ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Если коротко, то этот амулет способен видеть картинку и воспроизводить ее скажем, в зеркале, стекле, воде и прочих предметах, обычно используемых для дальновидения. — Леат прикусила губу: насколько она знала, артефакты, подобные "Соколиному глазу" были невероятны сложны в изготовлении и стоили баснословных денег. А сейчас перед ней лежал один из таких раритетов. — Его самым главным отличием от прочих является то, что он составной и способен это изображение перерисовать на другой лист бумаги, главное, чтобы было, чем рисовать. Большая часть работы уже сделана, однако изображение страдает рядом дефектов. И главная проблема, на мой взгляд, в его недостаточной четкости. И если подобное еще можно незаметно при использовании водной поверхности, то при переносе изображения на твердую поверхность все тут же выходит наружу. У тебя же, насколько я смог заметить, с этим все в порядке. Ну, так как, ты мне поможешь? — настойчиво спросил маг.

— Было бы здорово! — возможность работать с настоящим мастером, знающим весьма многое и способным творить по настоящему уникальные вещи, заставила ее забыть о сиюминутных проблемах. Внимательно всмотревшись в совершенно непонятную мешанину плетений, окутывающих пластинку, она порадовалась, что сперва ей продемонстрировали довольно простенькую брошь, Леат продолжила, — но это очень сложная задача, я пока даже не знаю, как к ней подступиться…

— Было бы просто, сделал бы сам, — буркнул маг. — Да, еще, меня зовут Тер-Минар.

— Леат-Келея, — пробормотала девушка, сбитая с толку столь резкой переменой разговора.

— Я знаю, — продолжил Тер. — То есть, ты готова помочь?

— С радостью! — произнесла Леат, но тут же осеклась, переведя взгляд на Тер-Минара. Она слишком поздно сообразила, что следовало бы быть сдержаннее, теперь будет сложно потребовать плату за эту пусть и сложную, но и очень интересную работу.

— Хорошо, — кивнул маг. — Пластинка делает две вещи: излучает яркий свет наподобие обычного светильника и принимает отраженный обратно. Так как каждый цвет отражается по своему, то кристаллу остается лишь запомнить последовательность различно окрашенных участков. Вторая часть артефакта представляет собою трубку, через которую проходят чернила, которые окрашивают чистый лист бумаги, основываясь на запомненной последовательности участков. Проблемы начинаются при совмещении работы нескольких различных артефактов, постоянно накапливаются ошибки и конечный результат получается совсем уж неудобоваримым…

* * *

Они провели долгую и весьма содержательную беседу, в ходе которой Леат узнала много нового о возможностях артефакторной магии и магии вообще. Ей даже удалось, к своему глубокому удивлению, объяснить Теру несколько моментов, описанных практически в каждом учебнике. Как он нехотя ей признался, лангуагом он владел очень плохо, а очень многие книги написаны именно на этом языке. Зато сотворенные в его присутствии чары он схватывал на лету и после короткого изучения уже мог применять. Когда же ему настала пора уходить, Леат еле упросила его оставить заготовку у нее для изучения и попыток прикинуть, что именно можно сделать.

Проводив Тера, она ещё долго не могла оторваться от столь необычного артефакта. Даже сейчас, по мнению Тера ни к чему не пригодный, он впечатал возможностями, и еще больше перспективами. Она обратила свой взгляд на небольшую библиотечку и вспоминала все трудности, с которыми ей пришлось столкнуться, чтобы получить в нее тот или иной экземпляр. А сколько книг она упустила только из-за невозможности их переписать. Артефакт Тера, который он предназначал лишь для собственного пользования, при правильном подходе мог принести огромную прибыль. Причём Гильдия ничего бы не смогла поделать с нею, так как создание копий книг было тем самым высшим мастерством, которым артефакторы Гильдии не смогли бы заняться при всем желании.

А поэтому Леат-Келея безо всякого сожаления закрыла лавку пораньше, и вместо привычного ремонта старых и создания новых амулетов, посвятила всё своё время артефакту Тера: впереди была непростая задача не только доказать Теру, что он не зря обратился к ней, но и убедить его в перспективности её затеи, ведь без его знаний ей точно не справиться.

