ЛитМир - Электронная Библиотека

Ледяная вода сомкнулась над головой, выдавливая воздух из легких. Создание, все еще контролирующее тело, пришло в ярость. Оно снова потянулось к guon, готовое все разнести на куски – и наступила темнота.

Наверху возникла суматоха. Шаманы Ag'heeri, жившие в горах дольше, чем люди, первыми догадались, что лед начал трескаться. Духи бросились к своим владельцам, окружили их, подняли вверх. Соратникам awenderi повезло меньше, крошащийся на куски ледник поглотил нескольких из них прежде, чем вмешался Сетрен. Бог объял всех своей Силой, вырвал из пасти смерти провалившихся и притянул к себе. Успокоил ледник, остановил танцующие ледяные глыбы. Вода, заполнившая промытую ледником пещеру, еще не сомкнулась над чужим, а он уже стоял на краю пролома и смотрел вниз. В тот момент, когда ga'naaeh потянулся к guon, бог протянул руку и все замерло. Пространство пещеры затянуло льдом.

На несколько мгновений воцарилась тишина.

– Этого будет достаточно?

Вопрос прозвучал из уст самого высокого из шаманов, одетого в шкуры серебряных лисиц. Рисунки на его голове превращали лицо в череп.

– А что говорят духи? – Ответил вопросом на вопрос awenderi. Теперь он вновь был человеком, но по–прежнему привлекал к себе внимание. Тень присутствия бога все еще танцевала в глубине его глаз.

Ag'heeri мрачно улыбнулся:

– Этот ледник сам наполовину дух. Ты разбудил его, высвободив Силу, он отгоняет моих слуг, не пускает их вглубь. Ga'naaeh умер?

– А ты не слышишь? Поверни уши на север, шаман. Послушай, что несет ветер.

Некоторое время все Ag'heeri прислушивались.

– Плач – сказал наконец–то татуированный.

– Плач – согласился awenderi. – Kaha'leeh распадается. Гибнет единство. Теперь они не смогут удержаться на этой стороне. Мы только что закончили войну на севере.

Четыре шамана улыбнулись, сверкая красными клыками. Одетый в лисьи шкуры первым вернулся к серьезному разговору:

– И что теперь, Сетрен? Пойдешь на юг? Поможешь Сероволосой?

– Лааль была среди тех, кто развязал войну, так пусть сама и заканчивает. У меня хватит работы и здесь. А вы?

– Мы? Как ты говоришь, работы хватит. Поселения нужно отстроить, проклятые места очистить, много лет пройдет, прежде чем мы приведем горы в порядок.

Awenderi кивнул, затем глубоко поклонился. Его товарищи тоже.

– Мы не забудем, – заверил он. – Никогда не забудем битвы плечом к плечу и пролитой вместе крови. Если бы Народ Гор поддержал другую сторону, мы не победили бы захватчиков.

Самый высокий из шаманов насмешливо ухмыльнулся:

– Моя мать говорила, что единственная вещь короче члена ее мужа – это человеческая память. А у него на самом деле маленький член. Так говорят все мои тётки по материнской линии, ха–ха. Поэтому пусть будет просто мир между нами. И пусть наши духи всегда помнят: один день мира стоит сотен лет войны.

– Так и будет, шаман, пока нас объединяет общая память.

***

– Лейтенант лив–Даравит, можете войти.

Кеннет встал, поправил пояс с мечом, оправил стеганую куртку и вошел внутрь.

– Здравствуйте, лейтенант. – Полковник стоял у окна и смотрел во двор. – Вольно.

Старший офицер повернулся и подошел к своему столу. Невысокий, худой и темноволосый, он не выглядел военным, командиром полка Горной Стражи. Он выглядел как… лейтенант каждый раз искал подходящее слово. Лесоруб, ремесленник, арендатор, пытающийся содержать жену и шестерых детей на клочке каменистой земли. Определить, что именно вызывает такое впечатление, было нелегко, но Кеннету уже некоторое время казалось, будто он знает ответ. Дело не в том, почему полковник Геванр не ходил как военный и не вел себя как военный. В глаза скорее бросалось отсутствие определенной, хм… ауры. В каждом человеке, привыкшем проливать свою или чужую кровь, через некоторое время появляется некая твердость, внутренний стальной стержень, предупреждающий других – не стоит меня задевать. У полковника его не было – или он спрятал его очень глубоко, как самое драгоценное сокровище.

