ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— На нас идет сам Вардамир, — ответил Азагхал сразу всем. — Мы возвращаемся. Разворачивайте колонну — я еду в войска.

— Что ж, — сказала Ислимэ, — теперь вся надежда на арнорцев. Кстати, где они?

20. Дунландский перевал, 11 ноября 1724 г. по летоисчислению Хоббитании

С запада Дундандский перевал был укреплен лучше, чем с востока. Низкая, но широкая каменная стена перекрывала выход из ущелья. Две полукруглые башни, пристроенные к скалам, простреливали подступы к воротам. Всего неделю назад об эти стены разбился штурм гондорской пехоты. Но все выстроенные людьми укрепления казались ничтожными по сравнению с гигантской скальной стеной, рассечённой ущельем Дунланского перевала.

Белые стены ущелья были усеяны черными оспинами пещер — природных и искусственных. И было странно видеть в каменном склоне обычные застекленные окна.

Почти на верху склона, у входа в одну из пещер (перекрытого каменной стеной с окном и деревянной дверью) природа создала небольшую полукруглую площадку, ныне поросшую бурой осенней травой. Солнце всходило над восточными отрогами Мехедраса, озаряя белые скалы перевала. Туман, затянувший долину Торина, медленно расходился.

Дверь открылась, и на площадку вышли мужчина в черной форме и женщина в меховом плаще. Дама ступала осторожно — ее беременность была уже заметна. Ислимэ и Азагхал остановились, не подходя к краю площадки, и обратили взор к восходу.

— День настает вновь, — сказала Ислимэ. — И надежда еще не потеряна.

— Я тоже читал о Предначальной эпохе, — улыбнулся ее муж. — Но если я на кого и надеюсь, то только на Барахира и его армию.

— Он придет, — уверенно сказала женщина. — Может, это и глупо, но для меня сейчас важнее всего — подарить тебе сына. Эстель, — сказала она, положив руку себе на живот. — Так мы назовем нашего первенца.

Азакхал обнял жену, после чего повернулся к обрыву. И замер, глядя на долину.

Туман рассеивался, и было видно, как длинные черные колонны движутся на юг от гондорского лагеря. Азагхалу потребовалась целая минута, чтобы осознать происходящее.

— Вот наша надежда и сбылась, — сказал он. — Арнор пришел на помощь.

— Господа офицеры, наш долг — помочь арнорской армии одержать победу, — сказал Больг, встав из-за стола. — Полковник Азагхал! Вам передается два пикинерских и один мушкетерский батальон. И четыре полковые пушки. Ваша задача, — тут старик взял кинжал, указывая им маршрут на разложенной на столе карте — пройти по гребню, выйти в долину южнее гондорского лагеря, вот тут, и ударить узурпатору в тыл. Выступите с рассветом.

— За два часа до рассвета, — не вставая, ответил Азагхал. — Тогда мы выйдем в долину Торина в тумане. Нельзя, чтобы гарнизон лагеря нас заметил.

Действительно, гондорцы оставили в лагере целый пехотный полк. Сражаться с ним орочьи командиры не планировали, резонно полагая, что после разгрома армии узурпатора гарнизон никуда не денется.

— Да будет так, — кинул Больг. — Действуй, сын.

21. Долина Торина, 12 ноября 1724 г. по летоисчислению Хоббитании

Туман белыми волнами стелился над долиной Торина. Знамёна Арнора — темно-синие с белой шестиконечной звездой — медленно колыхались в серой мгле. Король Арнора Барахир ехал во главе Аннуминасского рейтарского полка.

Кони шли медленно: впереди двигалась гномья пехота, уже развернутая в боевой порядок. Напрасно узурпатор Вардамир объявил гномов «низшей расой» и запретил им покидать родные горы. Напрасно Сэорл обложил гномов Аглагронда тяжелыми налогами, а их изенгардских сородичей перебил вместе с орками. Подземные жители Мории и Синих гор, не пожелав становиться «низшей расой», дали в арнорскую армию три тысячи пикинеров, алебардщиков и стрелков.

Перед рассветом арнорская армия выстроилась в боевой порядок и в утреннем тумане начала выдвигаться на позиции, спускаясь с холмов в речную долину. Разведка уже обнаружила армию узурпатора на восточном берегу Черной реки. Король рассчитывал выстроить армию на западном берегу, прежде чем рассеется туман.

