ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Это самая полная чушь, какую я когда–либо слышал! — перебил Басселин, чуть ли не выкрикивая эти слова, так он был возмущен. — Неужели вы думаете, что мы поверим всему этому? Ложь чистой воды!

— Так с какой же целью наши слова предлагаются на ваше рассмотрение, если они лживы? — спросила его Симралин. — Какой смысл в нашем возвращении, если все, что мы намеревались сделать, это рассказать вам ложь? Чего, по–вашему мнению, мы надеялись достичь?

— Калф исчез, — выступил Орданна Фрэ. — Никто его не видел с тех пор, как сбежали из города Кирисин и Симралин. Мы не слышали лучшей причины, почему демоны не нападают на нас, чем та, которую нам предложил этот мальчик.

— Ты говоришь, как старый дурак! — отрезал Басселин. — Кажется, ты готов поверить этим двоим!

— Может быть, для этого есть причина, — осторожно произнес еще один министр.

Басселин повернулся обратно к Королю:

— Милорд, подумайте, о чем нас просит этот мальчик! Поместить наш город и наш народ внутрь этого Эльфийского камня — если это вообще возможно — слишком опасно. Доверить Эльфийский камень мальчику это самоубийство! Даже если он не предавал нас — во что я вообще не верю — он всего лишь мальчик. Как мы можем даже думать о том, что он предлагает?

— По крайней мере, нам лучше все же рассмотреть это, Басселин, — сказала высокая, с острыми чертами лица женщина, с которой ранее разговаривал первый министр. — Наш единственный другой выбор, это сбежать от этой армии, которая окружает нас. Тысячи эльфов погибнут при любой попытке к бегству. Нет ни единого шанса, что все мы сможем ускользнуть от армии такого размера и скорости, что угрожает нам.

— Кто–то погибнет, да, — допустил Басселин. — Лучше часть, чем все. Мы должны принести эту жертву.

— Басселин делает нелегкий выбор, но это может быть верным, — заявил еще один член Совета.

От некоторых членов Совета раздались еще возгласы согласия. Обсуждение продолжилось, а Кирисин стал изучать лица говоривших мужчин и женщин, пытаясь прочесть, что же скрывалось за их словами. Пока они говорили, Король сидел с каменным лицом на возвышении, и хотя он говорил мало после его первоначального порыва, он явно не был убежден, что нужно делать.

Симралин приблизилась на шаг:

— Не нравится мне, как это звучит, — прошептала она, как будто прочитав его мысли.

— Они не доверяют мне, — прошептал он в ответ. — Я не виню их.

— Может быть. Но у них нет выбора. Если они хотят спасти эльфийский народ — всех, а не некоторых — они должны нам довериться. — Она сделала паузу. — Кроме того, не все должны попасть внутрь. Могут остаться эльфийские Охотники, чтобы защищать тебя.

— Наверное, об этом еще никто не подумал.

— Может нам лучше еще что–нибудь сказать.

Но прежде чем они смогли это сделать, перед ними двинулся Морин Ортиш, таща за собой сопротивляющегося Трэйджена.

— Мой Король, это Следопыт, который был во вражеском лагере и вернулся со своим докладом. Возможно, нам поможет, если мы его сейчас выслушаем.

Король недовольно посмотрел на него, а затем жестом показал Трэйджену выйти вперед:

— Следопыт, что же ты хочешь сказать?

Лицо Трэйджена раскраснелось, когда он оказался под таким вниманием.

— Милорд. — Он поклонился, но выглядел неуверенно. — Как сказал капитан, я был послан, чтобы разузнать намерения врага, — начал он. — С пятью остальными, которые теперь мертвы.

Пока он продолжал говорить, Кирисину вспомнилось, как же Трэйджен помог Анжеле, Сим и ему самому, когда казалось, что не осталось никого, к кому можно было обратиться. Он рисковал собой и не раз ради них, наверное, из–за любви к его сестре, но, несомненно также, из чувства делать то, что было правильным. Кирисин никогда прежде не задумывался о Трэйджене, но теперь он пересматривал свое мнение.

Следопыт рассказывал, как он пытался подобраться поближе, чтобы узнать что–нибудь о вражеских планах. Эльфы умели становиться невидимыми, даже если это казалось невозможным. Потому что он знал и Кирисина, и Симралин, он уже решил, что они не были ответственны за смерти Эриши и Калфа. Но надеялся подслушать что–нибудь, что подскажет ему, кто это был.

