ЛитМир - Электронная Библиотека

— Кто ты? — спросила я, не сводя глаз с существа.

Смех прекратился. Ребенок медленно повернулся, глядя на меня пустыми глазницами. Страх перешел в ужас. Эта тварь ничего не говорила, у нее не было даже глаз, но я сразу поняла — она собирается меня убить. Только представьте себе маленького ребенка, которые собирается через мгновение лишить вас жизни…

«Выпусти ее», — прозвучал в голове голос артефакта.

Кого?! Ты о чем вообще?! Меня сейчас будут убивать! Почему-то стало дико жарко. Спину пекло так, что я даже сделала шаг вперед, оказываясь всего в двух метрах от смертельно опасного существа. Ненавижу, когда нужно убивать какую-нибудь тварь в теле ребенка!

«Тьму. Выпусти тьму», — опять сказали мне.

Да какую тьму?! О чем ты вообще говоришь? Это типо исповедоваться перед смертью что ли? Мама, папа, братик, простите, что плохо вела себя в детстве?! Нет, спасибо. Мне еще рано умирать. Я еще Диррая не прибила за умалчивание ценной информации! И с Астархаем не разобралась!

Ребенок резко кинулся на меня, оскалив острые зубы. Мне уже было плевать, что там скажет магия гробницы, я тоже действовала на сверхскорости. Я не знаю, что это за тварь, но мои клинки сталкивались с маленькими ручонками совсем не так, как я ожидала… Ни царапинки!

«Быстрее же! Выпускай!» — закричали в моей голове.

Да не понимаю я!

Маленькое существо, которое было минимум в два раза меньше меня, легко отправило меня в полет через стол в стену. Я так сильно приложилась затылком, что даже в глазах потемнело.

Обычно в такие моменты, когда ты почти проиграл, испытываешь грусть и усталость. По крайней мере, у меня так было. Тебе грустно от того, что ты не успел сделать все, что хотел, а устал ты от того, что хочется побыстрее уже покончить со всем. Но сейчас я почувствовала дикую злость. Браслет, подаренный Астархаем, стал нещадно жечь мою руку. Я вскинула ее вперед, не задумываясь над тем, что делаю, и выкинула энергию, отданную мне Хшерраем, в тварь.

Я не знаю, что произошло. Правда не понимаю. С моей руки сорвался черный сгусток… Это была тьма. Та самая тьма, которая плещется в темных. Оскалившаяся в радостном предвкушении тварь успела сделать только шаг назад, прежде чем в нее попала эта непонятная сфера. Ребенок упал. Просто упал без движений. А я… Я подумала, что слишком сильно приложилась. Иначе почему мне кажется, что дверь плавится? Не к добру все это… Ой не к…

Боги, почему мне так плохо? Голова раскалывается, ощущение, будто ведьмы там такой шабаш устроили, что на утро навряд ли кто-то что-то вспомнит. Я тихо застонала, притягивая руки к голове.

— Не мешай, положи на место, — раздался рядом мужской голос.

Я послушно уложила руки рядом с боками, пытаясь расслабиться и отвлечься от боли. Воспоминания медленно возвращались в мою голову. Гробница. Крик. Плач. Ребенок. Пустые глазницы. Удар. Тьма. Что же это такое из моей руки вырвалось? Не помню, чтобы энергия могла так преобразовываться… Даже нитей не было.

— Потерпи немного, я скоро закончу, — сказали мне.

Моего лба коснулись холодные пальцы. Я выдохнула. Так хоть и чуть-чуть, но полегче. Что ж это творится-то такое? Судя по голосу, я сейчас сплю, и меня лечит Диррай. Зачем ему это вообще надо? Чего возится?

— Полежи спокойно, когда боль утихнет, можешь открыть глаза, — сказал Ди.

Я хмыкнула. Утихнет она как же. Регенерация-то не работает… Ну разок было с царапинами, так это все мой раб. А чем же мне может помочь последний император в моем сне? Хотя тогда, после первого раза с Астархаем, он еще как мне помог.

Боль медленно начала отступать. Приложилась я, видимо, не хило. И как такое маленькое существо могло с такой силой меня в стену кинуть? Я же не обычный человек, меня надо достаточно сильно ударить, чтобы было настолько больно.

Когда от боли осталось только тянущее ощущение где-то в затылке, я медленно открыла глаза. Мы были в той же комнате, в которой я и вырубилась, только сейчас она была светлой и чистой. Белые стены, белый пол и черный огромный стол, на котором я и лежу.

