ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Весь мир вокруг нее был огромным котлом тьмы и клубящегося тумана, густым непроходимым супом. Но это тоже закончится. Придет утро, засияет свет, туман рассеется и мир вернется. Ей просто нужно быть терпеливой. Просто нужно оставаться сильной.

Потом внезапное движение разорвало ленивый водоворот пелены с одной стороны, и она почувствовала, как силы покидают ее.

* * *

Ястреб стоял, вглядываясь в туман, в котором исчезли остальные Призраки, размышляя, что он должен делать. Он даже не был уверен, в какую сторону кто пошел, кроме Ягуара и Каталии, поэтому он направился вслед за ними. Он по–прежнему слышал звуки погони сзади и справа, но они были слабыми и рассеянными, и он подумал, что ополчение, наверное, отказалась от нее, обескураженная отсутствием видимости. Тем не менее, он держался настороже от любого признака возобновления их усилий, двигаясь так тихо, как только мог. Он заметил отметины следов вездехода на участках мягкой земли и последовал за ними во мраке. Где–то впереди Призраки остановятся, чтобы подождать его. Он не так сильно волновался за тех, кто находился в машине, как о тех, кто шел пешком. Особенно, за Медведя, потому что, скорее всего, большой ребенок был еще где–то позади него.

Появилась пара огромных, как фары, блестящих глаз, и его горло сжалось от шока. Потом глаза моргнули и материализовался Чейни, качая огромной лохматой головой из стороны в сторону и высунув язык. Большой пес не спеша подошел к нему, как будто все так и должно быть, выглядя равнодушным и спокойным.

Ястреб выдохнул.

— Где Ягуар? — прошептал он собаке, приседая на колени. — Где Медведь?

Он не мог сказать, понимал ли его Чейни — вероятно, нет — но ему больше хотелось думать, что понимал. Чейни посмотрел на него, когда он спросил, разум отразился в его ярких серых глазах, и к удивлению Ястреба, сразу же двинулся туда, откуда шел юноша, но забирая чуть влево. Это было неправильное направление, но Ястреб колебался лишь мгновение прежде, чем последовать за ним. Он научился доверять Чейни. Он не перестанет делать этого и сейчас.

Его доверие было быстро вознаграждено. Они почти сразу же наткнулись на Медведя, шедшего вперевалку с Тайсон флэчеттом, выглядевшего на редкость спокойным. Он увидел Ястреба и помахал, и Ястреб поспешил к нему.

— Кажется, я заблудился, — застенчиво признался Медведь.

— Ничего не изменилось, — сказал ему Ястреб. — Ты все еще потерялся. Теперь, правда, у тебя есть компания. Ты никого из остальных не видел? Ягуара или Каталию?

Тот покачал головой.

— Все, что я видел, это целая куча ничего. Хотя, много чего слышал. Правда, уже давно. Думаю, они прекратили погоню, но не могу быть уверен в этом. Эта дрянь ужасная. — Он указал на туман, пожав плечами. Затем посмотрел на Чейни. — Может быть Чейни знает, куда нам идти.

Ястреб кивнул:

— Может быть. — Он присел на колени перед собакой второй раз. — Чейни, где Ягуар? Можешь найти его?

Чейни отвернулся и побежал. Ястреб и Медведь молча последовали за ним, двигаясь по пересеченной местности сквозь туман. Ястреб немного успокоился теперь, когда нашел Медведя, благоразумное начало его усилий, чтобы снова всех собрать вместе. Если повезет, Чейни приведет их к Ягуару и Каталии, а потом они в конечном итоге догонят Лайтнинг и остальных. Если ополчение действительно прекратило погоню, то они смогут добраться до лагеря с детьми и Хэлен Райс без дальнейших неприятностей.

Он ухмыльнулся своему оптимизму. Необоснованному, неоправданному и совершенно нереалистичному. Жизнь не так проста, как кажется.

Они долгое время шли — или ему показалось, что долго — прежде чем Медведь заговорил:

— Ты думаешь, что действительно можешь это сделать? — тихо произнес большой ребенок.

Ястребу не нужно было спрашивать, что он имел в виду. Он знал.

— А ты как считаешь? Думаешь, я смогу?

