ЛитМир - Электронная Библиотека

Солдат медленно двинулся вперед.

– Ну, значит так, господин лейтенант, – начал он. – Этот, наш труп, выбежал из дома прошлой ночью, часа три назад, перескакивая через ступеньки. После чего остановился и обернулся в сторону дома. – Волк быстрым шагом подошел к телу и встал рядом с ним. – Посмотрел вверх и что–то прыгнуло на него с крыши. Я знаю, тут почти двадцать футов, но это возможно, это что–то прыгнуло с высоты трех ростов и, скорее всего, взяло разбег.

Кеннет кивнул.

– Я просил тебя помолчать, староста! – рявкнул он, увидев как седой снова пытается открыть рот. – Значит, Волк, говоришь, это возможно для человека, но…

Следопыт кивнул:

– Но может и нет. Я знаю таких, кто мог бы такое сделать. Но потом – он присел у тела – это что–то убило его одним ударом, и я не говорю о разорванном горле, он умер прежде, чем упал. Убийца ударил его в шею с большой силой, сломал гортань и шейные позвонки, а потом, эх… Ну, тут у меня небольшая проблема, ведь он отскочил от стоящего еще трупа и прыгнул в сторону забора, а это уже почти тридцать футов. Я не вижу следов на земле, поэтому если он не летел, то должен был именно так и поступить.

Волк подошел к деревянному забору и коснулся ее верха:

– Тут он приземлился. Вцепился руками и подтянулся вверх. Посмотрите сами.

Кеннет подошел к нему. Наверху, почти незаметно на фоне потемневшего дерева, виднелось несколько черных отметин.

– Четыре пальца вверх, большой палец здесь. – Кейв поочередно показывал. – Правая рука. Судя по величине взрослый мужчина. Левая рука не испачкана кровью. Приземляясь, ударил ногами вот тут. Вот почти незаметные вмятины на древесине.

– Правая рука испачкана кровью. А что это значит? Убил его ударом голой руки?

– Голой или в какой–то перчатке, горло разорвано, не перерезано.

– А потом?

– Не видно где он в этом месте спустился на землю. Я думаю, он забрался на забор и верхом пошел вглубь, от озера. Там в конце есть след, будто что–то тяжелое отскочило с последних досок и прыгнуло далеко вперед. Но при таком свете я не могу отыскать остальные следы. Нужно подождать, пока солнце не поднимается выше.

Кеннет обдумал услышанное:

– Но почему прыгал, Кейв, зачем? Как думаешь, почему, когда убил, корчил из себя акробата?

Волк слегка улыбнулся:

– Я покажусь дураком, господин лейтенант, но у него – указал на труп – мокрая обувь, и спина стала мокрой только тогда, когда он упал. Думаю, на дворе тогда было около трех дюймов воды, наверное та волна, которую мы слышали, и он сразу же после ее ухода выскочил на улицу. Убийца, кто бы он ни был, очень не хотел промокнуть. Не знаю только, какой демон убивает голыми руками, прыгая на десятки футов и избегая воды. Лучше убраться отсюда и вернуться в компании какого–нибудь мага.

– Маги. Эх, Кейв, почему мне кажется, что это они причина большинства наших проблем? Вызвать их – это как помочиться в реку в попытке остановить паводь. – Кеннет криво ухмыльнулся и посмотрел на рыбаков. – Хотя, это не такая уж плохая идея, если хорошо подумать. У Шестого Полка только два мага, но если они не справятся, то любая гильдия заинтересуется этим существом. Его прыжки воняют магией на милю. Сколько он уже народу убил? А, староста? Скольких вы уже выбросили в озеро с камнями на ногах? И почему прячете его?

Староста только голову опустил, сжав кулаки. Дышал злобно, и было ясно, он ничего не скажет, по крайней мере до тех пор, пока ему не начнут поджаривать пятки.

– Хорошо. Вы – офицер указал на рыбаков – возвращайтесь к себе, и никто, повторяю, никто не имеет права выходить из дому. Мы спустим собак, и потом не жалуйтесь, если они кого–нибудь загрызут. Мы тут все осмотрим, а потом задам тебе, староста, как самому важному человеку в поселке, несколько вопросов. Понимаешь?

