ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Темный кристалл
Доктор Евгений Божьев советует. Как самому вылечить суставы
Моя драгоценность
Трансформа. Альянс спасения
Струны волшебства. Книга вторая. Цветная музыка сидхе
Аромат счастья сильнее в дождь
Сто лет одиночества
Все ведьмы – рыжие
Преступники. Мир убийц времен Холокоста

Лейтенант пошел в сторону ахера. Вроде бы все было ясно. Борехед показался издалека, был безоружным, нес зеленую ветку и ждал, отвернувшись спиной. На универсальном языке гор это означало «не хочу драться, хочу разговаривать». Из–за ошибок в понимании таких жестов эти горы назывались Красными Пиками. Кеннет шел, размышляя, успеет ли он в случае чего вытащить меч.

Обойдя ахера, он повернулся. Ради этого зрелища стоило рискнуть. Как для представителя своей расы, Борехед был высок, полных пять футов роста, но не имел никаких характерных черт для коренастого телосложения своего народа. Наоборот, был щуплым и жилистым, словно старый волк. Под темной кожей двигались мышцы, напоминающие клубок плавающих на мелководье угрей. Глубоко посаженные глаза блестели под мощными надбровными дугами, а выпяченная вперед челюсть пугала мощными клыками, перекрывающими верхнюю губу. Не только плечи, все тело было покрыто шрамами. Часть из них была подкрашена синей, красной, зеленой и черной краской. От многоцветных витых узоров разбегались глаза. По традиции кожу украшали татуировки, представляющие историю жизни их хозяина с момента рождения до получения статуса великого шамана. Большинством рассказанных на теле Борехеда историй можно было пугать детей.

– Насмотрелся?

Голос был низким, горловым. Исключительно неприятным.

– Да. – Сесть было не на что, поэтому Кеннет стоял, глядя на шамана сверху вниз. – Не ожидал тебя здесь.

– Я там, где нужен.

– И что тебе нужно?

Борехед осклабился в пародии на улыбку:

– Знаешь, что такое доверие?

– Да. – Офицер кивнул, выразительным жестом положив руку на рукоять меча. – Самая убийственная болезнь в этих горах.

Ахер заржал во всю глотку. Звучало это почти по–человечески.

– Хорошо. И мудро. А что скажешь на это?

Он взял горсть снега и вытянул руку. Через секунду снег растаял, и в ладони ахера осталось немного воды. Борехед пролил ее между ними:

– Пусть льется вода вместо крови. 

Кеннет с трудом скрыл удивление. Борехед только что предложил ему Водяные Узы, один из старейших ритуалов ахеров, уважаемый даже самыми закоренелыми фанатиками. Он отцепил свою фляжку и пролил несколько капель в то же место:

– Пусть льется вода и кровь наших врагов.

Ахер улыбнулся:

– Ты знаешь обычаи. Это хорошо. Теперь можем поговорить. Зачем пришли?

Офицер помедлил. Обманывать было глупо и бессмысленно:

– Мы ищем клан Шадори. Где–то здесь они прячутся.

– И что с ними сделаете?

– Убьем.

Борехед прыснул:

– У тебя три раза по десять и еще восемь воинов, а их около сотни.

– Теперь уже меньше. Два дня назад мы вырезали дюжину на Холодных Полянах.

Ему показалось, что ахер слегка приподнял брови.

– Хорошо. Но и так их в два раза больше. У вас есть маг?

– Погиб вчера на леднике.

– Как?

– Отец Льда о нем вспомнил.

Борехед вздрогнул, впервые взглянув ему прямо в глаза. У него были странные светло–зеленые радужки. Кеннет с большим трудом выдержал этот взгляд.

Шаман резко поднялся с камня:

– Бери своих людей, и идем за мной. – Сказал он это тоном, не терпящим возражений, и двинулся в сторону поворота.

Лейтенант кивнул своему отряду. Солдаты двигались с осторожностью людей, ожидающих засаду, но ни один и словом не обмолвился, когда они подошли. Им хватало, что ахер и командир не пытались убить друг друга.

– Идем за ним. – Кеннет указ на шамана. – Держите строй.

Слишком далеко идти им не пришлось. На первое тело наткнулись в тридцати ярдах от поворота. Девочке было лет пятнадцать. Одета в меховые штаны и куртку, в руках насаженная на древко коса. Из ее груди торчало три стрелы. Борехед встал сбоку, всматриваясь вглубь небольшой котловины, края которой были усеяны пещерами:

– У меня было двести воинов и двое Мудрых для помощи, – начал он, как ни в чем не бывало. – Мне казалось этого хватит. Теперь их у меня пятьдесят и я один.

Он повернулся и окинул взглядом отряд:

– Через много лет наши gaahheri будут петь о битве, а точнее резне в этой котловине. Присмотритесь, люди. Так выглядит место, в котором мы атаковали десятерых безумных магов.

