ЛитМир - Электронная Библиотека

Я подняла на него глаза, рассматривая лицо. Захотелось погладить рано появившиеся морщины между бровей. Он постоянно хмурится, когда думает, что его никто не видит. Я это заметила еще тогда в переговорной. Отец всегда учил смотреть на лица разумных существ, объясняя, что по ним можно многое подметить. У Астархая тяжелая жизнь. Он темный, ему нужно держать власть и имидж. Хотя может я сужу неправильно, ведь они кардинально отличаются от нас.

Мне дико захотелось его поцеловать. Все-таки каким бы злым он не был, я сейчас сижу на его коленях, а не на улице получаю наказание при всех. Да, он эгоистичный, самовлюбленный и очень опасный, но все же Ильир и Лои ушли домой, хотя темные могли их вместе со мной заточить в один из подвалов. Поэтому я приблизилась к нему ближе и коснулась его губ своими. Астархай аккуратно снимал с меня халат, поглаживая пальцами особо приглянувшиеся места. Я провела языком по его губе, словно пробуя на вкус. Мне нравится. Все-таки я, как оборотень, воспринимаю все это иначе, чем остальные расы. Запах, вкус, прикосновения, для нас все это очень важно.

Мы целовались, обнимая друг друга. Он прижимал меня к себе ближе, а я гладила его спину, вспомнив, что волосы трогать нельзя. Черные длинные идеальные волосы были заплетены в обычный колосок, косу которого я старалась не задевать.

Широкие плечи были напряжены, так что я решила сделать легкий массаж. Сначала это явно напрягло темного, но потом он начал расслабляться под моими руками. Какой же он большой. Наверное, даже такой же как мой отец.

— Почему твои волосы заплетены в «каплю росы»? — спросил меня вдруг темный, отстраняясь.

— Какую каплю? — не поняла я.

— Ты сама не знаешь, что тебе заплели? — хмыкнул он.

— Нет… Я доверяю Лои, — удивилась я.

Мужчина как-то странно усмехнулся, доставая заколки. Он рассматривал их так внимательно, будто они ему все судьбы мира рассказывали. Потом дернул одну единственную шпильку и все прическа разом расплелась. Мои волосы легли на плечи, спадая мягкими волнами. Вообще-то они у меня прямые, но после стольких завитушек и косичек, остались волнистыми, держа форму.

— Забавно. Она знала, что ты попадешь опять сюда? — спросил он у меня.

— Э-э-э… Нет.

— Ты ее явно недооцениваешь. Подобную прическу, хотя название и похоже на эльфийское, делают женщины темных. Странно одно то, что она вообще знает ее плетение, — сказал темный, наблюдая за тем, как я расстегиваю его штаны. Сама не знаю, что на меня нашло!

— Допустим, ты прав, — сказала я, справившись с застежками и запуская руку внутрь, — тогда что она значит?

Глаза Астархая горели явно не жаждой ответить на вопрос, но он скрипнул зубами, сдерживаясь, и нехотя сказал:

— Что-то в стиле «я не замужем, но хочу, чтобы вы это исправили», — хрипло произнес он.

Я даже от шока рукой дернула слишком сильно, вызвав шипение мужчины. Быстренько забрав свои же шаловливые пальчики, я уставилась на мужчину.

— То есть я сейчас этой прической просила тебя сделать мне предложение? — мрачно уточнила я.

— Именно, — недовольно сказал он, возвращая мою руку назад и подаваясь бедрами к ней.

— Просто отлично, — с сарказмом ответила я.

В отличие от меня, недовольной от собственного невольного заявления, Астархай пожирал меня глазами. Я умело двигала рукой, возбуждая его еще больше. Странно, что он вообще мне все это не запретил.

Не смотря на ситуацию, я думала только об одном. Надеюсь, что Лои не в курсе значения этой прически, иначе нас ждет очень серьезный разговор, после которого ее возможно придется нести к целителю.

Во-первых. Если она заплела это для Ильира, то мне такого не надо. Может он из-за этого еще больше и выбесился, ведь обычно брак это потеря члена команды, а правильный состав вообще тяжело собрать. Нам до Золотой Десятки еще далеко, учитывая что нас только семеро. Если отдадут темного, то будет восемь. Конечно, поженись мы с ним, остались бы в команде, но это бы раскололо нас состав на мы и остальные.

