ЛитМир - Электронная Библиотека

– Навер Та'Клав? – спросил он тихо.

– Подстрелен из арбалета и добит мечом.

– Племянник Сына Топора? Правителя Винде'канна?

– Он самый.

Полковник глубоко вздохнул, задержал воздух и медленно выдохнул:

– Лейтенант лив–Даравит, новости об этом дошли сюда вчера вечером, от вернувшихся из Рога купцов. Банда Навера уничтожена. Не разбита и не обескровлена, только уничтожена, стерта с лица земли, выбита до единого одной ротой Горной Стражи. Или, точнее, всего четырьмя десятками. А бандитов было пять сотен?

– Не больше трех с половиной, господин полковник.

– Не важно. Новость уже пошла дальше. Прежде чем купцы доберутся до соседних провинций, бандитов будет тысяча, а вас дюжина. И ты лично отсек голову Наверу Та'Клаву за плевок на плащ Стражи. Знаешь, что я теперь должен сделать? – Полковник Акерес Геванр был очень расстроен и не заботился о хороших манерах.

– Не могу знать, господин полковник – взгляд офицера не сдвинулся ни на дюйм.

– За уничтожение банды, бывшей в течение двух лет нашей головной болью, тебе положено повышение и медаль. Но за убийство члена правящей семьи, даже с не очень дружественного государства… Наши дипломаты и большинство старших офицеров аристократы. Там существует такое понятие как – полковник задумался – осознание принадлежности к одной касте. Они не посмотрят благодарно на простых солдат, убивающих представителя княжеской крови. Скорее пожелают увидеть тебя разжалованным до простого стражника и отправленным в самую холодную дыру. Понимаешь?

– Так точно, господин полковник.

– С другой стороны, через месяц весь север будет рассказывать легенду об этом бое… – полковник, собравшись с духом, успокоился. Если бы этот сукин сын показал хотя бы тень эмоций, поморщился или сглотнул. – Поэтому я не могу Вас понизить, даже на ползвания, это понизит мораль всей Горной Стражи. К тому же, вместе с купцами пришло письмо адресованное лично мне. Автор его – графиня Исава–кан–Лаверр, и печать на письме такова, что даже император не мог бы его проигнорировать. Вы приобрели сильного друга, лейтенант, ибо она считает себя обязанной перед Вами, раз просит повысить Вас до капитана. О чем, конечно, не может быть и речи, но тогда это может навлечь на меня гнев Императорского Дипломатического Корпуса. Так как мне поступить?

Лейтенант наконец–то пошевелился, опустил взгляд и посмотрел ему прямо в глаза.

Командир Шестого Полка Горной Стражи удивленно заморгал. Он ожидал чего угодно, только не спокойствия и полного самоконтроля.

– Прошу Вас одобрить просьбу Шестой Роты. Мои солдаты хотят таким образом отдать положенные почести.

– Это был бы первый случай в истории, когда так недолго существующая рота получает право на такое отличие. Собственный знак…

– Вместо повышения – лейтенант перебил его с виноватой улыбкой – или понижения, только эта мелочь. Это будет наградой для роты, не для меня, не будет никаких проблем с аристократами – он произнес это слово медленно, будто прожевывал. – И никто не скажет, что роту не отметили. Все будут довольны, господин полковник…

Все? И ты тоже? Так подумал Акерес Геванр. Но не сказал этого вслух.

Кивнул головой, приложил печать и подписал документ.

Как только молодой офицер вышел, его командир встал у окна и посмотрел на собравшихся во дворе солдат. Шестая Рота, четыре десятка стражников, дюжина собак. Его люди… Размышления были прерваны скрипом дверей спальни.

– Он действительно сбросил на них лавину?

– Я думал, Крысы все узнают в первую очередь. – Полковник не повернулся, слишком хорошо он знал высокого, щуплого мужчину, долгое время отравлявшему ему жизнь.

– Мы знаем, но всегда стараемся подтвердить информацию из различных источников. Эх, этот лейтенант не совсем обычный молодой человек. Если бы он только захотел, то был бы сейчас капитаном.

– Он выбрал лучший выход для всех. И не выглядит огорченным.

