ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A
* * *

Очнулся он уже на груде веток, накрытых его собственным плащом. На расстоянии вытянутой руки весело потрескивал костерок, на котором уже что-то жарилось. Он обессилено застонал, и тут же к его губам припала фляжка с водою. Он сделал пару глотков и, наконец, смог посмотреть на благодетеля.

— Где я? — слабым голосом спросил он у Клейра.

— Да все тут же, — ответил он, — недалеко унесло.

— А что там? — устало спросил он.

— Где там? — уточнил вампир, — если ты имеешь в виду ту воронку, в которой мы чуть было не оказались, то с нею все в порядке. Скоро пойдут дожди, и она превратится в чудесный пруд, в котором, может, даже будет водиться столь любимая вами рыба. Если там хоть что-то живое будет…

— А Жнецы?

В ответ он услышал какое-то всхлипывание, которое, как оказалось, было сдавленным смехом.

— А ты ничего, — одобрительно сказал Батлер, отсмеявшись, — с чувством юмора парнишка. Жнецы теперь совсем не наша забота.

А Эрв устало закрыл глаза. Перед его внутренним взором постоянно разворачивался образ Жнецов, плетущих какое-то заклинание, и попутно напоенное их Силой плетение, притаившееся в земле холма, жестоко, беспощадно и гарантированно уничтожившее всех, кто мог рискнуть пойти по следу тех, кто его оставил. Оно было прекрасным, изумительно тонким, но невообразимо чужим и далеким.

Глава 16

Перед отправлением Рогожин спросил:

— Ты на какую дистанцию сможешь протянуть поисковый щуп?

— Не знаю, попробовать надо, — ответил озадаченный Смолин, — а что?

— Когда мы вышли из портала, часы показывали почти три ночи по Москве, хотя тут и была первая половина дня. На привал мы остановились в девять утра по Москве. По моим прикидкам, за это время мы отмахали от точки выхода километров примерно шестьдесят. Конечно, для бешеной собаки это не крюк, да поисковым группам, если такие будут, теперь придется прочесывать площадь в десять с лишним тысяч квадратных километров, что довольно сложно и долго. Но и нам брести неизвестно куда тоже нельзя. Я смогу проверить, что впереди на расстоянии до примерно шестидесяти километров. Если ты можешь больше, то тебе и карты в руки, одному из нас надо быть в полной боевой готовности. На всякий случай.

Смоли понимающе кивнул и уселся прямо на землю. Больше по привычке прикрыв глаза, он осмотрелся вокруг в поиске потоков энергии. Конечно, все окружающее пространство буквально зудело от разлившегося в нем излучения, но работать с потоками был проще и удобнее. Не найдя ничего подходящего, Александр безразлично пожал плечами и принялся за плетение из периферийных каналов своей М-оболочки фильтр для поисковой волны. Попутно он высасывал из окружающей среды энергию, закачивая ее в виртуальный излучатель. После того, как фильтр был готов, он соединил излучатель с фильтром и выпустил М-излучение, которое, проходя через фильтр, меняло свои параметры в соответствии с его параметрами. Автономная замкнутая энергоинформационная структура отделилась от оболочки Смолина и, соединенная с нею лишь ниточкой обратной связи, принялась кружить вокруг отряда по спирали, постепенно отдаляясь от него. Разумеется, скорость его движения была очень велика, поэтому уже пару минут спустя Смолин встал, отряхнул трофейные штаны и весело сказал:

— Да уж, мы шли практически параллельно дороге, до нее не так уж и далеко, — он что-то посчитал и добавил, — примерно с тридцать километров по прямой. Дорога ведет к какому-то городу, до которого еще километров шестьдесят. По пути встречаются несколько скоплений разумных существ, наверное, какие-нибудь заброшенные деревни или поселки. Откуда начинается дорога — не понятно, видно, тот город находится еще дальше.

— Как определил, что город и деревни? — ревниво спросил Рогожин.

— Ну, город это так, сильно сказано, населения примерно как в моем родном, тысяч тридцать, не больше. А определил по концентрации носителей разума, естественно. В деревнях вообще человек триста в самой крупной. На самой дороге люди тоже встречаются. Так что сможем найти попутчиков, заодно и расспросим, что к чему.

