ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Медведь пробормотал свое согласие, а Речка добавила свое. Ягуар посмотрел на них по очереди, а потом пожал плечами.

— Ни кусочка кожи с моей младенческой задницы. Делайте, что хотите. — Он снова присел на колени рядом с Совой, изображая заинтересованность. — Дай–ка я еще раз взгляну на эту карту.

Логан немного подождал, затем сказал:

— И еще одно. Я хочу, чтобы с вами остался Кирисин. Я хочу, чтобы вы присматривали за ним точно так же, как и друг за другом.

Призраки ждали, на их лицах явно читался вопрос. До этого момента Кирисин оставался незамеченным, стоя в сторонке, пока остальные разговаривали. Теперь Логан протянул руку и подтолкнул его вперед.

— Это Кирисин. Он эльф.

— Да, ладно, — усмехнулся Ягуар, снова обратив свое внимание на карту. — А я дракон.

— Нет, посмотрите, — спокойно сказала Воробышек, устремив глаза на Кирисина. — Взгляните на его уши. Они заостренные.

— Как в рассказах Совы, — отозвался Медведь. — Заостренные.

— Возможно, он эльф, — с сомнением произнесла Речка.

Ягуар снова поднял глаза, приблизился к лицу Кирисина и замотал головой:

— Что с тобой, Речка? Нет никаких эльфов. Он это он — ребенок с острыми ушами. Это не его вина. Но он не эльф, так что вопрос закрыт. Черт возьми.

— Не спеши, — ответил Логан. — Кирисин на самом деле эльф, один из целого народа, которому предназначено присоединиться к нам. Вам нужно кое–что знать о нем, так что слушайте.

Терпеливо Логан рассказал про Кирисина, включая свое объяснение краткой истории эльфов. Что, собственно, было всем, что он мог дать, поскольку сам знал не так уж много. Анжела присоединилась к нему, добавив то, что узнала за время, проведенное в Цинтре и Арборлоне. Она настаивала, что все, рассказанное им Логаном, было правдой, что она видела это, что она тоже поначалу не верила. Призраки внимательно слушали, кроме Ягуара, который продолжал тыкать в карту, как будто у него были дела поважнее. Но Логан смог бы сказать, что он обратил внимание.

Когда объяснение закончилось, Призраки молча переглянулись.

— Эльфы не похожи на тех, что я представлял, — произнес Медведь.

— Да, они не сильно отличаются от нас, — добавила Воробышек. Она вышла вперед и протянула свою руку. — Я Воробышек, — сказала она Кирисину.

Остальные последовали ее примеру, один за другим, пока не остался только Ягуар. Парень посмотрел мрачно на Кирисина, потом на Логана.

— Нам и так хватает забот, чтобы не упустить Птицу—Человека. Теперь нам еще заботиться о Острых—Ушах. Насчет этого я не знаю.

— У меня нет времени убеждать тебя, Ягуар. Ты должен сам к этому прийти. Но Кирисин ничуть не менее важен для того, что с нами случится, чем Ястреб. Эта тварь, которая охотится на Ястреба, может также охотиться и на Кирисина. Поэтому, я прошу тебя позаботиться о нем. Сможешь ты это сделать?

Ягуар пожал плечами:

— Может быть. — Затем перехватил взгляд Совы. — Эй, конечно. Мы знаем, как заботиться друг о друге. Заботились же о Кэт, когда ты просил, так ведь?

— Просто и тут сделай то же самое, — Логан посмотрел на Кирисина. — Я собираюсь искать Праксию. Ты остаешься здесь. Познакомься с этими ребятами. Они хорошая группа.

— С нами он будет в порядке, — сразу сказала Сова, подкатывая к Кирисину.

Они уже втянулись в разговоры, окруженные другими Призраками, когда Логан отозвал Анжелу и Хэлен Райс.

* * *

Через тридцать минут Логан снова оказался внутри Вентры 5000 и ехал через мост на юг. С ним была Анжела, и хотя он подумал сказать ей, чтобы она осталась для защиты лагеря, но решил этого не делать. Она понимала последствия своего ухода с ним так же, как и он, поэтому если она попросилась пойти, значит это должно быть важным для нее.