Тихое фырканье за спиной было ему единственным ответом:

– Подумать только, они всего лишь должны были убраться из провинции.

– Нашли, что искали?

– Нет. Но найдем, если где–то поблизости.

Полковник Акерес Геванр пожал плечами. Это было не его дело. Он наблюдал, как Кеннет–лив–Даравит выходит из здания и идет к своей роте. Дьявол, он видел, как они встают при виде Кеннета, теперь это действительно были «его люди». Лейтенант кивнул и солдаты, все как один, надели плащи. На каждом был номер роты – две шестерки, одна чуть повыше другой, вышитые кроваво–красной нитью.

Горная Стража не забывает о своих. 

Кровь наших отцов

Темный силуэт, похожий на огромную ящерицу, змеиными движениями скользил над землей, почти задевая брюхом снег. При взгляде сверху так и казалось: огромная рептилия, обитатель сожженного солнцем Юга, по капризу судьбы или шутке божества попавшая в заснеженные горы. Правда шея была коротковата и не хватало хвоста. Широко расставленные по бокам лапы бойко несли ее вперед по выпавшему вчера снегу.

Создание было ранено. На безукоризненной чистоте снежной поляны путь отмечали не только странные следы, но и алые пятна, почти черные в свете заходящего солнца. Присмотревшись, можно было заметить, что движения не такие плавные и точные, как казалось на первый взгляд. Левая сторона веретенообразного тела не слушалась, спотыкалась и двигалась медленнее правой. Каждые несколько шагов приходилось делать поправку движения, каждые несколько десятков создание переворачивалось, зарываясь головой в мягкий снег. Зигзаги на снегу напоминали следы пьяного, обозначенные историей жалких падений. Если бы не кровь, то это выглядело бы забавным.

Цель пути, наконец, была достигнута. Вертикальная стена льда высотой в сто футов тянулась с востока на запад. Свернувшись калачиком и немного отдохнув, создание уцепилось за невидимые трещины, прижалось к леднику и медленно двинулось вверх. На месте отдыха осталась красная, исходящая паром лужа.

Подъем на вершину занял несколько десятков ударов сердца, перевалившись через край, ящерица остановилась. Паника, гнавшая вперед вторую половину дня, постепенно уходила, преследователи не смогут быстро подняться на ледяную стену, теперь есть достаточно времени. Можно не торопиться.

Ледник в этом месте был неровным, вздымаясь неистовством замерзшей реки. Холмы, подъемы, полупрозрачные, окрашенные красным неподвижные волны, замороженные водовороты и трещины. Недавно здесь закончилась битва, в которой использовалась мощная магия, вспахавшая скалы наравне со льдом и изрезавшая пространство и время. Во время боя замерзшая вода на несколько мгновений вернула свою пластичность, превратившись в бушующий поток и разделив воюющие армии, а потом, в мгновение ока, вновь застыла неподвижно. Не успевшие убежать были поглощены ледником. На глубине нескольких десятков футов можно было увидеть застывшие в различных позах тела. Большинство жертв были местными, но создание узнало и собственных воинов. Смерть сравняла всех.

То был полный отчаяния шаг местного бога, для его народа, оставшегося на северной стороне вспаханного магией ледника, не оставалось никаких шансов. Погибли все до одного. Скорее всего туземцы не смогли остановить гнев Kaha'leeh, дитя их отчаяния и боли. Покинув ледник, они отступили на юг, Ga'ruulee последовал за ними, желая догнать и отомстить, и не подозревая, что победа была ловушкой. Его хозяева до сих пор не могли понять – как можно жертвовать Верными, как можно отправлять их на смерть для достижения собственных целей? Из посланного на ледник ga'ruulee уцелел только он – единственный ga'naaeh. Только при его возвращении в leeh была надежда на сохранение единства. Туземцы уже знали, кого нужно убивать, чтобы разбить общность. Они хорошо сегодня постарались, горы за его спиной все еще дымились и текли потоками лавы, три из семи частей местного бога участвовали в бою. Если бы их было больше, если бы Сетрен появился во всей своей силе… А ведь разведка сообщала о его битве на востоке, и тут не могло быть больше одного awenderi. Сильного мужчины с черными волосами.

59
{"b":"545064","o":1}