ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Подчеркнем, что приведенные объяснения отнюдь не общепризнанны и не достоверны. Есть астрономы, как, например, ленинградская исследовательница Луны профессор H. Н. Сытинская, которая вовсе отвергает реальность изменений на Луне, во всяком случае тех, которые до сих пор наблюдались.

К числу последних относятся также наблюдения загадочных темных пятен на дне некоторых цирков и в других местах лунной поверхности.

Некоторые из этих пятен ведут себя весьма странно: во время полнолуния, когда лунная поверхность освещена наиболее сильно, они увеличиваются в размерах и делаются заметно темнее. Следовательно, эти пятна не могут быть тенями от каких-либо лунных возвышенностей — ведь тогда в полнолуние они были бы наиболее короткими и наименее темными.

Во время лунных затмений темные пятна на дне лунного кратера Шиккард и в других местах Луны по мере погружения в земную тень уменьшаются в размерах. Когда затмение кончается, пятна снова восстанавливают свой первоначальный вид.

Логично предположить, что их изменения, по крайней мере в этих случаях, связаны с изменением температуры лунной поверхности. Правда, такой вывод мало что проясняет в природе таинственных пятен.

На дне лунных цирков Эратосфен, Платон и некоторых других ряд наблюдателей замечал странные темные пятна зеленоватого оттенка, которые с изменением солнечного освещения медленно передвигались по дну цирка.

Американский астроном В. Пиккеринг в 1894 году высказал мнение, что перемещающиеся по дну Эратосфена темные пятна есть… скопища лунных насекомых, что-то вроде наших муравьев, которые ищут для себя наиболее удобное место! Вряд ли когда-нибудь в истории астрономии высказывалась более странная гипотеза, и неудивительно, что она не встретила поддержки. Правда, тот же Пиккеринг несколько позже заявил, что изменяющиеся темные пятна на Луне — это скудная лунная растительность. С наступлением лунного дня температура поверхности Луны повышается, растительность возрождается, и потому пятна становятся- более зелеными. К концу лунного дня лунные растения чахнут, и пятна поэтому оказываются блеклыми, потускневшими.

Такую точку зрения защищают и некоторые из современных зарубежных астрономов, в частности английский астроном Мур.

В последнее время Мур тщательно исследовал лунный кратер Аристарх — самое яркое образование на лунном диске. Ему удалось увидеть на дне Аристарха слабые темные радиальные полосы, впервые замеченные некоторыми астрономами еще в прошлом веке. Полосы не остаются неизменными. Они периодически то удлиняются, переходя даже за границы вала кратера, то снова укорачиваются.

В 1949 году Мур открыл еще около двух десятков лунных кратеров, в которых наблюдаются подобные удивительные полосы. Мур предполагает, что радиальные полосы представляют собой трещины в лунной поверхности, идущие от центральной горки — вулкана. С наступлением лунного дня температура повышается, и из трещин выделяются какие-то газы, возможно углекислота. Она-то и дает жизнь тем примитивным растительным организмам, которые располагаются вдоль трещин.

То, что из недр Луны иногда выделяются газы, вряд ли вызывает сомнение. Тот же Мур в 1950 году внутри одного из кратеров Мессье увидел блестящее белое облако, впоследствии рассеявшееся. Годом раньше, в 1949 году, астроном Торнтон наблюдал клуб беловатого пара в лунной долине Геродот.

В ночь на 3 ноября 1958 года астроном Крымской астрофизической обсерватории Н. А. Козырев фотографировал спектр лунного кратера Альфонс. Центральная горка Альфонса получилась на спектрограмме сильно размытой и красноватой.

Когда через два часа Н. А. Козырев получил второй снимок спектра того же объекта, его поразили необычайные яркость и белизна центрального пика. Полчаса спустя яркость пика внезапно упала до обычной и продолжала оставаться такой же в последующие ночи.

По мнению Н. А. Козырева, все эти странные факты объясняются извержением газов и вулканической пыли из центральной горки Альфонса, которая, таким образом, представляет собой действующий лунный вулкан.

