ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Подошла Симралин, разговаривавшая с Рыцарем Слова, и положила свою сильную руку ему на плечо:

— Все в порядке, Малыш К?

Он кивнул и улыбнулся ей. Она обняла его и встала рядом на мгновение, оставив свою руку на его плечах. Он понимал, что она пыталась успокоить его. И был за это ей благодарен, но спокойствие сейчас приходило с трудом. Столько неопределенностей, столько сомнений терзали его. Она старалась ради него изо всех сил; она всегда так делала. Но в итоге, подозревал он, все сведется к тому, чтобы он смог все сделать сам.

Он перевел взгляд туда, где в стороне стоял Логан Том, опираясь на свой черный посох. Что–то в нем беспокоило Кирисина. Он был сильнее покрыт шрамами, чем Анжела, которая всегда казалась другом, несмотря на свою службу Рыцарем Слова.

Логан Том не казался другом никому. Хотя не казался и врагом. Казалось, он просто… в стороне. Как будто он мог исчезнуть в мгновение ока, уйти обратно туда, откуда он пришел.

Но мальчик знал, что это впечатление было обманчивым, что Логан Том будет стоять и сражаться. Это было видно в его взгляде. Это исходило из его манеры двигаться и говорить — спокойно, уверенно, решительно. В нем был драйв. Симралин рассказала ему несколько вещей о Рыцаре, которые она каким–то образом открыла, пока вела его в Арборлон после того, как он встретился с ней на месте, где находился воздушный шар. Их было гораздо больше, чем то, как он полагал, что Логан Том обычно выдавал мало знакомым. Истории о том, как он добрался до них, как нашел и спас юношу, который на самом деле был волшебным существом, странствующим морфом, который спасет их всех от демонов. Это было страшно, но также и обнадеживающе.

Потому что среди этих подробностей было безошибочное обещание, что спасение их всех было не только мечтой.

— Он ужасно скрытный, не так ли? — тихо спросил он свою сестру.

Она проследила его взгляд на Логана Тома.

— Он много чего, — пробормотала она.

— Думаешь, мы можем доверять ему?

— Думаю, да. — Она печально улыбнулась. — Я так же думала и о Трэйджене.

— Это совсем другое.

— Здесь тоже может быть все по–другому.

— Он выглядит опасным.

— Не более, чем Анжела.

— Куда уж больше, я думаю. Тот тип опасности, которая означает, что он не позволит никому встать у него на пути. Не хотел бы я оказаться не на его стороне. Но, наверное, он сможет сделать то, что, как он говорит, он пришел сделать.

Она кивнула:

— Может быть.

Она оставила его несколько мгновений спустя и подошла обратно к Логану Тому.

Рыцарь Слова сразу же выпрямился и повернулся, вся его манера поведения изменилась. Что–то в его реакции на сестру напомнило Кирисину о Трэйджене. Но это же смешно. Эти двое только что встретились, а кроме того, Трэйджен притворялся. Просто так мужчины реагировали на Симралин.

Он смотрел на них несколько секунд, размышляя над тем, что мужчины находили его сестру неотразимой. Он так не считал. В основном, он находил, что она умнее него. Но, в конце концов, она была его сестрой. Она была просто Сим.

Он засунул руки в карманы штанов и нащупал пальцами Эльфийские камни, устав ждать, ища, чем бы заняться. В этот момент на поляну выскочил эльфийский Охотник и поспешил к Симралин. Она выслушала его, а затем повернулась взглянуть на своего брата. Кирисин почувствовал, как дыхание схватило его горло. Он сразу понял, что ей сказали. Он не стал ждать, когда она подойдет. Он просто кивнул.

Время пришло.

Он сделал глубокий вдох и выдох, стараясь успокоиться. Потом он вынул Эльфийский камень Путеводную звезду и стоял, глядя на нее, пока она покоилась в ладони его руки. Сделает ли она то, чего он хотел? Как почувствуется ее использование?

Справится ли он с этим?

