ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А как насчет остальных Призраков? А твоя семья? Они захотят узнать, что с тобой случилось, ведь так?

Он покачал головой:

— Они умнее, чем выглядят. Они поймут.

— Поговорим об этом. — Она указала на Чейни, который сидел в нескольких ярдах, наблюдая за ними.

— Ну, он должен вернуться сам по себе. — Ягуар жестом махнул псу. — Иди домой, Чейни. Возвращайся к Птице—Человеку.

Чейни глядел на него и не двигался с места.

— Давай, убирайся отсюда! — закричал Ягуар.

Но большой пес просто сидел на месте. Ягуар подумал наброситься на него, попробовать напугать его, но решил, что этого делать не стоит.

— Забудь о нем, — сказал он, пожимая плечами. — Он вернется, когда будет готов.

Они снова тронулись в путь. Ягуар заставил себя не оглядываться, смотреть только вперед. Но потом заметил краем глаза, как улыбается Кэт.

— Что?

Она указала на Чейни, который шел сразу за ними.

— Полагаю, он еще не готов, — сказала она, выгибая одну бровь.

Ягуар кивнул и пожал плечами:

— Кого это волнует? Тупоголовый пес.

Вдали, далеко на горизонте на фоне неба вырастали зубчатые горные вершины.

Это было, по мнению Ягуара, новым обещанием в стране, которую вы никогда прежде не посещали. Там были нераскрытые тайны и неизученные чудеса.

Он с нетерпением желал заняться и теми, и другими.

ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

Недели Ястреб вел караван на восток от Колумбии, держась направления к горам.

Дети, их воспитатели и защитники, эльфы, Ящерицы, Пауки и другие плелись за ним в исходе, о котором годы спустя будут рассказывать потомки тех, кто пережил его. Сначала они пересекли равнины и немного холмистую местность, пораженную засухой и подверженную пылевым бурям, бесплодную и пустую от всего, кроме групп давно заброшенных фермерских построек, зачастую обрушившихся на землю; в свою очередь эта местность сменилась сосновыми лесами, состоявшими из мертвых или умирающих деревьев, однако некоторые из них до сих пор зеленели, питаясь водой и минеральными веществами, которые оказались не зараженными ядами, поразившими все остальное.

Наконец, они оказались перед потрепанным зеленым знаком, который объявлял, что они прибыли в город Спокан.

К этому времени они были в пути уже более двух недель, запасов пищи и воды почти не осталось, а силы были на исходе. Они следовали по шоссе, на которое вышли во второй день похода. Без машин для перевозки, двигаясь только пешком, бетонная лента казалась дорогой наименьшего сопротивления. Логан, Анжела и Хэлен Райс согласились, что следовать по шоссе является наилучшим выбором для их продвижения, да к тому же и самым безопасным. Также они надеялись, что в одном или другом из маленьких городков, которые обычно встречаются на обочинах главных магистралей, найдется необходимые им припасы. Однако к моменту их прибытия в Спокан ситуация оказалась отчаянной.

Вот тогда все и перевернулось.

Сначала Логан и группа других людей, ушедшие разведать индустриальный комплекс на окраине города, обнаружили склад, полный грузовиков и тракторов. Они все были предназначены для работы на фермах, но не для перевозки людей, однако, нельзя было сказать, что их невозможно было приспособить для нужд каравана. Их солнечные двигатели находились в рабочем состоянии и как только они оказались на солнечном свете, их батареи тут же начали заряжаться. Трактора будет медленными — не намного быстрее пешехода, как только прицепят к ним фургоны — но они позволят ехать большинству детей.

Чуть позже в этот же день, пробравшись вглубь зданий этого комплекса, они нашли несколько рабочих вездеходов. Эти вездеходы не были такими же, как Лайтнинг или Вентра; они не были вооружены, бронированы и не предназначались для применения их в сражениях. Тем не менее, они обеспечат караван быстрыми, подвижными машинами для разведки и добычи припасов. Пять вездеходов все еще работали.