Наблюдались сходные явления и в XIX веке. Но эти извержения по сравнению с масштабом всей Луны ничтожно малы, и они, безусловно, не могут создать достаточную для жизни атмосферу. По новейшим данным, лунная атмосфера, если она вообще существует, должна иметь плотность в миллиард раз меньшую плотности комнатного воздуха.

Впрочем, границы распространенности и приспособляемости жизни никем еще не установлены. Жизнь, представляющая собой, по словам известного советского астронома, члена-корреспондента Академии наук СССР Г. А. Тихова, «явление чрезвычайно упорное», может быть, и проявляет себя как-то даже на Луне.

Больше ста лет назад, в 1856 году, немецкий астроном Ганзен опубликовал работу, в которой доказывал, что Луна якобы имеет форму яйца, которое обращено к Земле своей острой стороной. «Наблюдение убеждает нас в том, — писал он, — что эта часть Луны скорее всего лишена жизни». Но иначе сложились условия на другой, невидимой стороне Луны. Там, как уверял Ганзен, благодаря массивности тупой части лунного яйца должны были скопиться вся лунная атмосфера, остаться вода и возникнуть жизнь.

Подобно мифическому двуликому богу Янусу, Луна, по Ганзену, имеет два «лица». Одно, обращенное к нам, мертво и безжизненно. Другое «лицо», навсегда скрытое от глаз обитателей Земли, наоборот, представляет собой цветущий, обитаемый мир.

Статья Ганзена произвела сенсацию. Однако вскоре обнаружилось, что в расчеты немецкого астронома вкрались досадные ошибки. Луна вовсе не похожа на яйцо, как представлял себе это Ганзен. По современным исследованиям, проведенным советским астрономом профессором А. А. Яковкиным, Луна почти шар. Направленный к Земле радиус превосходит перпендикулярные к нему радиусы всего на несколько километров. Разница есть, но вызвать те следствия, о которых говорил Ганзен, она, разумеется, не может.

Несмотря на то что Луна всегда повернута к нам своим «лицом», мы кое-что знаем и о ее невидимом «затылке».

Строго говоря, доступна наблюдению не половина, а около 60 процентов лунной поверхности. Дело в том, что благодаря явлениям, которые астрономы называют либрациями, Луна кажется нам как бы слегка покачивающейся. Эти покачивания вызываются четырьмя причинами.

Во-первых, обращаясь вокруг Земли по эллипсу, Луна движется неравномерно — с приближением к Земле ее скорость увеличивается, с удалением от Земли уменьшается. В то же время вращение Луны вокруг своей оси совершается почти равномерно. Из-за этого, как нетрудно сообразить, мы иногда заглядываем то за левый, то за правый край лунного диска. Это либрация по долготе.

Во-вторых, плоскость лунного экватора составляет с плоскостью земной орбиты угол около 6 градусов. Так как при обращении Луны вокруг Земли ее воображаемая ось вращения перемещается параллельно самой себе, земной наблюдатель заглядывает то за южный, то за северный полюсы Луны. В этом заключается либрация по широте.

В-третьих, вращающаяся Земля имеет значительные размеры. Поэтому, в течение суток переносясь в пространстве вместе с другими окружающими нас предметами, мы смотрим на Луну из разных точек этого пространства. Из-за этого нам частично приоткрывается то один, то другой край Луны. Такова так называемая параллактическая либрация.

Наконец, в-четвертых, из-за вытянутости Луны в направлении к Земле вращение ее вокруг оси совершается, строго говоря, не вполне равномерно. Покачиваясь вокруг собственного центра тяжести, Луна и при этой физической либрации немного приоткрывает свою невидимую часть.

Итак, в результате совокупного действия всех либраций мы видим 3/5 лунной поверхности. Открывающиеся нам части Луны по своей природе совершенно сходны с тем, что мы наблюдаем в центральных областях лунного диска.

Пронаблюдайте, например, хотя бы в бинокль пограничные лунные Моря Гумбольдта, Новое, Краевое, Смита, Южное и другие. Вы увидите, что появляющиеся из-за края Луны части этих морей имеют такой же вид и такую же природу, как и постоянно видимые области.

8
{"b":"545070","o":1}