Он был осторожен, чтобы ничего не сказать о своем участии в побеге брата и сестры Беллоруус из города, что, по мнению Кирисина, было мудрым решением. До сих пор было неясно, как Король и Высший Совет отнесутся к такому откровению. Ничего он не сказал и о своих действиях, чтобы предоставить им укрытие, или о том, как, по их просьбе, он ушел искать Калфа, чтобы предупредить его об опасности, а потом нашел его мертвым…

И вдруг, тем способом, которым мозг сам по себе перескакивает от одной мысли к другой, подключаясь не спрашивая, он услышал себя в ледяных пещерах Сирринг Райз, разговаривая с тем, что на тот момент показалось призраком:

— Я думал, что вы мертвы!

— Ну вот, что же заставило тебя поверить в это, Кирисин?

— Трэйджен нашел ваше тело!

— Именно так он тебе рассказал?

Как будто это его удивило. Как будто это его позабавило. Это безошибочно угадывалось в тоне голоса, но Кирисин, занятый в этот момент другим, не обратил на это внимания. Трэйджен нашел ваше тело. Но, видимо, не его. Так чье же тело он нашел?

Он вообще находил какое–либо тело?

Потом он вспомнил свой сон о темной, завернутой в плащ, фигуре, стоявшей в Ашенелле и спрашивающей, снова и снова, Кто рассказал тебе это?

Он осознал, что уставился на Трэйджена, как будто видит его в первый раз, заново узнав его, обнаружив что–то странное насчет него, что–то чужое. Он никак не мог заставить себя полностью понять, что же он думал, потому что это было слишком страшным.

— Сим, — тихо позвал он.

Она взглянула на него:

— Шшшш.

Трэйджен закончил свой доклад и отвечал на вопросы членов Высшего Совета.

Кирисин не слушал. Он не делал ничего, лишь смотрел, а потом повторил все, что вспомнил, и снова попытался безуспешно привлечь внимание Симралин к себе.

Ты не можешь быть правым насчет этого, сказал он про себя. Не будь дураком. Ты все выдумываешь.

Он поздравил себя с этим, пробежал пальцами по растрепанным волосам, а потом сунул руку в карман, где лежали Эльфийские камни, ища успокоения от их наличия.

— Трэйджен нашел ваше тело!

— Именно это он рассказал тебе?

— Трэйджен! — вдруг позвал он, совершенно не намереваясь этого делать, действуя инстинктивно и не задумываясь. Следопыт обернулся. — Чье тело ты нашел, если оно не было телом Калфа?

Все посмотрели на него.

— О чем ты говоришь? — раздраженно спросил его Ариссен Беллоруус.

Кирисин не обратил на него внимания, наблюдая за Трэйдженом:

— Ты сказал, что нашел тело Калфа. Но он не был мертв. Так чье же тело ты нашел?

Здоровяк покачал головой:

— Ты ошибаешься. Я сказал, что нашел следы борьбы. Я сказал, что похоже на то, что кого–то убили в доме Калфа. Просто останки. Не целое тело.

— Нет, — спокойно произнесла Симралин. — Ты говорил, что нашел тело Калфа. Ты сказал, что он мертв.

Наступила полная тишина, поскольку члены Высшего Совета, не совсем понимая, что случилось, в растерянности смотрели друг на друга. Король наклонился вперед, устремив свой темный взгляд:

— Какое тело ты имеешь в виду? К чему все это?

— Чье тело ты нашел? — не унимался Кирисин, его глаза встретились с глазами Трэйджена. — Там его не было, так ведь?

Трэйджен вздохнул. Его улыбка не могла полностью скрыть, что он попался, это отражалось в его взгляде.

— Ты всегда был смышленым, Малыш К.

Затем он достал длинный кинжал, как будто сотворив его при помощи магии, и вогнал его в Морина Ортиша. Капитан Стражи задохнулся от шока и упал на колени, тщетно пытаясь достать руками убийственный клинок. Трэйджен уже прыгнул к Кирисину и его сестре. Он был гораздо быстрее, чем кто–либо из них ожидал, и оказался рядом, прежде чем они успели отреагировать. Мощным бэкхэндом он отправил Симралин в полет к дальней стене, она ударилась, раскидав свои волосы и откинув голову.

24
{"b":"545055","o":1}