На следующий день, когда караван проходил по шоссе через сам город, другая партия фуражиров нашла склад, заполненный бутилированной водой и сухими продуктами, которые все еще можно было употреблять в пищу. Хэлен отправила один из тракторов с фургоном к этому складу и его наполнили припасами. Им, наверное, еще предстояло пройти какое–то расстояние, но по крайней мере у них будет, что поесть и попить по пути.

Пока все это происходило, Ястреб оставался во главе каравана, понимая, что его задача состоит в движении к их месту назначения. Он до сих пор не знал, где оно находится или сколько им еще до него идти, но чувствовал растущее беспокойство у тех, кого он вел. Порой, также, он ощущал и враждебность. Но когда он рассказал об этом Логану, Рыцарь Слова сказал ему не обращать внимания. Те, кто пошли с ним, сделали это по своему желанию. Они так поступили с его молчаливого согласия. Если они не хотят идти с ним, то могут уйти в любое время. Ястреб воздержался от уточнения, что многие из них были детьми, у которых не было выбора, потому что, как он знал, Логан и их имел в виду.

Но оставалось его собственно беспокойство, и это беспокойство и даже враждебность были отражениями того, что он чувствовал по отношению к себе.

Спокан показался практически безлюдным, это было странным, учитывая как обстояли дела в большинстве городов, которые служили прибежищем всякого рода беженцам. Но никто не появился, чтобы бросить им вызов, замечались лишь редкие взгляды и неприметные движения в темноте зданий, мимо которых они проходили.

Ястреб попросил Логана и Анжелу присмотреть за теми, кто мог захотеть к ним присоединиться, но таких не оказалось. Возможно, их испугали размеры каравана, или они просто не захотели идти. В любом случае, жители этого городка, люди или кто–то еще, остались в тени.

В какой–то момент Ястреб увидел знак на обочине шоссе, гласивший ЧЕЙНИ. Он был так удивлен, что остановился, чтобы разглядеть его, и шедшая рядом с ним Свечка тоже остановилась.

После того, как они снова пошли, она сказала:

— Думаешь, они когда–нибудь вернутся?

Он положил руку на ее голову и погладил ее волосы:

— Я не знаю, Свечка.

Но он знал, хотя и не признался в этом. Он узнал от взгляда глаз Ягуара, когда они прощались. Он понял, когда посылал с ним Чейни, защитника для этого парня и Кэт, как только он ее найдет. Никто из них не вернется обратно.

Сейчас это было на уровне инстинктов. Это было частью его преображения после того, как он покинул сады Короля Серебряной Реки. Он знал много того, чего не должен был знать, знал с возрастающей регулярностью и непоколебимой уверенностью. Все больше и больше он чувствовал истины, которые были скрыты от остальных. Он верил, что без этого чувства он бы давным давно споткнулся. Без этого мистического заверения, которое говорило ему, как все происходит, он бы уже отчаялся.

Поэтому он знал, что Ягуар найдет Кэт и останется с ней, а Чейни останется с ними, чтобы присматривать за обоими. Их жизни отправят их в другом направлении от остальных Призраков, и семья, соответственно, сократится.

Время от времени ему хотелось, чтобы Чейни оставался с ним подольше. Тяжело идти без этого большого пса.

Но какой смысл удерживать что–то, что вам уже не нужно?

* * *

Караван шел на восток еще три недели, скорость его замедлялась все больше из–за изменений ландшафта. Равнины уступили место крутым холмам, которые были каменистыми и покрыты лесами, а потом те сменились на мили предгорий, ведущих к горам, куда они направлялись. Ястреб начал ощущать перспективу их пункта назначения, и наконец почувствовал себя достаточно комфортно, чтобы рассказать Сове и Тессе, и больше никому, что он верит, что они уже близко к тому месту, куда должны прийти.

Они прошли через Спокан, не найдя никого, кто бы захотел присоединиться к их паломничеству, но все изменилось, когда они приблизились к горам. Из пустынных мест приходили другие семьи, кто–то с остатками своего скота, кто–то с домашними животными. В каждой была горстка уцелевших, но их оказалось достаточно, чтобы стало ощущаться, как складывается полноценная община. Они смогут начать все заново, куда бы они ни пришли, хоть и несли с собой следы старого мира, но все равно чувствовалось, что все получится.

93
{"b":"545055","o":1}