. Послушайте меня. Послушайте правду о том, что с нами случилось.

Не дожидаясь, пока они дадут свое разрешение, он начал говорить. Он описал настоящего предателя, демона, который выдавал себя за Калфа, наблюдавшего и ожидавшего своего шанса. Он объяснил причину смерти Эриши и Эйли. Он рассказал об их последующем полете, о стремлении доставить Путеводную звезду вовремя, чтобы спасти эльфов, о битве с демонами на Сирринг Райз, о том, как Анжела и Симралин чуть не умерли, при этом первая получила такие значительные травмы, что не смогла вернуться с ними в Цинтру, чтобы поддержать их. Он пропустил подробности о том, как чуть ли не попал под власть серебряных колец и шнурка, быстро перейдя к объяснению намерений демона, притворявшегося Калфом, когда он вернется с ним обратно.

— Они знают все, что Эллкрис значит для нас. Они понимают, что будет, если ее уничтожить. Но к чему они действительно стремятся — так это заключить эльфов внутри Путеводной звезды, выбрать место и время, а потом высвободить их, чтобы уничтожить. Их всех. Вырезать наш народ — вот что раскрыл мне Калф, прежде чем Сим и я убили его.

23
{"b":"545055","o":1}