ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

«Но это временно, — думал принц. — Придет время, и арнорскими кораблями будут командовать военные моряки, умеющие и проложить курс, и победить в бою. Ну а сейчас мне придется выигрывать с теми кораблями и теми экипажами, что есть».

Повернувшись, Халбард бросил взгляд на свои корабли. Крутобортые, с высокими настройками на носу и корме, с тремя ярусами парусов на трех мачтах и с небольшим парусом на бушприте, арнорские галеоны выглядели величественно. Корпуса кораблей были окрашены желтым, с черными полосами и черными крышками пушечных портов.

Сразу за «Эарендилом» шел, вздымая пенные буруны, тридцативосьмипушечник «Кардолан». Четвертым в кильватерной колонне следовал 46-пушечный «Нарсил», корабль вице-адмирала Гилдора, седьмым — контр-адмиральский 38-пушечник «Артаден».

Вот и все настоящие военные корабли, которые арнорцы ценой величайшего напряжения сил построили за зиму. Остальные четыре корабля были вооруженными торговцами, и несли от 28 до 30 пушек.

Южнее под белыми парусами мчался девятый корабль арнорского флота — «Чайка» капитана Галдора. Его шкипер, дунландец Вальд, был одним из самых опытных и уважаемых моряков Лонд Доэра.

«Чайка» изображала на учениях неприятельский флот. По правилам учения, арнорская линия должна была атаковать условные корабли противника, следовавшие за «неприятельским флагманом».

Со времени Симмской войны против харадских пиратов флоты Соединенного королевства вели бой в линии. И сейчас арнорские моряки отрабатывали наиболее вероятную ситуацию: бой в линии против линии неприятеля.

— Сигнал «Спуститься на противника», — скомандовал Халбард.

Над «Эарендилом» взвился красный флаг. Одновременно на флагмане прогремел пушечный выстрел. По этому сигналу арнорские корабли слаженно легли на правый галс и стали сближаться с «Чайкой». Если бы за экс-торговцем следовали боевые корабли — королевские галеоны атаковали бы их. А сейчас они выходили «Чайке» в кильватер.

— «Нарсил» отстает, — заметил Халбард, следя за маневрами вице-адмиральского флагмана.

— Его перегрузили пушками, — заметил Фалатар. — Лучше нам строить сорокачетырехпушечники.

— Мы уже подошли к «Чайке» на выстрел, — заметил Строри.

— Лево руля, — скомандовал принц. — Сигнал выстрелом.

Одиночный выстрел флагмана в арнорском флоте означал «делай как я». Вслед за «Эарендилом» арнорские галеоны легли в фордевинд сзади и левее «Чайки».

— Огонь!

Звонко пропел горн и «Эарендил» окутался дымом. Одиннадцать двадцативосьмифунтовых, одиннадцать восемнадцатифунтовых и четыре шестифунтвых пушки правого борта разом выпустили в пенный след за кормой «Чайки» две с лишним дюжины ядер. И тут загрохотали пушки остальных семи галионов. Ядра вспенивали синюю гладь моря, поднимая белые столбы, выстроившиеся я неровную линию.

Принц Халбард внимательно наблюдал за всплесками ядер. Спустя полчаса канонады он приказал: — Задробить стрельбу! Мы возвращаемся на базу.

И добавил про себя: — Сегодня отстрелялись неплохо. Надеюсь, в бою пушкари не растеряются.

4. Лонд Ворн, 23 мая 1725 г. по летоисчислению Хоббитании

Порт Лонд Ворн в устье Барандуина был к маю 1725 года уже хорошо укреплен. На северном берегу, над речным обрывом был выстроен форт из серого камня. Вторая батарея — древо-земляная — находилась на пляже под обрывом, вровень с водой. Еще один древо-земляной форт был построен на низком южном берегу, на выдающемся в реку мысе.

Солнце садилось за западные холмы, когда эскадра принца Халбарда, маневрируя по узкому фарватеру Барандуина, с приливом вошла в порт. Обогнув мыс, галионы стали швартоваться у длинных причалов. Здесь берег, застроенный прочными каменными домами, плавно спускался к реке.

Сойдя с корабля, принц увидел стоящую у причала карету. На облучке сидел кучер-хоббит; но Халбард видел только молодую усталую женщину с младенцем на руках, вышедшую из кареты. Принц бросился к жене и осторожно (чтобы не повредить ребенку) обнял ее.

— Как ты приехала? — спросил он. — Зачем?

