ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Нелегальное распространение программ имеет вполне понятную цель — извлечение прибыли, но прибыли незаконной. Продавец нелицензионных программных продуктов выступает не только как нарушитель авторских прав, но и как субъект недобросовестной конкуренции.

Каким же образом сыскные действия можно использовать при выявлении фактов и обстоятельств незаконного использования результатов интеллектуальной деятельности на примере, скажем, «компьютерного пиратства»?

Исходить нужно из того, что компьютерные программы не существуют вне материальных носителей. Их разработка начинается с изображения программистами неких символов на листах обыкновенной писчей бумаги, абсолютно непонятных для непосвященных. Разработчик программы переносит содержание написанного на бумаге в ПК (персональный компьютер), где информация, составляющая содержание программы, «оседает» на жестком диске — материальном носителе. Эту информацию (программу) можно извлечь из недр ПК и перенести на другие носители: дискеты и компакт-диски.

Интеллектуальный продукт программиста, таким образом, представляется как предмет материального мира — носитель (дискета, компакт-диск), на котором «осела> информация. Создатель этого продукта — автор конкретной программы. Будучи защищенной посредством авторского права, данная программа считается исключительной собственностью автора. Но лишь до тех пор, пока носитель программного продукта не окажется в руках злоумышленника.

Тут и начинается пиратство: с оригинала можно изготовить сколько угодно копий, не ставя в известность об этом законного владельца. Так появляются на рынке программные «клоны», которые продают по ценам значительно более низким, чем оригиналы, зато в огромных количествах. Понятно, что вместо диска с программой для ПК могут продаваться нелегальные копии любого материального носителя другого вида информации: аудиокассет (носителей музыкальных произведений), видеокассет (носителей видеофильмов) и т. д.

Как известно, подавляющая часть исходного программного продукта принадлежит знаменитой компании «Майкрософт». Безусловно, в странах СНГ и Балтии можно купить лицензионные программы этой компании. Но какой здравомыслящий человек будет покупать CD-диск за 400 долларов, если можно взять то же самое за 70 рублей?! Потребитель идет на это, хотя знает, что через неделю программа может зависнуть..

Оборот незаконно производимых и распространяемых информационных носителей составляет от 70–80 процентов рынка носителей с музыкальными и аудиовизуальными произведениями до 90 процентов рынка компьютерных программ. По самым приблизительным подсчетам, ежегодный «теневой» оборот в этом секторе составляет свыше 30 млрд, рублей. Практически со всей этой суммы не платятся налоги. Этот гигантский оборот полностью вне контроля государства».

(Из обращения обладателей прав и производителей объектов интеллектуальной собственности России в Совет безопасности, Правительство, Госдуму, Совет Федерации РФ», 2003 г.)

Сыщик может столкнуться с такой ситуацией, когда возмущенный автор лицензионных компьютерных программ обратится к нему по поводу того, что ближайший от офиса детектива рынок завален компакт-дисками, содержащими до боли знакомый клиенту интеллектуальный продукт.

Действия сыщика. Первое — наблюдение. Следует посетить указанный рынок и убедиться, действительное ли происходит торговля поддельными объектами интеллектуальной собственности. В подтверждение тому можно приобрести несколько компакт-дисков, благо деньги на покупку можно заложить в расходы, предусмотренные договором с клиентом.

Далее нужно обратиться к квалифицированному эксперту, который сможет отличить признаки подделки. По существу речь идет об изучении и исследовании конкретного предмета — сыскном действии с привлечением специалиста.

Получив убедительное заключение о том, что компакт-диск «левый», сыщику стоит обратиться в государственный правоохранительный орган по той причине, что факт выявленной подделки есть один из признаков уголовно наказуемого деяния, расследование которого находится в исключительной компетенции государственных правоохранительных органов. Поэтому о дальнейшем сборе сведений (в том числе предметов и документов) сыщик должен письменно проинформировать орган ВД.

Впрочем, за нарушение авторских прав на программы для ЭВМ законодательство предусмотрело, наряду с уголовной, гражданско-правовую и административную ответственность. Идеальный вариант — возбуждение уголовного дела. По поручению правоохранительного органа сыщик может оказать значительную помощь в расследовании. Например, установить НН за продавцом «левых» CD-ROM, а если повезет, выйти на поставщиков и даже на производство, напичканное оборудованием, воспроизводящим электронные программные носители.

Навести порядок в деле борьбы с «пиратством» можно, совершенствуя механизм лицензирования деятельности по воспроизведению и распространению аудиовизуальной продукции, компьютерных программ и вообще любых информационных носителей. Эту меру должна подкреплять работа по обновлению уголовного, уголовно-процессуального и административного законодательства.

Выявление фактов и обстоятельств нарушений при выпуске ценных бумаг

К ценным бумагам относятся: банковские сертификаты, депозитарии, аккредитивы; различные век-сели и их копии; лотерейные билеты; облигации; опционы; сберегательные книжки; различные чеки; аккредитивы; коносаменты; акции и т. д.

Понятие нарушений при выпуске ценных бумаг означает прежде всего изготовление поддельных Ценных бумаг. Оно охватывает изготовление полностью фальшивых подделок, а также внесение частичных изменений в подлинные ценные бумаги (материальный подлог). Под сбытом ценных бумаг следует понимать введение подделок в обращение путем использования их в качестве платежных средств, размене и т. п.

Поддельные ценные бумаги злоумышленники используют для совершения хищений имущества (денег) банков. Уголовное право рассматривает изготовление и сбыт поддельных ценных бумаг как преступление.

Фальсифицированные ценные бумаги могут содержать два вида подлога.

Материальный, который осуществляется в виде изменений первоначального содержания подлинного документа (посредством удаления, дописки части текста и реквизитов и т. д.) либо изготовления полностью поддельного документа (путем подделки его реквизитов, бланка, печати, штампа).

Именно так действовали злоумышленники, разоблаченные в августе 2000 года в Екатеринбурге. Они закупали векселя Сбербанка России мелкого номинала, а затем вносили изменения в их реквизиты, завышая номинал. Подделки выполнялись на высоком полиграфическом уровне с использованием новейшей оргтехники. Фальшивые векселя использовались для обмена на наличные деньги, а также для приобретения продукции на различных предприятиях с целью дальнейшей перепродажи. Группа действовала около двух лет. За это время преступники получили подобным образом пример, но 30 млн. руб. в различных регионах России.

Интеллектуальный подлог представляет собой внесение заведомо ложных сведений в официально выданный документ. Первоначальный текст и реквизиты такого документа являются подлинными, но его содержание (текст) не соответствует фактическим обстоятельствам. Совершение хищений с использованием официально выданных документов, содержащих заведомо ложные сведения, чаще всего рассматривается как мошенничество.

Участие сыщика в борьбе с этим явлением (относящимся преимущественно к сфере компетенции государственных правоохранительных органов) возможно в следующих случаях.

Во-первых, если ему станет известно (например, из негласных источников) о фактах изготовления с целью сбыта или о сбыте поддельных ценных бумаг. В этом случае сыщик должен немедленно проинформировать государственные правоохранительные органы.

Во-вторых, к сыщику может обратиться клиент, допустим представитель коммерческого банка, с просьбой исследовать имеющиеся в распоряжении банка ценные бумаги на предмет выявления признаков фальсификации.

56
{"b":"545065","o":1}