Во-вторых. Если она знала, что мы выбесимся, натворим дел и окажемся в такой ситуации, что темный заберет меня обратно, то это еще хуже. Это что еще за заявления Астархаю? Вот же он посмеялся про себя, наверное, когда увидел это на моей голове еще и в такой момент.

Я скрипнула зубами, но от тяжелых мыслей меня отвлек поцелуй мужчины. Он увлек меня с собой на кровать и подмял под себя, жадно целуя губы. Его руки нагло блуждали по телу, когда он вдруг отстранился и встал перед кроватью. Темный медленно дорастегивал штаны, рассматривая лежащую на черных простынях меня. Я даже застеснялась и только хотела прикрыться одеялом, как услышала твердое «нельзя».

Избавившись от штанов, он вернулся ко мне, нависая сверху. Иногда у меня темные ассоциируются с чем-то потусторонним, ведь у них в глазах именно непонятная тьма. Вот и сейчас эта тьма жадно разглядывала мое лицо. Чего это он? Я далеко не красотка, как та же самая эльфийка. С чего тогда такое выражение?

Я сама притянула его к себе, целуя. Обещала ночь, будет ночь. Я прижималась к нему и нагло обнимала ногами и руками, не особо заботясь о том, что нужно бы постесняться. Кому нужно? Ему — нет. Мне? Мне тоже нет.

Может он был прав? Он просто купил меня? Тогда я ничем не отличаюсь от тех, кто стелет себе дорожку через постель. А это расходится с тем, что я для себя хотела. Нужно бы как-нибудь сесть и как следует пересмотреть все свои приоритеты и поведение.

«Их можно приручить методом кнута и пряника. Кнут ты уже получила, а сейчас следует пряник». Всплыли в голове слова темного. Я же не животное, чтобы дрессировке поддаваться. Неужели он думает, что я после подобных скачков буду к нему сама возвращаться? Это глупости.

Спустя некоторое время я лежала на его плече и размышляла об этом новом задании. Если я буду носителем артефакта, и он сказал, что его нельзя заменить, то получается я должна остаться живой любой ценой? Вот это подстраховка… Да и не нравится мне это все. Слишком сложно. Не понимаю, почему он запросил именно нашу группу, когда лучше брать кого поопытней.

Астархай медленно перебирал пряди моих волос, накрыв нас обоих одеялом. Я прижималась ближе, как и всегда чувствуя недостаток тепла. Всегда мне холодно. Подстава какая-то.

Мужчина был со мной в этот раз очень нежен, что меня крайне удивило. Я его так довела, а он сдержался. Я ведь знаю, что у них насилие что-то вроде наказания, однако, меня это обошло стороной. Ну если не считать сцену в ванной комнате.

— Я могу кое-что попросить? — тихо спросила я.

— Проси, — спокойно сказал темный, не прекращая гладить меня по голове.

— Ты покажешь мне подробней планы гробницы Мендорра? — спросила я, приподнимаясь.

— Покажу, — согласился мужчина и повернулся ко мне, прижимая ближе.

Так мы и лежали, думая каждый о своем. Позже он еще раз подло меня соблазнил, а потом заставил подняться с кровати и пересесть на пол, где подробно рассказывал про каждый этаж то, что знал сам. Нам это очень поможет. Меня заставляли повторять все по столько раз, что я даже огрызаться начала, пока не получила строгое «Кейра!» Наставник из него хороший. Только вот манера объяснять мне чью-то напоминает. Мысль так и крутится рядом, а поймать не могу.

Время быстро приближалось к рассвету, а мы так и не спали. Про склянку с жидкостью от Лои я благополучно забыла. Решив, что спать мы вроде как уже не будем, я убрала ее в одежду, которую мне выдал темный. В этот раз он меня порадовал. Это было не пошлое бельишко с разными… отделениями для удобства мужчин, а вполне себе нормальный тренировочный костюм. Он мне даже понравился, я такой ткани еще не видела.

Оставив меня переодеваться, Астархай куда-то вышел. Когда я застегнула безрукавку с кучей отделений, в комнату ввалились служанки. Они быстро убрали все со стола и накрыли по-новой. Время завтрака, видимо. Той самой эльфийки с ними не было, как бы я не старалась ее высмотреть.

— Ой, извините, — окликнула я одну из женщин.

18
{"b":"545062","o":1}