К королевскому знамени подскакал молодой офицер в серой драгунской форме. Отдав честь, он доложил: — Ваше Величество, пехота и артиллерия вышли к реке.

Кивнув, Барахир поднял руку и скомандовал рейтарам: — Стой!

Офицеры повторили приказ и полк остановился. Стремясь сделать узурпатору сюрприз, Барахир запретил подавать сигналы трубами, пока не рассеется туман.

Туман рассеиваться не торопился. Серая мгла клубилась над бурым полем, не позволяя ничего увидеть дальше сотни шагов.

Барахир спокойно ждал, сидя в седле. Он, как и его враг Вардамир, был опытным воином и полководцем. Еще до начала гражданской войны Барахир сокрушил Ангмар, а Вардамир разбил харатцев в Южном Гондоре. Впрочем, победа при Изенгарде, одержанная благодаря предательству, не принесла узурпатору славы.

— Будет сюрприз лосарнарсхому герцогу, — тихо произнес король.

— Похоже, это сражение войдёт в историю Туманной битвой, — сказал адъютант короля, ротмистр Аргор.

— Вся это война туманная, — ответил король. — Стреляем в своих же товарищей, которые только что стали врагами. И даже победа ничего не спишет…

Воцарилось молчанье. Туман все же мало-помалу рассеивался, поднимался, словно занавес, открывая сцену грядущей битвы. Поскольку король и его рейтары находились на склоне, государю были отлично видны гондорские и арнорские войска, выстроенные в низине — на берегах Черной.

Центр обеих армий составляла пехота. Вдоль восточного берега протянулась двойная черная линия гондорской пехоты — мушкетеры, за ними пикинеры. Взглянув в подзорную трубу, король мрачно усмехнулся, заметив мифрильный блеск на крылатых шлемах Стражей.

Сегодня возрожденной Вардамиром Страже Цитадели (прежний состав почти полностью погиб во время переворота) предстояло сразиться с гномами.

Подгорные воители стояли в центре арнорского строя. Если арнорцы, подобно своим противникам, построились в две линии, то гномы выставили в поле три квадратные баталии. Сверкали на солнце брони подземных воителей, лезвия пик и алебард. Не менее внушительно выглядели вооруженные карабинами стрелки в кумачовых кафтанах, рассыпавшиеся густой цепью перед баталиями. По сравнению с арнорскими воинами в серых мундирах гномы смотрелись изрядными пижонами.

На флангах строилась кавалерия — рейтары ближе к центру, драгуны по краям боевых порядков. Что ж, арнорские и гондорские офицеры учились в одной и той же военной школе в Минас-Тирите.

А вот расположение артиллерии отличалось — Вардамир стянул все пушки в «большую батарею» перед пехотой, Барахир — распределил вдоль всего арнорского боевого порядка. Бронзовые бока пушек сверкали и перед гномьим строем, и в рядах серых мушкетер, и между кавалерийскими эскадронами.

— Открыть огонь! — приказал король. Звонко зазвучали арнорские трубы — и сразу же загрохотали арнорские пушки. Ядра обрушились на гондорские ряды, пробивая в них кровавые просеки. Досталось и пехоте, и кавалерии.

Гондорцы ответили. Их ядра падали на арнорские батареи, выбивали бойцов из рядов пехоты. Даже сквозь грохот орудий доносились крики раненых.

На флангах, где у узурпатора пушек не было, обстановка была лучше. Королевские артиллеристы безнаказанно расстреливали гондорскую кавалерию.

Бой продолжался. Обе стороны несли тяжелые потери, хотя «работала» одна артиллерия. Король сидел неподвижно, время от времени отхлебывая из фляги. Сейчас ему оставалось только ждать.

Первыми не выдержали гондорцы. Сначала стала отступать кавалерия, потом пехота; последними, взяв орудия на передки, оставили позицию артиллеристы узурпатора. Арнорская артиллерия изрядно проредила отступающих, но вскоре гондорцы вышли из-под обстрела. Арнорские пушки замолчали.

— Что ж, господа, — сказал король. — Узурпатор приглашает нас атаковать. Не будем заставлять его ждать. Сигнал к атаке!

16
{"b":"545072","o":1}