Медведь пожал плечами:

— Не знаю. Ты можешь делать много всего, причем никто не думал, что ты можешь такое. Думаю, ты, вероятно, можешь делать намного больше. Мы все так думаем. Но это? Я не знаю.

Ястреб кивнул. Довольно честно. Он вдруг почувствовал себя уставшим, как будто это долгое путешествие от стен компаунда Сэйфико до садов Короля Серебряной Реки, до берегов Колумбии и, наконец, до этого места, истощило его энергию. Он действительно не знал ответа на вопрос Медведя. Он не знал, сможет ли сделать это. Как он сможет? Он не знал, куда идти и как далеко было на самом деле убежище, обещанное стариком, то место, где всеобщее разрушение не коснется их. Интересно, а оно вообще существовало. Он ненавидел себя за такие мысли, но ничего не мог с этим поделать. Его удивляло, как может быть где–то безопасно в мире, который разваливается на глазах. Как кто–то сможет пережить такое?

Тем не менее, он понимал, что должен верить в то, что они смогут. Он должен верить, что его ребенок будет иметь шанс на жизнь и не закончит, как многие другие. Ребенок его и Тессы — он должен верить. Он также должен верить в Призраков. И в детей в лагере, ожидающих, когда он поведет их в безопасное место. И в остальных, кто присоединится к ним по пути. И может быть, в будущее мира тоже. Он должен верить.

Но это так трудно, когда для этого слишком мало причин.

— Когда я был моложе, — вдруг сказал Медведь, — и жил на ферме со своей семьей, никто не верил во многое. Вот в чем была проблема. Они верили лишь в то, что могли увидеть. Они верили в настоящее, но не в будущее. Они просто тянули свою жизнь, день за днем.

— Большинство так и делает, — сказал Ястреб.

— Не мы. Не Призраки. У нас есть что–то большее. У нас есть будущее, в которое мы верим. Именно это отличает нас. Мы не тянем время. Мы стремимся к чему–то. Даже если мы не можем это увидеть и не знаем точно, что это такое. Это не имеет значения. Твое видение кажется для меня реальным.

Он сделал паузу, опустив голову.

— Поэтому, наверное, я считаю, что ты можешь сделать это. — Ястреб посмотрел на него и он пожал плечами. — Ты не такой, как остальные из нас. Еще до того, как я узнал об этом странствующем морфе, я знал это. Именно поэтому мы следуем за тобой.

— Может быть, мое видение не исполнится, — произнес Ястреб.

Медведь покачал головой:

— Ты в это не веришь.

— Нет, не думаю, что верю. Я считаю его реальным. Я только хочу узнать о нем побольше.

— Может, ты знаешь все, что тебе нужно знать.

Ястреб улыбнулся. Какая вера.

— Наверное, так и есть, — согласился он.

В нескольких шагах впереди Чейни вдруг издал низкий рык и на его затылке густые волосы встали дыбом. Он остановился, замерев на месте. Ястреб тоже остановился, прислушиваясь. Он услышал, как Медведь снял предохранитель на Тайсон флэчетте.

Потом ничего. Он подождал немного. Чейни снова зарычал и пошел вперед. Ястреб и Медведь неохотно последовали за ним. Им не нравилось, что они могли так мало видеть. Им не нравилась идея столкнуться с опасностью, которую он не могли заранее оценить.

Но они ничего не могли с этим поделать; они должны были двигаться дальше и узнать, что их поджидало. Лучше им найти это, чем это найдет их.

Они шли молча, навострив глаза и уши к темноте и туману, выискивая какие–нибудь признаки того, что почуял Чейни. Появился большой пес, шедший опустив голову и раскачивая ее из стороны в сторону. Он перестал рычать, но Ястреб не был уверен, означало ли это, что опасность миновала или что Чейни просто скрывал свое присутствие.

Тишина нервировала, но он держал себя в руках и ждал.

Когда раздались вопли, вскоре после этого, они резко остановились. Чейни сновал туда–сюда, сузив глаза и оскалив зубы. Стоическое лицо Медведя стало бледным, а потом без всякого выражения. Ястреб слушал, как вопли возросли и опали, а потом исчезли. Он не был уверен, откуда они исходили. Он не мог сказать, кто их издавал.

Туман искажал и видение, и звук, и вообще дезориентировал. Ястреб пытался разобраться в том, что он слышал, и не мог.

45
{"b":"545055","o":1}