Этого можно было и не говорить. Котловина выглядела так, словно здесь прошел смерч, вкупе с градом, снежной метелью и пожаром. Земля была почерневшей и обожженной как после ударов молний. Кое–где зияли провалы и дыры, с настолько изорванными краями, словно из–под земли бил гигантский боевой молот. В центре смело тонкий слой почвы до голой скалы, а края обозначали сотни больших и малых камней, вбитых с огромной силой, они едва проглядывали на поверхности. Слева от солдат торчал кусок льда шириной в двадцать футов и высотой в две сажени. Кеннету показалось, что он видит в середине неподвижно застывшие фигуры, но не мог понять, люди это или ахеры.

Впрочем, люди и ахеры были повсюду. Тела были раздроблены, обожжены, разорваны в клочья, всё вокруг залито кровью. Некоторые вцепившись друг в друга, будто даже смерть не смогла удержать их боевой ярости. Кеннет присмотрелся к двум ахерам на теле молодого мужчины. У одного были оторваны ноги, но он все равно сжимал руками копье, вбитое в брюхо человека; у другого была практически содрана кожа, однако он не разжал челюсти на горле горца. Они лежали недалеко от мертвой девушки.

 – Да. – Казалось, шаман читает мысли. – Они устроили нам неприятный сюрприз. Не должны были стоять на страже, не должны были использовать магию и не должны были шуметь. Но встали, использовали и наделали. Поэтому наша атака превратилась в побоище.

Лейтенант окинул взглядом поле боя. Солдаты за его спиной стояли в полной тишине.

– Сколько из Шадори владело магией? – Он не мог не задать этого вопроса, хотя знал ответ: намного больше, чем предполагали в штабе Горной Стражи.

Борехед сплюнул на снег:

– Владели? Нет, солдат, они не владели магией. Это она ими владела. Когда ею пользовались, то убивали и своих, и наших. Или выпускали ничего не значащие фейерверки. Но фейерверков было очень много, невозможно было не обжечься, – шаман замолчал на мгновение, а потом добавил, – десять, если хочешь знать. Десять, а я, глупец, думал, что трое, максимум четверо. И потерял сотню лучших воинов.

  Он резко поднял руки вверх и издал протяжный, безумный крик. Эхо ответило ему с противоположного конца котловины. Когда он повернулся к людям, его лицо опять было маской абсолютного спокойствия:

– Не погибло бы столько, если бы не один из Шадори, умевший применять заклинания как один из ваших боевых магов, – шаман говорил все громче и быстрее. – Не тратил времени и энергии, не убивал своих. Бил как мечник – быстро, точно и смертельно. Благодаря ему удалось спастись нескольким десяткам из всего клана. Только благодаря ему.

Среди стражи возник ропот. Кеннет успокоил их жестом, и во второй раз выдержал взгляд ахера:

– Во имя воды, которой мы напоили горы, расскажи нам все, что знаешь, шаман.

Борехед успокоился, оглядел лица собравшихся, словно опять их считал. В итоге кивнул головой:

– Хорошо, стражник. Но не здесь. Пойдем в лагерь, и там я расскажу тебе остальное.

***

Четыре часа спустя Кеннет с половиной роты лежал на краю мелкой ложбины, в паре миль от долины. Вторая половина притаилась на противоположной стороне. Они ждали. Большего они сделать не могли, ведь Борехед был слишком убедительным. Если они уйдут отсюда, то он лично проследит, чтобы никто из них не вернулся на другую сторону ледника. Только глупец не обратил бы внимания на его слова.

Этого было достаточно, если говорить о доверии.

Кеннет вспоминал услышанное от шамана. Они стояли тогда в лагере ахеров, расположенном перед небольшой пещерой, в которой все время что–то возилось и скулило. Голосом не похожим ни на что, что он мог раньше слышать. Оставив своих людей в ста ярдах от этого места и полагаясь на рассудительность десятников, Кеннет последовал за воином. Вокруг было много ахеров, большинство из них ранено. Они не обращали на него внимания, словно он был пустым местом. Честно говоря, ему это совсем не мешало. Сам же без смущения осматривался, оценивая их вид, одежду и вооружение. Большинство были низкими и ширококостными, имели темную кожу и черные волосы. Нижние клыки характерно для их расы перекрывали верхнюю губу, а глубоко посаженные черные глаза дико блестели. Почти все носили шкуры и меха, но увидел несколько кольчуг и корацин, скорее всего трофейных, а также шлемы самых разнообразных форм. Не носившие шлемов вплетали в волосы кусочки рогов, костей или птичьи перья. В последнее время ахеры все чаще использовали железные панцири, наголенники и щиты. А так же вместо деревянных булав и бронзовых топориков мечи, топоры и копья из хорошей стали. Они учились, и как для офицера Горной Стражи, ему это не нравилось.

7
{"b":"545064","o":1}