ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ты ничего не хочешь мне рассказать? — холодно спросил ее темный.

Эная дернулась. Его тон больно хлестнул, заставляя девушку медленно и глубоко вдыхать и выдыхать, чтобы сдержать свои эмоции. Физическая боль это ничто, когда так сильно болит душа.

— Нет, — тихо сказала она.

Ниэрхая рассматривал ее глаза. Если его были покрыты тьмой, то ее отображали одновременно и мать, и отца. Один серый, а другой голубой. Это было очень красиво. Темному нравилось рассматривать разноцветные глаза, хотя многие считали это уродством.

— Я еще не читал отчет, — сказал мужчина, отодвигая от себя папку с делом.

— Почему? — спросила Эная, касаясь своих спутанных волос.

— Хочу услышать все от тебя, — пожал он плечами.

Девушка пыталась пальцами хоть как-то расчесать когда-то роскошные волосы. Они слиплись так сильно, что ее попытки не возымели успеха.

— Я не хочу ничего говорить по этому поводу, — поджала губы девушка. — И как бы не надеялись твои слуги, что я сама себя утоплю из-за всего этого, я этого не сделаю.

— О чем ты? — нахмурился шайхарри, но ответа не услышал.

Эная повернула руки ладонями вверх. Воздух в ту же секунду сгустился, образовалась одна капля, вторая, затем над ее руками стал медленно крутиться водяной шар. Раньше он не понимал, как элементали колдуют. Девушка объясняла ему, что в воздухе есть вода, она просто управляет ей, сгущает, расширяет. Все просто, но ни одному магу не доступно. Девушка опрокинула шар на себя. Грязные полоски потекли вниз, стремясь попасть на пол.

— Прости, мне очень жарко, поэтому я иногда так делаю, — объяснила Эная свои действия.

— Меня это не волнует, — резко сказал мужчина. — Я пришел сюда не проведать тебя, а провести допрос.

— Тогда начнем? — слабо улыбнулась она, из-за чего у Ниэрхая создалось ощущения, что пленник здесь он.

Темный все же взял папку и быстро пробежался глазами по последней странице, где кратко была указана вся нужная информация. Мужчина прищурился. Тьма вновь стала кружиться вокруг него, словно не в силах оставаться спокойной. В отличии от нее, внешне мужчина казался абсолютно безразличным.

— Подтверждаете ли вы, что являетесь шпионкой шайхарри Циехая? — спросил он у девушки холодно.

— Да, — сказала она, не собираясь лгать.

Ниэрхай не знал, что лучше, если она скажет правду, и он наконец-то очнется, или, если она солжет, что позволит ему притвориться дураком и поверить ей. Но та легкость, с которой она согласилась, разозлила его.

— Вы добивались высокого положения при дворе с приказа Циехая? — спросил мужчина, глядя только в бумаги. Только бы не видеть ее лица.

— Да, — ответила пленница.

— Вы стали любовницей шайхарри по приказу Циехая? — продолжил спрашивать он.

— Нет, — ответила она. — Я полюбила его.

Темный засмеялся. Неужели она думает это поможет? Это звучит просто смешно. Полюбила? Из любви сливала всю информацию сопернику? Или это какой-то новый вид любви, о котором он еще не слышал?

— Вы понимаете, что если не будете отвечать правду, то вас отправят на нижний уровень муравейника? — поднял на нее глаза Ниэрхай.

— Я не лгу, — вздернула подбородок девушка. — Но я ничего не могу рассказать. Можешь делать со мной все, что хочешь, кроме признания вины, ты ничего не получишь.

Темный в мгновение оказался рядом с девушкой. Она не сдержала испуга, дергаясь назад. Его лицо было в паре сантиметров от нее, но не было в нем ничего хорошего.

— Тогда придется мне кое-что дать тебе понять, — прорычал он.

Ниэрхай схватил девушку за волосы и стащил вниз. Она поморщилась от боли, но ничего не сказала. Эная продолжала мысленно молиться своей богине. Она не просила помощи, а просила прощения. Все это девушка заслужила. Предала своего спасителя, попавшись, предала своего любимого, оставшись шпионкой, предала даже саму себя.

