ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но у "изделия" есть и очень серьезный недостаток, который напрямую связан с его достоинствами. Так как у них идет некоторое преобладание энергоинформационной составляющей над физической, то многие энергетические воздействия весьма пагубно отражаются на их состоянии. В частности, им губителен ультрафиолет, что ограничивает применение изделия лишь ночным временем. Ток, даже безопасной для человека силы, может вызвать серьезный ожог. Открытое пламя способно убить. Поэтому, несмотря на то, что свет, как естественный, так и искусственный в виде ламп электрического освещения или факелов, им не вреден, им следует держаться подальше от таких источников. Как, в общем-то, и человеку самому, но в случае нормального человека это не приведет к его гибели, а вот "изделие" может выйти из строя. Вторым недостатком является его очень высокая стоимость и время производства, что ограничивает скорость пополнения. Поэтому, с учетом всех преимуществ и недостатков, мы можем рекомендовать его использование в качестве небольших, в две-три единицы, диверсионных отрядов, находящихся на острие удара по особо защищенным целям типа правительственных бункеров, шахт ядерных ракет и тому подобных.

Второй вариант предусматривает значительно меньшее вмешательство в энергоинформационную оболочку, которая оставлена почти человеческой, и значительное — в генотип. Основной упор в "изделии два" сделан на увеличение физических возможностей и автономность, при сохранении приемлемой цены. Результатом изменений является небольшое по сравнению с человеческой увеличение силы, скорости, реакции, и весьма значительное — выносливости, кроме этого, расширен диапазон оптической и акустической различимости. Но основным достоинством этого варианта является уникальная автономность. Он способен обойтись без пищи более недели, при сохранении активности. Это достигнуто за счет более активного использования азотных бактерий и внедрения в верхние слои кожи хлорофилла. Поэтому даже во время перехода происходит синтез как углеводов, так и белков. Кроме того, последние модели за счет внедренного в кишечник "букета" бактерий, позволяющего расщепить почти любую органику, отличаются всеядностью. Правда, это занимает довольно длительное время, что на наш взгляд, является недостатком, и мы работаем над сокращением этого времени. В целом же "вариант два" немногим отличается от человека. Однако разнородный отряд, составленный из него, будет отличаться от человеческого однородностью физических кондиций. С учетом вышесказанного можно дать рекомендацию по использованию разведывательно-диверсионных отрядов в составе десяти-пятнадцати единиц "изделия два" преимущество в пустынных и степных климатических зонах, хотя по климату ограничений и нет".

* * *

Александр имел непосредственное отношение к этому проекту, но ни малейшего — к составлению записки. После того, как он ознакомился с ней, у него возникло жгучее желание уничтожить хоть что-нибудь, а желательно весь комплекс, дабы никто никогда не смог повторить подобное. Особенно его вывело из себя бездушное "изделие", что заставляло думать, что и их группа где-то проходит как какое-нибудь "изделие", "средство" или что-то в этом роде. Он, не имея никаких особых талантов к управлению полем, как остальные, неожиданно проявил себя в управлении сложными органическими цепочками. Помогала и его увлеченность биологией в школе, и интерес, вызываемый таким неожиданным применением М-поля. Он даже заочно сдружился с одним из таких же, как и он молодых здоровых парней, которым не повезло оказаться в жерновах военной исследовательской машины. Кроме того, и Смолин, и Игорь, еще один оператор, участвующий в исследованиях, понимали, что им в их побеге никак не помешают союзники, а потому основные споры между ними в форуме возникли лишь в способе реализации идеи: Александр предлагал небольшое количество дорогих элитарных бойцов, а Игорь настаивал на массовом производстве недорогих солдат, которые бы немного превосходили человека по своим возможностям. Рассудил их Виктор, который просто предложил работать по обоим вариантам, тем более что все велось за счет "Метронома", руководство которого пока не подозревало о наличии организации среди тех, кто не мог видеть друг друга.