Он подумал, что, вероятно, ее желание принять участие в поисках связано с теми же чувствами, которые он испытал не далее, как два дня назад — достигнув предела своей неспособности изменить события путем использования магии и ставя под сомнение свою эффективность как Рыцаря Слова. Лежать раненой и беспомощной в хижине Ларкина Куилла, пока Кирисин и его сестра возвращались одни к эльфам, а потом наблюдать, как Ларкин умирает прямо перед ней, вполне могло к этому привести. Наверное, как и ему самому, ей нужно вновь подтвердить свою ценность хотя бы немного до того, как они выступят. Поход с ним на поиски Путеводной звезды давал ей этот шанс.

Они какое–то время ехали без разговоров, медленно поднимаясь на пустынное плато, которое, как он считал, покинул навсегда. День перевалил за половину, воздух был туманным, влажным и горячим, а небо ярким от солнечного света. Вокруг них местность начала меняться. Леса и луга, сероватые и высохшие, с которых все начиналось, поредели и исчезли, уступая место кактусам и кустарникам, которые точечно заполняли акры песка на равнине, простирающейся до гор на пустом горизонте.

— Как давно ты этим занимаешься? — спросил он ее наконец, прерывая молчание.

— Около шести лет. А ты?

— Десять. Мне было восемнадцать, когда начал.

— Мне шестнадцать, — сказала она. — Я только что потеряла своего лучшего друга, моего наставника и защитника, когда я была маленькой девочкой.

— Я тоже потерял до того, как начал. Майкла. То же самое. Он спас меня во время рейда на компаунд, вырастил меня, и натренировал. Он был лидером группы налетчиков, которые нападали на вражеские лагеря на Среднем Западе. Хороший человек, как отец мне.

Они проехали еще немного. Логан рискнул быстро взглянуть на Анжелу Перес, обратив внимание на ее черты лица, темно–оливковую кожу, черные глаза и волосы. На самом деле, просто девушка. Он снова перевел взгляд на дорогу.

— Как ты думаешь, мы это все, что осталось? — просила она его.

Он кивнул, сразу поняв, о чем она спрашивала:

— Да, думаю, так и есть. Если и есть кто–нибудь еще, то я о них не слышал.

— Значит, так оно и есть, а? Эта… миграция, куда мы собираемся, вслед за Ястребом, туда, куда он нас заберет, это все, что осталось?

Он кивнул:

— Это все, что осталось.

— А что, если он ошибается, Логан? Ястреб, я имею в виду.

— Он не ошибается. Он именно то, что он говорит. Он странствующий морф, существо, созданное магией Слова и посланное спасти всех, кто остался. — Он посмотрел на нее. — Я верю в это.

Она некоторое время изучала его, потом кивнула:

— Ты не похож на того, кого можно заставить поверить в то, чего не было. Ты не кажешься человеком, которого можно легко обмануть.

— Может быть. Но в этом случае я был свидетелем того, что он может делать рукой. Он спас мне жизнь, когда я умирал, просто коснувшись меня. Призраки говорят, что он также спас их собаку. Таким же образом. Но спасение меня? Так что, после этого я должен верить.

— Да, наверное. Ты должен во что–то верить, не так ли? Во что–то еще, а не только в то, что у тебя перед глазами.

— Например, в эльфов?

Она улыбнулась, доброй улыбкой, теплой и наполненной весельем.

— Для меня это было трудно. Даже после того, как я нашли их город и предстала перед их Королем и Высшим Советом, я продолжала думать, Как это может быть? Нет таких существ, как эльфы. Но они были, вокруг меня. — Она взглянула на него. — Мы им не особо нравимся. Они считают нас ответственными за все произошедшие разрушения, а также что мы плохо заботились о земле.

Он кивнул, улыбаясь в ответ.

— Мы не можем ничего с этим поделать, так ведь? Во всяком случае, не сейчас. До тех пор, пока их снова не освободят. Тогда, наверное, мы сможем кое–чему научиться у них и в следующий раз сделать все гораздо лучше.

Ее улыбка поблекла, когда она снова вернулась к дороге:

— В следующий раз, — тихо повторила она. Потом покачала головой. — Я бы не позволили запереть меня вот так. И мне было бы плевать на все обстоятельства. Я этого не допустила бы. — Она вздохнула и посмотрела на него. — Ты видел, как это случилось, не так ли?

62
{"b":"545055","o":1}