Темный ударом ноги открыл дверь, чуть не пришибив своего советника. Последний ошарашенно оглядел своего шайхарри. Этого он, как-то, не просчитал. Слишком уж темперамент его шефа непредсказуемый. Он проводил взглядом тащившего за волосы не проронившую ни слова девушку темного и пришел в себя только тогда, когда перед его глазами пару раз щелкнул пальцами охранник.

Ниэрхай же тащил свою бывшую любовницу, не особо заботясь о том, что ей очень больно. Эная хорошо знала замок, поэтому сразу поняла, куда ее таким образом… ведут.

На одну из смотровых площадок они добрались спустя минут десять. Темный швырнул девушку на высаженную здесь траву и отряхнул руки. Часть волос все-таки осталась на пальцах, поэтому он поспешил избавиться от них. Эная схватилась за голову, массируя ее. Больно как… Вот это она его разозлила. Хотя сама виновата… Равную женщину можно и наказывать как мужчину, так что жаловаться не на что.

— Мне говорили, что элементали ветра могут летать, используя для этого возможность управлять воздухом, — начал Ниэрхай, подходя к краю. Он знал, что девушка никуда не побежит. — И теперь пора это проверить. Или ты умрешь, что вполне меня устроит в нынешней ситуации, или попытаешься сбежать, что меня тоже устроит, так как я преклоняюсь перед твоим даром. Ты явно шпионка высшего класса. Так обработать свой объект… Пробудить в нем настоящие чувства многого стоит.

— Я не… — начала было Эная.

— Замолчи, — резко оборвал девушку темный.

Он подошел к ней и поднял за локоть. Перекинуть ее через невысокие перила было не сложно. Он не стал смотреть, чем закончится ее полет. Темный просто сел на траву и запечатал все пространство, не позволяя никому сюда войти. Да он шайхарри, но он мужчина. И он любил эту девушку. Искренне любил. А теперь в его голове звучал лишь ее дикий крик и слова советника «это Эная, шайхарри».

В отличие от своего шайхарри советник был доволен. Теперь ничто не будет отвлекать Ниэрхая от цели. Теперь-то ему нечего терять.

Карета подъезжала к огромному замку из белого камня. До заката оставалось около получаса и башни уже были окрашены в розовый цвет. На площади перед главным входом, толпилось много гостей. Стояли многочисленные угощения, играл оркестр и развлекали аристократов шуты. Судя по дорогим одеждам, можно было уверенно сказать, что на приеме собрались сливки общества, хотя, многие из них же говорили про такие мероприятия «сборище хищников». Около высоких резных ворот стоял дворецкий, ожидающий последнего гостя. Шайри сказал встретить его как подобает, так что мужчина склонился в поклоне еще при подъезде кареты.

Гости располагались достаточно далеко от входа, так что не видели прибытия высокопоставленной особы. Карета остановилась, извозчик быстро спрыгнул на землю и открыл дверь. Как бы не хотелось дворецкому посмотреть на новое лицо, он все же выдержал паузу и поднялся только тогда, когда увидел рядом с собой высокие зеленые сапоги.

— Добро пожаловать в замок шайхарри Моррихая, — сказал мужчина и выпрямился.

Напротив него стоял, ухмыляясь, светлый эльф. Разглядеть ничего кроме красных волос дворецкий не успел, ему не подобает в упор смотреть на господ. Но одно только ощущение опасности, исходившее от почетного гостя, заставило обычного человека почувствовать страх.

В замке Моррихая вообще было много людей. На все темные земли этот претендент на престол был известен своим хобби. Шайхарри любил собирать рабов. Тот же самый дворецкий, который сейчас стоял в ожидании приказа, тоже обладал той самой красной нитью рабства.

Светлый эльф повернулся назад и подал руку девушке, которую сначала дворецкий не заметил. Да и про нее шайри ничего не говорил. Не было сомнений, что по сравнению с этой юной леди все остальные красавицы на этом празднике явно проигрывают. Чего стоила только одна обаятельная улыбка, заставляющая остальных глупо улыбаться в ответ. В этот раз отец разрешил распустить длинные красные волосы, свободно спадающие по плечам. Эльфийкам запрещено даже родственникам показываться с незаплетенными волосами, но сейчас, почему-то, ее отец сделал исключение.

46
{"b":"545062","o":1}