К тому же, он никогда не забывался относительно своей, пусть и невольной роли в том, какое будущее уготовано этим ребятам в случае неудачи, а потому старался изо всех сил, чтобы их не "забраковали". О том, что с ними будет, если такие бойцы просто окажутся никому не нужными, как и многое из уже сделанного, он старался не думать. Но полностью отказаться от таких мыслей не мог, а потому стремился дать им как можно больше неучтенных никаким спецификациями козырей.

Одним из таких козырей, который был к тому же и личным козырем самого Александра и был тайной ото всех, являлся интересный эффект, о котором ничего не было известно ни подопытным операторам, ни научникам "Метронома". Он заключался в том, что при особом желании Александр мог перемещать предметы, не прилагая к ним М-поле. Более того, эта способность никак не зависела от наличия М-поля, а была индивидуальной особенностью самого Александра. Во всяком случае, никто из сотен людей, чью энергоинформационную оболочку он видел за долгие месяцы пребывания в комплексе, не обладал такой способностью. Он долго разбирался, что с ним не так, пока, наконец, не махнул рукой и не оставил все как данность. Однако после того как он при помощи этой способности смог вывести из строя браслет, Александр призадумался. Путем сложных манипуляций на форуме, ему удалось получить слепки аур всех своих коллег и сравнить их как между собой, так и со своей. В результате выяснилось, что, в принципе, способность к телекинезу присуща каждому, но вот что бы получить хоть небольшой, но ощутимый эффект, требовалось долго и упорно тренировать ее, что было смешным для человека, который мог сделать то же самое, затратив минимум времени и сил. Он недоумевал, как же так получилось, что у него способность к телекинезу проявилась, но был рад получить такое сильное оружие, и приложил все усилия, чтобы передать эту возможность своим предполагаемым союзникам.

Интерлюдия 2

— Как вы думаете, мы не слишком сильно давим на них? Все же, живые люди…

— Люди? Вы так думаете? Серьезно?

— Ну, не совсем обычные, конечно…

— Что!? Вы это называете не совсем обычным? Что же тогда, по вашему, совсем необычное?

— Вы меня прекрасно поняли! То, что они получили определенные способности, не без нашего участия, кстати, не отменяет того, что они родились людьми и воспитывались ими же!

— Бросьте, майор! Не вам предаваться излишнему морализаторству! Лучше вспомните, чем вы обязаны генералу и продолжайте делать свое дело.

— А если они вырвутся на свободу?

— А вот на этот случай и есть мы с вами. Как раз на этот!

— Но ведь это мы сделали их такими, что опасаемся встречаться лишний раз!

— А что делать? Человек такое животное, что понимает лишь две вещи: наказание и поощрение. Но наказание дешевле. Или вы полагаете, что они бы так прогрессировали на сытных харчах?

— Стоит ли оно такого? Мы же своими руками выращиваем своих убийц! На меня даже воспиталка зверем смотрит, не говоря уж об этом психованном убийце!

— Нам приходится рисковать, ставки слишком велики. Это ведь как раз тот случай, когда победителей не судят! Никто ведь не предполагал, что все будет настолько успешно. Проект стабильно развивается, еще год-два, и нужда в этих монстрах отпадет, после чего они тихо-мирно перестанут нас тревожить.

Глава 4

— Ну что, чем похвастаетесь, каковы успехи? — сухо и без видимости симпатии спросил "мундир" у "халата". — Все же, проекту исполняется уже год, мы должны выдавать реальные практические результаты, иначе его прикроют… Вместе со всеми участниками…

4
{"b":"545069","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Откровения оратора
Как устроена экономика
Английский язык. 10 класс. Базовый уровень. Книга для учителя с ключами
Омерзительное искусство. Юмор и хоррор шедевров живописи
S-T-I-K-S. Огородник
Ребенок (мой) моего босса
Любовь во время чумы
Starcraft: Сага о темном тамплиере. Книга первая: Перворожденные
Я был секретарем Сталина