Глава 32

04 дуекса 4036.

— Ден, ну, пожалуйста, попробуй еще разок? — в очередной раз спросил Смолин

— Пробуй сам! — огрызнулся Ден-Исор, отмахиваясь от него.

— Ты же знаешь, у меня с этим проблемы!

— Ну вот и решай их, а не лезь ко мне!

Неизвестно, чем могла бы закончиться эта перепалка, но в этот момент в тренировочном зале появился Сур-Неор, второй человек в башне после самого Аэс-Шаера. Уже давно завершив свое обучение у него, он остался в башне и начал собственные исследования, попутно помогая бывшему учителю с молодняком.

* * *

В кабинете Аэс-Шаера, кроме него самого присутствовал еще один маг, изучать ауру которого Смолин не решился, но уровень М-излучения, исходившего от него, вполне соответствовал уровню Сур-Неора, вошедшего последним.

— Тер-Минар, мне сообщили, ты делаешь успехи? — вместо приветствия произнес Аэс-Шаер.

"И какая же это, интересно, тварь постаралась? Хотя ничего иного и нельзя было ожидать".

— Да, есть немного, — безразлично ответил Смолин

"Лишь бы старому хрычу не настучали, как именно я добился успехов…"

* * *

А стучать было чего. За полгода совместных мучений Смолину так и не удалось добиться каких-либо успехов с лангуагом, но, тем не менее, выход из ситуации был им найден.

Обучавший его лангуагу Гин-Гокир с первого же дня невзлюбил этого простолюдина, которого привел гроссмейстер, а потому даже не делал вид, что пытается хоть чему-то научить его. И самым странным было поведение Аэс-Шаера. По каким-то причинам гроссмейстер никак не желал вмешиваться в казавшуюся странной Смолину ситуацию, несмотря на то, что сам предложил ему обучение у себя. Напротив, выяснив у Александра, что его и прочих пленников заставляли колдовать по комбинациям неких символов, он, казалось, быстро потерял к нему интерес, занимаясь текущими делами. Иногда в башне появлялся кто-то из многочисленных знакомых, и в такие моменты Смолин предпочитал сворачивать заклинание слежения до минимума: кто мог знать возможности того или иного посетителя? Иногда из башни исчезал сам Аэс, и в такие моменты Смолин разгуливал по ней практически беспрепятственно. Но куда чаще из башни пропадал Сур-Неор. Бывший ученик гроссмейстера, непосредственно отвечающий за обучение Смолина, постоянно пропадал в длительных поездках, а потому Смолину было просто не к кому обратиться за помощью.

Помог случай. Во время одной из совместных тренировок Александр обратил внимание на то, что после многократного повторения одного и того же звука М-оболочка Дена начинает изменяться. Пришедшая в этот момент в его голову идея требовала быстрого подтверждения, а потому как только ему удалось застать Ден-Исора в одиночестве, он попросил его продемонстрировать что-то из уже изученного материала.

Ден недоуменно пожал плечами, но буквально пропел длинную ноту одного из простейших заклинаний. Настороженный Смолин внимательно наблюдал за ним, а потому смог четко зафиксировать все изменения, произошедшие с М-оболочкой Дена, из-за которых на его руке слабо замерцал светящийся шарик.

— А попробуй поставить метку, — попросил тогда Александр Дена.

— А зачем тебе это надо, Тер? — по-прежнему недоумевающе спросил Ден-Исор, после того как очередным заклинанием наложил магическую метку на первый попавшийся предмет.

— Хочу проверить одну идейку, — рассеянно ответил Смолин, внимательно анализируя все изменения, произошедшие в этот момент с М-оболочкой Ден-Исора. Расшифровка каждой ноты не заняла много времени, и спустя пару минут анализа заклинания Смолин представлял, как именно оно была создано Деном. Он глубоко вздохнул и пропел что-то, может быть, и похожее на заклинание светлячка. Во всяком случае, Ден-Исор оказался глубоко удивлен, когда в руке Смолина полыхнул ярчайший шар света.

50
{"b":"545069","o":1}