Ответом был мрачный кивок и нечто похожее на едва скрытую усмешку. Кеннет заметил это и добавил:

– А дабы никому не пришло в голову бежать озером, несколько моих людей возьмут лодки и будут плавать вдоль берега. – Он показал на арбалет. – Такая штучка бьет на триста ярдов, не советую пытаться. В общем, как увидим одну лодку, то прикажу продырявить все остальные. Без исключения. Теперь понял?

Улыбка исчезла.

– А теперь убирайся отсюда, и будет лучше, если следующая сказка, которую мне расскажешь, окажется действительно хорошей.

***

Уже видя приближающийся отряд, Андерелл понял, что дело осложняется. Да еще и собаки безошибочно привели солдат к дому погибшего рыбака. Уж если приходят проблемы, то сразу и много.

Они наблюдали за стражниками, которые отослав старосту домой, начали тщательный осмотр местности. Некоторые из них прогуливались вдоль длинной внешней ограды, еще несколько сели в лодку и выплыли на озеро, но большинство отряда занялось вынюхиванием. Почти буквально, учитывая собак, которые под руководством проводников искали в округе какие–либо следы. Он скрежетал зубами, когда несколько раз такие группы приближались к его убежищу. Теперь он пожалел о разделении своей группы, в случае обнаружения и боя у восьмерых было бы больше шансов. К счастью, каждый раз собаки обходили место по небольшой дуге. Заклинание работало безупречно.

За неполных два часа отряд осмотрел всю местность вокруг Бирта. Андерелл вынужден был признать –  командир Шестой Роты знал свое дело. Все солдаты были при деле, никто не терял времени, одни охраняли поселок, другие прочесывали околицу, и минимум десять солдат, с оружием в руках и готовые к бою, было недалеко от командира. Любая из групп, а это два-три солдата и собака, всегда была в поле зрения двух других. Даже он со своими людьми не рискнул бы скрытно напасть на роту. Горная Стража не добыла своей славы только оплачивая в корчмах местных музыкантов.

Через два часа солдаты вернулись, доложились, и заняли позиции вокруг командира. И вновь без лишних движений. Они были хороши, действительно хороши.

***

Нашел. Дыра в земле, скрытая меж двух валунов, размерами как раз чтобы втиснуться, скрючиться и поспать. Можно было пройти рядом и не заметить. Он наблюдал за чужаком с момента, когда тот ушел из поселка. Когда убивал, прыгал, боролся, был как перемещающийся по миру клубок Тьмы. Пространство выгибалось вокруг него, местные духи бросались от него во все стороны. Прячущиеся маги, он оскалил красные клыки, не нашли бы его, пока не встал у них за плечами и не крикнул. Кто они? Из какой гильдии? Хотя гильдия послала бы мастера, а не обычного адепта. У него появилось подозрение, медленно переходившее в уверенность. Он займется ими позже.

Приближаясь к норе, в которой сжался чужой, он освободил большинство духов. Те сплели вокруг него Силу, бичи были готовы хлестать льдом или огнем и крошить скалы. Несколько самых сильных щерило призрачные зубы, рвалось в бой. Пора было с этим покончить.

Когда он встал над трещиной, убийца поднял голову. Его огромные лапы открылись и сжались в кулаки. Потом он поднял вторую голову и улыбнулся.

***

Они действовали быстро и умело. Доклады были почти одинаковыми – ни каких следов. Но собаки вели себя странно, иногда ловили след, почти сразу его теряли, в некоторых местах вставали как вкопанные, не хотели идти дальше или рычали, будто готовились к драке, хотя на сто шагов вокруг не было ни одной живой души. Уже этого было достаточно, чтобы людям передалась их нервозность.

Больше всех разузнал Волк:

– Я нашел место, где он спрыгнул с забора, господин лейтенант, – доложил он коротко.

– Ну и?

– Он сделал несколько шагов. Я бы сказал у него чуть меньше пяти футов росту и он весит не больше ста–ста десяти фунтов. Слабак какой–то. Делает короткие шаги и припадает на левую ногу.

– Человек? Ахер? Одержимый? Или что–то из Тьмы?

68
{"b":"545064","o":1}