Он отбросил вопросы и сомнения, понимая, что они ему не помогут, что они только лишь отвлекают его. То, что ему было нужно, это сосредоточиться. Ему нужно было поверить. Он сможет это сделать, сказал он себе. Он сможет, чего бы это ни стоило. Эллкрис была в нем уверена, и он должен быть уверен в себе. Он прошел испытание огнем, чтобы добраться до этой минуты. Две драгоценные жизни были потеряны в этом процессе, одна принадлежала волшебному существу, а другая его двоюродной сестре. Они не должны быть потеряны зря.

Он чувствовал, что все смотрят на него. Никто ничего не говорил. Никто не двигался. Они просто смотрели и ждали. Тишина накрыла окружающий лес, глубокое безмолвие, которое никто не нарушал. Он мог услышать свое дыхание в этой тишине, услышать как в ушах стучит сердце.

Сделай это сейчас.

Он сжал свои пальцы над Путеводной звездой, ощущая своей кожей ограненные формы этого Эльфийского камня. Он мог почувствовать каждое, острое как лезвие, ребро, каждую ровную грань, все детали, формируя у себя в голове картинку. Он закрыл глаза. Он знал, что было необходимо — представить то, что он хотел, чтобы случилось, визуализировать настолько ясно, как он только может, и сделав это, воплотить в жизнь.

Именно так работали поисковые Эльфийские камни. Также должна работать и Путеводная звезда.

Он изобразил лес, город, его население и животных, Эллкрис и ее сады, все, что раскинулось вокруг них в лесной колыбели жизни, за исключением защитников, которые рассеялись по лесам, подальше от того, куда он будет пытаться направить магию. Он представил все это, удерживал и врисовывал в картину. Проделав это, он также нарисовал себя. Он вошел внутрь, неся с собой все, что нарисовал, погружаясь все глубже, чем он мог представить. Он чувствовал, что тонет, но если поначалу это испугало его, то весьма быстро страх сменился осознанием.

Ему больше не стоит беспокоиться, сможет ли он найти способ вызвать силу Путеводной звезды. Ее магия проснулась. Он почувствовал ее, как раскрывающийся цветок, а затем она прошла по нему, наполняя теплом и светом, извиваясь как что–то живое. Эта магия рождалась из Путеводной звезды, но также и из него. Он не мог объяснить, как он это узнал или почему это так происходит, но ощущал это с такой же уверенностью, как и происходившие изменения. Он быстро открыл глаза. Путеводная звезда превратилась в светящийся шар в ладони его руки. Тепло росло, а свет расширялся, первое наполняло его, последний уже поглотил его. Он испытал минутную панику, но поборол и отбросил ее.

Он снова закрыл глаза. Не было смысла смотреть. Наблюдение только пугало его, он предпочел бы не смотреть в это окно. То, что должно произойти, уже поздно было останавливать. Тепло полностью затопило его, температура теперь была стабильной.

Свет окружал его и расширялся дальше. Даже не глядя, он это ощущал. Свет тянулся, добирался и окутывал город, эльфов, Эллкрис, все, что находилось вокруг них, под и над ними. Он смог увидеть, как это происходит в уме, все полностью; это было чудом.

Он делал глубокие вдохи воздуха, дыша тяжело, с усилием. Казалось, он не мог остановиться. Он попытался успокоиться, но ничего не получилось. Его тело отзывалось на вторжение магии, возможно, подстраиваясь. Или сопротивляясь. Он не стал этому мешать, но продолжал держаться. Пока не начался ветер, завывая вокруг него как зимняя вьюга, резкий и промозглый, дующий с такой силой, что он отступил на шаг, совершенно к этому неподготовленный. Он чуть приоткрыл глаза, но ничего не увидел.

Свет скрыл все, и все, что было за ним, исчезло. Он втянул голову в плечи и стиснул зубы, сопротивляясь ветру, гадая, что случится, если тот его поднимет и унесет. Он согнулся наполовину, снова желая знать больше, знать, чего же еще ждать. Но его неведение было полным, и в момент просветления он подумал, что, наверное, это к лучшему.

Ветер поднялся до визга, доводящий до оцепенения. Потом его ярость достигла пика, начала уменьшаться и исчезла. Осталась только глубокая тишина, какая была до того, как он впервые призвал магию. Он подождал, не очень уверенный. Он больше не чувствовал присутствие света Эльфийского камня или его тепла. Он лежал у него на ладони, холодный и спокойный.

31
{"b":"545055","o":1}