– У Шестой Роты был хороший год, лейтенант.

– Если командование так считает…

– Я так считаю. Во–первых, облава на Шадори, переход через ледник и уничтожение всей банды. Потом захват шпиона. Не говоря уже о посольстве в Винде'канн и ликвидации Навера Та'Клава с его людьми два месяца назад. Госпожа Судьбы благословила эту роту, так говорят люди. Умеете оказаться в нужном месте в нужное время.

– Такая у нас служба, господин полковник.

Командир впервые с начала разговора посмотрела ему в глаза. Он не улыбался:

– Служба, да? Я могу отличить способного офицера от обычного карьериста, который ищет только тепленького местечка и стабильного жалованья.

– Я не думаю, что такие попадают в Стражу, господин полковник – вырвалось у Кеннета прежде, чем он смог прикусить язык. Это была одна из основных проблем, связанных с командиром Шестого Полка. Его невоенные манеры и отношение к подчиненным приводили к ситуациям, когда многие, особенно молодые офицеры, забывались и говорили то, чего никогда бы не осмелились сказать в присутствии другого полковника. А так же капитана и старшего лейтенанта.

– Нет, не попадают – Акерес Геванр даже не поморщился, хотя должен был отругать его за дерзость. – А если такое случается, то очень быстро просят о переводе. Два дня назад две Ваших десятки должны были выйти на патрулирование. Я их задержал. Вы, наверное, задумывались почему.

Конечно же задумывался. И волновался. Изменения в ежедневной рутине всегда обещают неприятности.

– Да, господин полковник.

– Вы слышали о Бирте?

– Нет, господин полковник. А должен был?

Он опять забылся, и задал на один вопрос больше. Даже в Горной Страже лейтенанты не задают вопросов полковникам. В этот раз командир немного подождал, глядя в глаза Кеннета:

– Это поселок на озере Дорант. Том самом, в которое впадает Старый Гвихрен. Около трех сотен человек, одни рыбаки. Бирт спокойное место, поэтому патрули редко заходят в ту сторону. Озеро слишком большое и глубокое для переправы, оно является естественным продолжением ледника.

– Но лодки там ходят?

– Только рыбацкие. Этот тихий район.

Командир замолчал. Он ждал.

– И… – Кеннет понял, что сейчас самое время задать вопрос – почему я должен слышать об этом Бирте?

– Восемь дней назад там погибло шесть человек. Вроде бы разорваны просто на части. Новость дошла до нас позавчера, прежде чем Вы вернулись с людьми из патруля. Известно только, что это, вероятно, не было бандитским налетом, счетами между соседями или несчастным случаем. Один из торговцев, который в то время находился в поселке и скупал сушеную рыбу или что–то вроде этого, вернулся в Ленхер и рассказал об этом. Он не видел произошедшее собственными глазами, но видел тела. По его словам они были разорваны на куски. Шесть взрослых мужчин.

Кеннет кивнул:

– Понятно, господин полковник.

– Сначала я хотел послать туда только два десятка Вашей роты, которые отдыхали последние несколько дней. Но офицер, как мне кажется, будет предпочтительнее простого десятника. Разузнайте, что там произошло, найдите виновных и доставьте в суд. Патрулирование только закончилось, солдатам требуется отдых, но, как Вы сами выразились, такова служба. После возвращения с этого задания вся рота получит десять дней отдыха.

Лейтенант вытянулся:

– Так точно!

Задание как задание, сказал Велергорф, когда Кеннет передал приказ десятникам. Люди Андана и Берга были готовы к выходу, а если с ними пойдут остальные две роты, то так даже лучше.

Только они покинули казармы, лейтенант кивнул десятникам:

– Поговорим, – бросил он коротко.

Берг был первым, Андан за ним, Велергорф в конце. Очередность была лучше, чем полгода назад, когда Андан, с показной медлительностью, всегда приходил последним. Теперь его люди гордо носили плащи с красными шестерками.

61
{"b":"545064","o":1}