ЛитМир - Электронная Библиотека

Когда я вернулась в спальню, Астархая еще не было (или уже не будет). Лишь охранники недовольно посмотрели на меня, но ничего не сказали. Я быстро переоделась и легла в кровать, притягивая к себе освещающий пульсар. Почитаю-ка я книгу. Все равно пока спать не хочется. Выспалась уже. Да и на рассвете придется топать в комнату к темному, благо путь туда мне объяснили раз двадцать.

Через некоторое время, когда я уже успела прочесть несколько глав традиций и законов, дверь осторожно отворилась. Я ожидала увидеть Астархая, но запах цветов явно ему не принадлежал. Лои прошла ко мне и легла рядом, накрываясь одеялом.

— Что читаешь? — спросила она, заглядывая в книгу. — Господи, что это за язык вообще?

— Традиции и законы темных, — улыбнулась я. — В смысле? Общий, конечно!

— Дорогая, здесь написано не на общем, — удивленно сказала мне эльфийка.

Я посмотрела на нее не менее удивленно. Как не на общем? Я опять посмотрела в книгу. Зрение на момент скакнуло на нижней уровень, после чего вернулось обратно. Боги… Да это же язык темных! Но как? Как я могу его понимать? Неужели это… одна из способностей? Но… Как-то это не тянет на нее. Хотя учитывая то, что Ди говорил, это вполне мог передать мне Астархай. Как раньше не поняла, что это не всеобщий? Сначала я видела его… А сейчас четкие символы языка темных. Символы, которые я откуда-то знаю. Я закрыла книгу и мило улыбнулась подруге. Учитывая то, что она у меня под подозрением, лучше не рассказывать о том, что я получила после ночи с темным.

— Это язык оборотней, — поспешно попыталась исправить ситуацию я.

Лои явно мне не поверила, но ничего не сказала, задумчиво рассматривая зеленую обложку книги. Она далеко не дура, уж я-то знаю. Спросить ее сейчас про все? Или лучше позже?

— Я не просто так пришла, — вдруг сказала девушка.

— Я вся внимание.

На рассвете я стояла в комнате Хшеррая, глядя на братьев. Обычно я отличала близнецов по запаху, но у них даже он был одинаковый. Если бы не нить связи раба и хозяина, то я вообще бы не смогла их различить. Вот это да… Настолько одинаковые, что у меня даже челюсть все время стремилась грохнуться вниз, выражая свое крайнее удивление.

— Доброе утро, шайхэ, — одновременно сказали братья и поклонились.

— И вам привет, — сказала я, чувствуя себя так, будто все это чья-то шутка.

Ко мне подошел Диэррай и взял мою руку, после чего наклонился к ней и поцеловал запястье. Было немного щекотно, но приятно. Прикосновение теплых мужских губ к руке в подобном жесте редко оставляет девушку равнодушной. Мне сразу вспомнился бал во дворце Миэра. Он тогда сделал точно также, прежде чем отдать меня Кирстану для следующего танца. В ту ночь было совершено покушение на всю правящую семью. Слава Богам, никто не пострадал.

Эх. Как же хочется на бал. А лучше на бал-маскарад, где все прячут свое лицо. Когда-то один из королей предложил использовать магию, которая не только не позволяла увидеть лицо, но и прочесть ауру. По мне так лучше. Зачем узнавать друг друга, когда весь смысл именно в сокрытии личности? Теперь во всех дворцах и замках во время маскарада даже короля невозможно узнать.

— Я рад встретить шайхэ моего брата, — улыбнулся мне Диэррай.

— Я думала, вы будете относиться ко мне крайне недружелюбно, — честно сказала я, усаживаясь в кресло, к которому меня услужливо подвел под ручку копия моего раба.

— Что вы. Я несколько иначе отношусь к этой ситуации. Во благо шайхарри сам готов не только стать чьим-то рабом, но и отдать жизнь, — сказал мужчина, пододвигая ко мне небольшой столик с едой. А вот и завтрак.

Я боялась, что темные не захотят со мной есть, но они спокойно поставили к столику стулья и сели, пододвигая к себе откуда-то взявшиеся дополнительные тарелки. Я даже не успела проследить возникновение магии. Поразительно.

— Шайхэ, — обратился ко мне Шерр, накладывая себе в тарелку кусок вишневого пирога. Не люблю фруктовые пироги, — нам нужно подделать связь раба и хозяина.