— Хватит вертеться, — хмыкнул темный (или кто он теперь), стоя рядом со столом и глядя на меня. — Спасибо хоть бы сказала.

— Спасибо, — искренне поблагодарила я. — Думала помру от боли. Или, что еще хуже, с ума сойду.

— Еще бы. Тебе голову разбили. Ты все там кровью залила, — спокойно сказал он.

Я резко завела руку назад, щупая свой затылок. Ни крови, ни раны я не нашла. Либо во сне этого нет, либо меня вылечили. Только кто? Диррай? Хшеррай? Эйган?

— Тебе повезло, что Астархай открыл тебе доступ к нашей магии, иначе бы ты эту тварь не убила, — сказал Диррай, помогая мне спуститься на пол.

Дикая слабость чуть не заставила меня позорно свалиться под ноги темному (потом разберусь, кто он на самом деле), но он вовремя подхватил меня за талию. В глазах потемнело, голова закружилась, а к горлу подкатила тошнота. Зря я встала…

— Сейчас пройдет, — обрадовал меня мужчина.

— Что ты там говорил про Астархая? — спросила я.

Диррай продолжал придерживать меня за талию, выводя из комнаты. Мы прошли еще несколько дверей и зашли в просторную комнату отдыха, где меня аккуратно усадили на диван. Сам же мужчина сел на кресло напротив, пододвигая ко мне стоящий на столе стакан с чем-то непонятным.

— Это что? — подозрительно оглядела я жидкость красного цвета. — Я же не вампир.

— А это и не кровь, — улыбнулся Диррай. — Пей. Это поможет.

Я подумала о том, что если бы мне хотели причинить вред, то идеальным был момент, когда я была в состоянии только стонать от боли, так что спокойно взяла и выпила содержимое залпом. Жидкость оказалась теплой и горькой на вкус, но после этого я почувствовала разливающееся тепло по всему телу, и силы начали возвращаться.

— Так что там с Астархаем? — напомнила я.

Думаю сейчас важнее выяснить все, что меня интересует на счет гробницы, а потом уже и разбор полетов устраивать. Тем более как я буду его убивать в таком состоянии? Да мне даже совесть не позволит это сделать. Если она у меня есть, конечно.

— Это еще одна переданная способность, — начал объяснять мне Диррай. — Ты же знаешь, что есть темная магия, а есть магия темных или магия тьмы. Ты ведь понимаешь разницу?

Я кивнула. Конечно, я знала. Темной магией называли запрещенную магию, которую часто использовали проклятые или темные маги, а магией темных или магией тьмы называли магию, которую использовали темные. В отличие от первой, которая была доступна всем, второй могли пользоваться только темные, прошедшие испытания, и только маги.

— Официально доступ к ней открывается только после прохождения испытания, но на самом деле ведущий шайхарри может и сам открыть ее для кого-то. Это негласно запрещено, так что постарайся сделать вид, что ты вообще не в курсе, — сказал Диррай.

— Но ведь Астархай не ведущий шайхарри, — удивилась я. — Он ведь только борется за это.

— Наша магия, Кейра, живая, — мужчина достал сигареты. — Она сама выбирает, кто ведущий.

— Но тогда почему просто не дать быть ведущему тому, кого она выбрала? — не поняла я.

Диррай подкурил сигарету и протянул ее мне. Я благодарно кивнула и затянулась. Он подкурил еще одну, уже себе, после чего ответил:

— К ней обращаются в самый последний момент, когда утверждают ведущего. В борьбе ее предпочтения могут меняться. Тогда она считала его лучшим, сейчас могла и поменять мнение.

— Какая-то она у вас непостоянная, — хмыкнула я.

— Прямо как женщина, — ухмыльнулся Ди.

— Не сказала бы, — ответила я.

Мы с удовольствием курили, стряхивая пепел в стоящую на столе пепельницу, сделанную в виде головы дракона с открытой пастью. Не понимаю, почему драконы на такое вопиющее к ним неуважение не возмущаются? Я бы убила, если бы это была моя голова.

53
{"b":"545062","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Каштановый человечек
Сын лекаря. Королевская кровь
Северное сияние
Ритуалист. Том 2
Девочка с серебряными глазами
Неправильная любовь
Выбор офицера
Сам себе плацебо: как использовать силу подсознания для здоровья и процветания
Загадка ранчо Ковингтон