ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Итак, прекрасная дева заточена в башне… Тьфу ты, госпожа Ислимэ не дева уже три месяца. Но, по крайней мере, ее муж на свободе. В отличие от тестя, которого генерал Эрестор посадил в подземелье этой же башни.

Открылась дверь и в комнату Ислимэ вошел толстый повар с подносом. За ним последовал драгун в черном мундире, в каске, с палашом и двумя пистолетами на поясе (женщина только горько усмехнулась при виде всего этого арсенала).

— Ангборн, ты? — спросила она. — С какой стати Эрестор послал в караул целого ротмистра?

— Так получилось, — Премьер-ротмистр Ангборн поправил на шее серебряный офицерский горжет. — Ладно, — сказал он повару. — Поставь еду и ступай. Посуду заберешь через час.

— Хочешь полакомиться Азагхаловыми остаточками? — хмыкнул толстяк, ставя поднос на стол.

Ангборн молча сунул нахалу под нос кулак. Охнув, повар исчез, громко хлопнув дверью.

— Видите ли, госпожа, — начал он, снимая каску и садясь за стол — напротив Ислимэ, как раз принявшейся за обед. — Я теперь командую гарнизоном Изенгарда. Генерал оставил сотню драгун охранять крепость и выступил подавлять мятеж.

— Какой мятеж?

— Ах да, вы ведь не знаете… Орки Лаэра взбунтовались. После того, как самого Лаэра порубили на вылазке — вместе с половиной полка — солдаты обвинили в поражении Эрестора. Ведь он не поддержал вылазку кавалерией.

— После ареста Больга и расправ с «дезертирами» я вполне их понимаю, — мрачно сказала женщина.

— Да, конечно, — кивнул Ангборн. Чувствовалось, что ему очень не хочется соглашаться с Ислимэ. Вздохнув, он продолжил.

— Рейтары и драгуны изрубили мятежников, но Южная стена осталась без защитников. Сейчас Эрестор собрал на юге почти всю кавалерию.

— А что Азагхал?

— Ваш муж по-прежнему удерживает Дунландский перевал. Это все, что я знаю.

— Без пехоты Эрестор крепость не удержит, — сказала Ислимэ.

— Я знаю. Даже если генерал сдастся, я буду драться до конца.

— И это будет наш конец, — женщина в отчаянии закрыла лицо руками. — Я ведь беременна. Я так мечтала подарить любимому сына.

Ислимэ зарыдала. Премьер-ротмистр Ангборн молча встал и вышел, пройдя мимо стоящих у двери арестантки драгун.

На душе господина ротмистра было погано. Спустившись во двор, он направился к воротам, решив лишний раз проверить караулы. И остановился, увидев, как в ворота цитадели въезжали двое драгун с серебряными горжетами поверх черных мундиров.

Седой офицер спешился и передал коня подошедшему слуге.

— Господин полковник, — Ангборн отдал командиру честь. — Во вверенном мне гарнизоне происшествий не отмечено.

— Отставить, ротмистр, не до того, — ворчливо ответил полковник Кания. — Постройте гарнизон. Мы сдаемся.

— Что?

— Генерал Эрестор и его люди уже сложили оружие, — терпеливо, словно объясняя прописную истину глупому мальчишке, заговорил Кания. — Сэорл обещал сохранить жизнь всем людям, а желающим офицерам — позволить поступить на службу королю Вардамиру. Орки, конечно, умрут.

— Понятно, — с трудом сдерживая гнев, ответил Ангборн. — А госпожа Ислимэ?

— Сэорл хочет выдать ее Вардамиру, — пожал плечами полковник. — Наш государь наверняка казнит ее за брак с орком. Я намерен лично доставить ее королю Сэорлу.

«Ах эта погань уже наш государь», — подумал Ангборн. Но вслух сказал.

— Кстати, об Ислимэ. Вы можете забрать ее прямо сейчас. Все равно гарнизон меньше, чем за полчаса, не собрать.

— Разумно, — кивнул Кания. — Прикажите вахмистру построить людей и пойдем.

Подъем по винтовой лестнице был долгим. Выйдя на площадку перед коридором, ведущим в комнату госпожи Ислимэ, Ангборн остановился.

Кания и его адъютант тоже встали. Переведя дыханье, полковник сухо сказал: — У нас мало времени.

— Ваше время истекло, господин предатель, — ответил Ангборн, обнажая палаш. — Защищайтесь.

— Ты сам этого хотел, сынок, — сказал Кания, выхватив клинок. — За короля Вардамира!

Это был не изящный поединок на шпагах, а настоящая рубка, где все решала сила и скорость. И именно в скорости ротмистр превзошел своего пожилого противника. Увернувшись от клинка врага, Ангборн точным ударом снес Кании голову.