Ой. Об этом я вообще забыла. А ведь точно. Любой, даже самый слабый маг видит красную нить рабства. Только вот с иллюзией тоже надо быть осторожней, ведь Тхааши сразу заметит подделку. Я вообще удивляюсь, как он так все подмечает. Один раз мы даже соревнования устроили. Попросили одного знакомого спеца понаделать иллюзий меча рядом с самим мечом. Для каждого местоположение настоящего меча менялось. В итоге, почти все провалились сразу же. Только у Главного и Миэра осталось три меча до проигрыша, а вот Тхааши… Каждый из нас ходил по двадцать раз-туда сюда и еле-еле догадывался. Но дроу… Он просто сразу показал на настоящий меч. Сразу! После чего спокойно развеял остальные иллюзии. Спец ему даже предложил пойти к нему в напарники, но он отказался.

— Есть небольшая проблема, — сказала я, дожевывая пирожок с вареньем. — Тхааши мастер. Он еще ни разу не попадался на иллюзию.

Братья переглянулись, синхронно пожали плечами и продолжили есть. Со стороны иногда казалось, будто они ведут мысленный диалог друг с другом. Учитывая специализацию Диэррая, это вполне возможно. Жаль я в телепатии ноль.

— Тогда используем крайний вариант, — сказал Диэр, после чего как-то странно ухмыльнулся. — Но для этого заключим контракт.

— Какой вариант? Какой контракт? — не поняла я.

— Я стану твоим рабом. А контракт на то, что ты отпустишь меня как только Хшеррай усыпит их и начнется моя часть работы, — спокойно сказал он.

Я неэстетично открыла рот. Бесстрашный какой. Когда он станет рабом, я вообще могу просто забыть про контракт. На самом деле я делать так не буду, но другой бы на моем месте наверняка бы именно так бы и сделал.

— С чего ты решил, что я выполню контракт? Я-то выполню, но просто не понимаю, с чего такое доверие? — спросила я, притягивая к себе остывший чай. Не люблю горячий.

— С того, что заключим его по нашим традициям. Нарушить его нельзя, — пожал плечами мужчина.

— Нельзя? — переспросила я.

— Да, — Диэррай налил себе и брату вина. — Захочешь или нет, но связь сама распадется. Ты не архайнэ, так что магия контракта будет сильнее.

Раньше я бы не поняла, но сейчас точно знала, что архайнэ — это равная. Так называли женщин, которых темные мужчины считали равными. Женщины воины или маги. Чтобы таковой стать нужно пройти испытание, которое проходят сами темные. Обычно туда допускаются только мужчины, но если кто-то из элиты замолвит словечко за женщину или она сама как-то проберется, то можно попробовать стать архайнэ. Или умереть. Жестокий у них мирок…

— Хорошо, я согласна, — кивнула я.

Идея на самом деле была просто отличная. Никто нас не поймает, потому что он на самом деле будет моим рабом. Да и у него будет гарантия того, что потом он будет свободен.

После завтрака мне долго объясняли как будет проходить заключение контракта. Оказалось, что это довольно сложный обряд, который будет вести Хшеррай. При этом мы будем сидеть с Диэрраем на полу на коленях лицом друг к другу к завязанными специальной лентой глазами и связанными продолжением этой ленты вместе руками. Его ладонь, моя ладонь, его ладонь, моя ладонь. Так магия более плотно переплетается и не оставляет внешних следов. Не будет никаких следов на ауре. Удивительно!

Самой сложной частью будет являться именно устная часть. Говорить можно исключительно на темном, а у меня, оказывается, жуткий акцент. Диэр сказал, что он очень милый, но Шерр присек все сразу — нужно выговаривать все четко. В итоге двое темных издевались надо мной как хотели. Самое обидное, что я сама слышала этот акцент. Теперь, благодаря Астархаю, язык темных воспринимался, как родной, но… я просто не могла повторить эти шипящие звуки. Сидела, как ребенок, который учится выговаривать «р» и что-то пыталась прошипеть.

— Это бесполезно, — вздохнул Диэр, поворачиваясь к брату. — Давай сам все скажешь, а?

— Ты знаешь, насколько сильная магическая подпитка обряда идет, но все равно хочешь, чтобы я один все это провернул? — с сарказмом спросил мой раб.

27
{"b":"545062","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Боги Лавкрафта
Девочки с острыми шипами
Атлант расправил плечи
Табель первокурсницы
Звёздный камень
Собор Парижской Богоматери. Париж (сборник)
Черти лысые
Конец конца Земли
Вот это сноб!