— Через Хоббитшир, — улыбнулась Роза. — Поскольку людям запрещено пересекать границу, мне пришлось попросить соплеменников помочь.

— Спасибо, — искренне сказал принц кучеру.

— Мы всегда рады помочь Нашей Принцессе, — с достоинством ответил немолодой хоббит.

Халбард склонился к младенцу.

— Ну, здравствуй, Туор, — сказал он.

Из кареты вышла невысокая (даже для хоббита) полная женщина с младенцем на руках.

— Это Любелия Шерстолап, кормилица, — сказала Роза. — И Отто, молочный брат нашего Туора.

Кивнув кормилице, Халбард склонился к Розе и тихо сказал: — Ну вот и хорошо. Думаю, тебе следует отдать маленького принца кормилице. А мы сейчас пойдем домой и будем вдвоем до утра. А война подождет.

Улыбка и счастливый взгляд любимой женщины были ему ответом.

— Простите, господин адмирал.

Халбард поднял голову и недобро посмотрел на рослого офицера в драгунской форме. Выглядел офицер усталым: видно, день он провел в седле.

— В чем дело, лейтенант?

— Приказ Его Величества, — гонец протянул принцу конверт. Халбард, разорвав бумагу, быстро просмотрел недлинный текст и небрежно сунул письмо подошедшему адъютанту, лейтенанту Хамдиру.

— Позаботьтесь о гонце, — приказал принц. — И завтра созовите капитанов на военный совет (адъютант кивнул). И да, до утра меня не тревожить.

Взяв жену под руку, Халбард повел ее в свой новый дом.

5. Аннуминас, 30 мая 1725 г. по летоисчислению Хоббитании

Алое солнце садилось в голубые воды озера Эвендим, окрашивая их красным. Весенний Аннуминас тонул в зелени садов; склоны холмов, окружавших озеро, поросли свежей травой. Королевский замок, возвышавшийся над городом на высоком холме, озаренный закатным солнцем, казалось, светился на фоне сумрачного востока. Копыта коней весело стучали по брусчатке, и полковник Хьюрин, едущий стремя-в-стремя со вдовствующей королевой, с радостью видел на лице любимой улыбку.

Только вчера они отметили годовщину гибели короля Эрлоса II. Сегодня полковник провел весь день в сборах, готовя полк к завтрашнему выступлению. И только вечером нашел время в очередной раз встретиться с Гилраэной.

— Так вы говорите, что выступаете завтра с рассветом, — говорила тем временем королева. — Что ж, до рассвета еще целая ночь. И я хотела, чтобы вы провели… чтобы вы сегодня переночевали в замке.

«Надо отказать, — подумал Хьюрин. — Мне нужно выспаться перед походом». Но сказать это вслух он почему-то не смог.

— Ну решайтесь, полковник, — продолжила Гилраэна. — Я приглашаю.

— И я с радостью принимаю приглашение, — с удивлением услышал Хьюрин собственный голос.

Они сидели за столом в покоях вдовствующей королевы. Служанка, забрав опустевшие тарелки и расставив на столе бокалы с вином, удалилась.

— Вы вступаете завтра, — продолжила Гилраэна прерванный разговор. — А когда вы пойдете в бой?

— В начале июля, — ответил Хьюрин. — Халбард уже выступил. Арнорский флот должен разорить побережье и отвлечь гондорскую армию. А мы разобьем Сэорла и вернем Рохан Эльфхельму.

— Воюете в лучших традициях Саурона, — заметила Гилраэна.

— Главное — воевать успешнее, чем Черный властелин, — спокойно ответил полковник.

Ему было хорошо. Он сидел за столом рядом с прекраснейшей женщиной. И все прошлые и будущие ужасы отступили.

— Спасибо, что подарила мне прекрасный вечер, — сказал Хьюрин.

— Я люблю тебя, — неожиданно сказала Гилраэна.

— Я люблю тебя, — эхом ответил Хьюрин. — Ты выйдешь за меня замуж?

— Да, — ответила вдовствующая королева. — Когда ты вернёшься.

— Теперь я обязательно вернусь с войны, — улыбнулся офицер. — Я не могу опознать на собственную свадьбу.

— Свадьба будет после похода, — Гилраэна встала. Глядя мужчине в глаза, она развязала пояс и сбросила с плеч платье, с легким шорохом упавшее к ее ногам. Выдернула из волос гребень, и черные пряди рассыпались по обнаженным плечам.

20
{"b":"545072","o":1}