Адъютант полковника бросился бежать. Ангборн без колебания выстрелил ему в спину. Тело покатилось по винтовой лестнице и остановилось лишь на следующем этаже.

За спиной застучали сапоги. Двое солдат, охранявших Ислимэ, вбежали на площадку, держа в руках ружья. Взять своего командира на прицел она все-таки не решились.

— Какие будут приказания, господин ротмистр? — спросил один из них.

— И против кого мы теперь бунтуем? — нервно добавил другой.

— Мы по-прежнему бьемся против узурпатора, — сказал Ангборн. — Которому этот… хотел нас предать. Ладно, отставить лирику. Уберите тела. Потом ступайте на Центральную площадь и присоединяйтесь к построению.

Отдав приказы, Ангборн направился в комнату Ислимэ. Удовольствие сказать прекрасной даме «Ты свободна» он себя лишать не собирался.

Полковник Больг привстал в седле и оглядел выстроенные на площади перед Ортханком гарнизон. Да… не густо. Сотня драгун и сотня орков, освобожденных из изегардской тюрьмы вместе с самим половником. Большую часть крепостного двора занимали женщины и дети, бежавшие из рейтарских слобод под защиту стен во время орочьего мятежа. Вот и прибежали… Впрочем, у Больга было слишком поганое настроение, чтобы злорадствовать.

Премьер-ротмистр Ангборн сидел в седле на полкорпуса позади полковника. Освободив Больга, он передал ему командование с явным облегчением.

— Какие будут приказания, господин полковник? — спросил он.

«И как нам выбраться из этой…», — мысленно добавил за ротмистра Больг.

— Изенгард мы не удержим, — медленно сказал полковник. — Нас слишком мало. Поэтому надо прорываться на Дунладский перевал. Объединимся с полком Азагхала, и пробьемся в Дунланд.

— Мы можем вызвать Второй пехотный сюда, — нервно ответил Ангборн. Выходить из-за неприступных стен, под удар страшной роханской кавалерии, ему явно не хотелось.

— Не успеют, — отрезал Больг. — Они же пехотинцы. Роханцы окружат крепость раньше. Нет, мы пойдем на прорыв.

Он дал шпоры коню и остановился перед строем.

— Воины Изенгарда! — начал Больг. — Генерал Эрестор сдал Изенгард Сэорлу, южная стена уже в руках роханцев. У нас есть один шанс выжить. Через час мы выступаем на Дунландский перевал. Мы соединимся с верным долгу полком Азагхала и уйдем в Дунланд. Женщины и дети пойдут с нами — я никого не оставлю роханцам. Впрочем, кто трусит — может остаться. Вряд ли Сэорл вас пощадит. А кто хочет выжить — собирайтесь! Через час мы выступим от западных ворот.

Когда солдаты и решившие уходить беженцы стали расходиться — им еще предстояли сборы — Больг увидел идущую по площади Ислимэ. Рядом с женщиной шел гном Строри, неся на плечах, словно жерди, сразу две винтовки. Ислимэ тоже была нагружена — за спиной — котомка, на поясе — рог с порохом и сумка с пулями.

— Вот и ты, дочка, — улыбнулся Больг. — Готовишься воевать?

— Если придется. Мы ведь будем прорываться на перевал с боем, — кивнула Ислимэ.

— Господин полковник, пушки… — вмешался Строри.

— Какие пушки?

— Полковые пушки, ваше же изобретение, — объяснил Строри. — Четыре штуки. — Я собирался отослать их на южную стену. Но начался мятеж, и…

— Отлично, — Больг в восторге стукнул себя кулаком по животу. — Будет сюрприз этой роханской сволочи! Показывай, где эти пушки!

— Э… — Строри скосил глаза на ружья.

— Ясно. Ты — Больг ткнул пальцем в первого попавшегося солдата, — поможешь госпоже отнести ружья. А мы займёмся пушками.

Полковник роханских драгун Бальдор усмехнулся в усы, глядя на длинный караван фургонов, выходящих из ворот Изенгарда. Похоже, сегодня ему улыбнулась удача.

Когда король Сэорл, не дождавшись известия о сдачи Изенгарда, направил «разобраться в ситуации» дав полка драгун, Бальдор был недоволен. Ему приказали блокировать Изенгад с запада, пока полк Гальбы «овладеет» то есть разграбит саму крепость. И тут такая удача! Если эти люди бегут — значит, он не сдаются. Ему, конечно, приказали убивать только орков — но как их отличить от прочих изенгардцев, они же все черномазые.

14
{"b":"545072","o":1}