ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я слышал, в Горной Страже дисциплина понятие относительное, и там служат те, кого не взяли бы в обычную армию, даже если бы они сами платили Императору месячное жалованье. Однако представление встреченным на дороге особам должно быть естественным даже для горцев.

Офицер слегка покраснел:

– Прошу прощения. Лейтенант Кеннет–лив–Даравит, Шестая Рота Шестого Полка Горной Стражи. Извольте пройти со мной, господин граф.

Он отвернулся и зашагал к своим людям. Аристократ после некоторого колебания двинулся за ним, приказывая остальным оставаться на месте. Стражник шел молча, ожидая когда всадник его нагонит.

– Когда была установлена дата визита, эээ… – он помедлил, – господин граф?

– Тайные переговоры шли около полугода.

– Полгода это слишком долго. Кто знал об этом?

– Я, моя жена, она едет со мной, несколько человек из Дипломатического Корпуса. В чем, собственно, дело, лейтенант? Что Вы делаете на дороге, если должны были ждать нас в Арбердене? Что все это значит?

– Ваше посольство должно было прибыть в Арберден вчера вечером, так ведь?

– Да, но на венской дороге сошла лавина. Пришлось искать иной путь. В итоге ночевали в каком–то поселке, кажется в Клацвене.

– Клахен, слышал о таком. Перейдем к сути, господин граф. Моя рота получила приказ придти в долину Гевенах и встретиться с Вами в Арбердене. Уже вчера вечером все в городе были как на иголках, а бургомистр носился так, словно ему дикого кота  в портки засунули. После заката он был готов разослать гонцов во все ближайшие гарнизоны Стражи, чтоб они начинали поиски. Я еле отговорил его от этого.

– Весьма разумно.

Лейтенант пожал плечами:

– Ночью поиски ничего бы не дали.

Они приблизились к стоящей у дороги группе. Граф присмотрелся к солдатам. Оружие и доспехи у каждого были свои, хватало и татуировок со странными знаками. Но всех заткнул за пояс высокий седой десятник, выглядевший так, будто уже родился с черно–синим цветом лица. Его тяжелый топор должен был сниться каждому разбойнику в округе. Смотрелись они как шайка разбойников, но оружие было получше, а грязно–белые плащи создавали видимость общей униформы.

Неожиданно жеребец графа фыркнул и вызывающе ударил копытом в землю. Посол посмотрел в то место, где находилась причина беспокойства боевого скакуна. Несколько псов темного окраса лежали на траве, и при виде огромного коня только лениво ощерились.

– Не беспокойтесь, они сыты, – сказал сидящий при них солдат и почесал ближайшего за ухом. Ладонь удалось спасти, только быстро одернув руку.

Дарвен должен был признать, что рассказы о Горной Страже в целом не были преувеличены. В Класс–Дев, столице наибольшей северной провинции и резиденции Великого Губернатора, много лет рассказывают красочные истории про этих солдат. Город находился в более чем ста милях южнее Малого Хребта, поэтому Горная Стража, редко покидавшая пределы горной цепи, была там почти мифом. Истории о битвах с дикарями или ордами Отродий Тьмы, приходящими с севера, распаляли воображение и вызывали удивление. Эти же выглядели так, словно убивают таких чудовищ по нескольку раз в день. И то ради развлечения.

– Туда. – Молодой офицер повел графа в лес.

Запах крови

смешался

с

влажным

,

приторным ароматом

раздавленных

растений

, а на

смятых

,

уже

покрытых

ржавыми

пятнами

папоротниках

лежало

шесть тел

. В

ытоптанные в подлеске тропинки

у

казывали, что

трупы

снесли сюда из нескольких мест

.

Кан

Лаверр

присмотрелся к

одному

, голова была идеально разрублена пополам. И вспомнил про топор седого десятника.

Боевой конь

фыркнул

, почуяв

кровь

, его

голова

наклонилась

вперед, словно он готовился к сражению.

Посол успокаивающе похлопал его по шее.

– Кто это?

Он попытался

задать этот

вопрос настолько безразлично

, насколько его может задать отслуживший десять лет в Дипломатическом Корпусе Империи. Таким тоном

он

мог на любом приеме

попросить

назвать

имена

входящих

гостей.

Лейтенант

присел у трупа

и распахнул дублет

на груди

.

Красная

татуировка,

изображающая

двойной

топор

со

стилизованными под бычьи рога лезвиями,

украшала

грудь

убитого.