Убрав за собою, они пошли в направлении дороги. Когда они уже порядочно отдалились от места привала, вдалеке полыхнуло зарево, а Смолин выразительно посмотрел на Рогожина. Тот все понял без слов и лишь ускорил темп.

По пути они продолжили начатый на привале разговор:

— Слушай, Витя, а может, мы в каких-нибудь джунглях? Ну там, в Амазонке или Африке какой-нибудь.

— Саня, тебе приходилось бывать в джунглях? Нет? А мне приходилось. Так что можешь быть уверен, мы не в тропиках. В них растительность погуще будет. Но и не в высоких широтах, там она куда более скудная, тем более что весна там начинается куда позднее, а здесь уже все деревья в листьях. А для средних широт России эти деревья, хоть некоторые из них и похожи на наши, совершенно нетипичны.

— А если в Америке?

— Выйдем на дорогу, все поймем, — отрезал Рогожин.

— Когда мы еще выйдем? — пробурчал Смолин.

— Засветло, — приободрил его Рогожин. — А там, заночуем, по звездам определимся.

— А что звезды? Я и дома-то в созвездиях не особо разбирался, Ну, Медведицу еще мог найти, но она же лишь на северном полушарии. А если мы на южном? — упорно цеплялся Смолин за малейшую возможность "остаться" на Земле.

— Можешь поверить, и на южном полушарии есть свои характерные созвездия, которые даже ты бы мог найти. Так что поживем, увидим.

— И что будем делать?

— Планета явно обитаема. Надо найти местных, поговорить с ними, найти астрономов, может они и подскажут, где мы находимся.

— Ага, или сдадут местной контре. А мне не хочется опять на опыты.

— Тоже может быть, — согласился Рогожин, — особенно, если вспомнить о сработавшей мине.

— И черт нас дернул ее поставить! — начал было сожалеть Смолин. — А если там люди погибли? Надо было просто остаться! Возможно, нам бы помогли.

— И кем бы тогда выглядели? В глазах этих самых людей, — поинтересовался Рогожин. — После таких спецэффектов, как наше появление?

— А кто знает, как мы тут появились?

— Вот именно, что никто не знает! А если у них тут война? А тут мы появились как раз тем способом, которым пользуются их разведывательно-диверсионные группы, как раз в составе двух человек. А если у них инструкция ставить таких к стенке сразу, без суда и следствия?

— Но мы как бы с другой планеты, объяснили бы!

— Ага, — улыбнулся Рогожин, — то есть, ты уже не возражаешь, что это вполне может быть другая планета? Хорошо. А тогда, если не помнишь, мы действовали из расчета, что находимся у себя дома, и за нами в любой момент может явиться опергруппа с объекта, аналогичного "Метроному". Так что, не переживай, все сделали правильно, — вслух сказал Рогожин, будучи совсем неуверенным в своей правоте. К счастью, экран, накинутый им сразу после выхода, не пропускал не только лишнего М-излучения, но и эмоций, поэтому Смолин лишь угрюмо посмотрел на него, и промолчал, не совсем убежденный.

* * *

К дороге они вышли, как и говорил Рогожин, еще засветло. Собственно, дорогой эту просеку можно было назвать с большой натяжкой, хотя она явно и знавала лучшие времена, когда за ней ухаживали, она была покрыта камнем. Теперь же она поросла травой, покрылась землей, камней в ней осталось явно меньше запланированного, так что по этой широкой полосе земли, которую уже начал захватывать окружающий лес, можно было передвигаться лишь с черепашьей скоростью.

— Да уж, тут на паркетнике не особо покатаешься, — пробормотал Рогожин, осматривая покрытие в виде земли и редких булыжников, — тут лишь на тракторе и на вездеходе можно пройти.

— Да уж, автомагистраль никак не тянет, — грустно протянул Смолин, — мы точно не в Америке.

— Да что ты знаешь об Америке? — отмахнулся Рогожин, — если и был, то в каком-нибудь городе, но никак не в подобной глуши. Хотя ты прав, такая в кавычках дорога — не в их стиле. По ней просто ничто не способно проехать, ну, кроме, разве что гусеничной техники типа танков.

21
{"b":"545069","o":1}