– Я думал, виндерцы этим уже не балуются. – Офицер поднял голову и посмотрел на сидящего в седле графа. – Боевой культ Сетрена  вроде как уничтожили после смерти Оннала Ог’Кала. А тут такая неожиданность. Мы вышли из  Арбердена

до восхода солнца

, в расчете на то, что

вы будете

ехать по этой дороге

, – и вдруг

натыкаемся

 

в лесу

на них

.

Если бы не

собаки,

то прошли бы

рядом

,

ничего

не подозревая.

Короткий бой, и теперь

у меня два легкораненых

и шесть

трупов

с

татуировками

воинов

Быка

.

И

арбалеты,

болты

которых

смазаны чем–то

черным

и

вонючим

.

Я не знаю,

что это,

но собаки

шарахаются,

и

у них пена идет изо рта

, если подсунуть под нос. Их арбалеты были не заряжены,

нам крупно повезло

.

Лейтенант

встал и

вытер руки о

плащ:

– Потому и спросил, когда было решено о дате Вашего посольства.

Граф медленно, глубоко вздохнул. Старался сохранить непроницаемое лицо, но ему это не совсем удалось, так как на лице офицера появилось что–то вроде понимания:

– Вы не ожидали ничего подобного, правда? Не на имперских землях.

– Нет. Не убийц с отравленными болтами.

– А чего?

В этот раз выдержка его не подвела:

– Не думаю, что должен раскрывать дипломатические секреты каждому офицеру охранения. Вы хорошо управились, и, надеюсь, будете продолжать так и дальше. Готовы к нам присоединиться?

Лицо лейтенанта не выражало эмоций:

– Конечно.

Он отдал честь и вернулся к своему отряду.

***

Арберден был самым большим, а точнее единственным городом в долине. Уже почти четверть века Рог, как еще называли долину Гевенах, был проблемой для Империи. Больше

сорока

миль в длину,

и

всего пару миль в ширину

.

Врезавшись

клином

в

территорию

Винде'канна,

она пересекала

несколько важных

торговых путей

, в том числе

и главный,

ведущий

в

столицу

королевства.

Это

неблагоприятная ситуация

возникла в результате давней политики

И

мперии

, гласившей

«разделяй

и властвуй»

. Ещ

е

тридцать лет

назад

к югу от

Рога были независимые

княжества

Лаверд

и

Конелаз. По замыслу мееханских

дипломатов

долина должна была

отсекать два воинственных княжества от

расположенного на севере

Винде'канна

.

И позволяла

контролирова

ть

торговлю

между ними

. Такая стратегия была предпочтительней

вооруженного

завоевания.

В те времена, когда Меехан сотрясали вторжения

кочевых

племен

с востока

, в южных

княжествах

ширился

культ

Сетрена

В

оителя,

распространяемый

молодым священником

Онналом Ог’Калом

.

Мрачный

,

кровавый

и беспощадный

культ

проповедовал

возрождение

славы

Сетрена

,

поражение

Империи

, время

крови и

топора

. Он

пытался повернуть время вспять,

на

триста

лет назад

, до того момента, когда мееханские полки не разнесли

в клочья

Священный Отряд

Быка, а самого Сетрена не

включили

в пантеон

И

мперии

.

Культ набирал силу, тем большую, чем больше поражений несла мееханская армия от столкновений с се–кохландскими отрядами. Он приобрел популярность даже в Винде'канне и других северных провинциях, и это не удивительно, потому как поклонение Сетрену Быку появилось именно в этих районах. В Лаверде и Конелазе фанатики Рогатого Топора захватили власть и вырезали местных старейшин. А когда казалось, что Меехан падет, 

Оннал Ог’Кал

повел своих воинов на восток, нарушив подписанный несколько лет назад мирный договор. Придя в беззащитную страну, большинство войск которой были сосредоточены в центральных, наиболее уязвимых провинциях, он взял несколько замков, разграбил десятки городов и сел. Массовые убийства, совершенные воинами с татуировкой рогатого топора в течение многих лет вызвали ужас. Но Империя разбила кочевников в великой битве за Меехан, а затем на запад пошли полки с приграничных крепостей. Те самые, чьи семьи были посажены на кол, сожжены на кострах и колесованы. В то же время двинулись и дипломаты, убедившие молодого правителя Винде'канна в том, что культ угрожает ему больше, чем Империя, и предложили занять земли Лаверда.

43
{"b":"545064","o":1}