ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Сегодня вы разделите хлеб, вино и ложе, — сказал он. — Соединятся ваши души и тела, и вся жизнь. Желаю вам счастья.

Когда молодые, сопровождаемые гостями свадьбы, направились в пиршественный зал, Халбард, взяв под руку жену, нагнал семейную пару — Ислимэ и Азагхала.

— Ну здравствуй… генерал, — начал Халбард, заметив алую перевязь на плече друга.

— Это я получил за Дунландский перевал, — орк дернул перевязь. — Приятно, конечно… притом, что кампанию мы проиграли. Изенгард устоял.

— Вот этого я никак не пойму, — задумчво сказал Халбард. — Стены Изенгарда не настолько крепки, чтобы устоять против пушек Больга!

— Роханский генерал Гамлинг оказался хитрой бестией, — сказал Азагхал. — Как ты знаешь, Изенгард окружен двумя стенами. Гамлинг приказал заполнить пространство между стенами землей, превратив укрепления в единый вал, неуязвимый для артиллерии. Мы три месяца копали вокруг крепости окопы, как сумасшедшие кроты, роханцы рыли контрмины. В итоге Изенгард мы так и не взяли.

— А что вы хотели? — вмешалась Ислимэ. — Как историк я могу сказать: редкая война заканчивается быстрой победой. И нет ничего хуже для воина, чем сложить руки после первых неудач. Надо уметь терпеть.

Халбард молча склонил голову перед женщиной, потерявшей в одной из «первых неудач» отца и лично рисковавшей жизнью в битве.

— Что ж, — сказал принц, — если уж женщина готова терпеть, то мы, мужчины, тем более все выдержим. И победим.

Не сговариваясь, Халбард, Азагхал, Ислимэ и Роза встали тесным кружком и обнялись.

— Мы победим. Вместе, — прошептал Халбард. И добавил вслух: — А теперь пойдем к столу. Жизнь-то продолжается.

12. Кер Дунн, 15 июня 1726 г. по летоисчислению Хоббитании

Дорога извивалась по склону холма, на вершине которого чернели руины некогда прекрасного города Кер Дунн. Высокий всадник в коричневом дорожном камзоле дал шпоры коню и въехал на мощеную улицу. Яркое летнее солнце освещало обгоревшие стены домов и провалившиеся крыши, ветер разносил груды мусора. Человеческих костей не было — дунланцы похоронили своих убитых. Здесь по приказу короля Вардамира гондорские войска убили девять тысяч человек — мужчин, женщин, детей.

Неожиданно дорогу путнику преградили четверо всадников в серых арнорских мундирах. Короткие драгунские карабини недвусмысленно нацелились на пришельца.

Путник спокойно поднял руки и сказал: — Меня зовут Диз. У меня послание для Его Величества.

— Нас предупреждали, — ответил унтер, командовавший патрулем. — Хальдор и Брегор вас проводят. Но сначала сдайте оружие.

Всадник, назвавшийся Дизом, отдал подъехавшему солдату два пистолета, шпагу и кинжал. Затем Диз в сопровождении двух драгун поехал по дороге на юг. Проехав через мрачные развалины, всадники выехали на открытый склон и увидили арнорский военный лагерь.

Лагерь Арнорской Королевской армии находился в глубокой долине, окруженный с трех сторон лесистыми холмами, а с севера — горой, на которой некогда стоял Кер Дунн. Занятый армейскими палатками квадрат был окружен рвом и валом; бронзовые рыла орудия смотрели на все стороны света. Над центральной площадью, рядом с большим шатром синей ткани развевалось синее с серебром знамя Арнора.

Их остановили дважды: у лагерных ворот и у входа в королевский шатер. Здесь гвардейцы увели коня Диза, а сопровождавший его драгун передал охраннику оружие пришельца. Доложившись, Диз ждал, пока вышедший из шатра офицер не разрешил ему войти.

Король Барахир сидел за длинным столом, заваленным бумагами. Его серый мундир висел на стуле, сам монарх был одет лишь в рубашку.

Диз отдал королю честь, поднеся к груди сжатый кулак.

— Ваше Величество, — начал он. — Я Галдор, премьер-ротмистр Итилиэнских рейнджеров. Я привез вам послание от Ондоэра, герцога Итилиэнского.

Королевский совет собрался в шатре монарха после полудня. Присутствовали сам государь Барахир, король Мории Балин II, изгнанный роханский принц Эльфхельм и арнорские генералы. Барахир усмехнулся, бросив взгляд на генералов Больга и Азагхала — отца и сына. Что ж, эти орки были храбрыми и верными воинами. Как, впрочем, и эльф Вилварин, роханец Эльфхельм, гном Балин. И арнорские дунаданы — главная опора Северного Королевства.

Отсутсвовал принц Халбард — он командовал флотом, ныне патрулировавшим арнорское побережье. Скоро арнорским морякам (как, впрочем, и арнорским солдатам) предстоят тяжелые испытания.

— Итак, господа офицеры, — начал король. — Я получил информацию о планах врага. Король Вардамир планирует провел двадцатипятитысячную армию на Арнор вдоль побережья. С моря вторжение будет прикрывать флот герцога Дол Эмроса Саэроса и князя Симмы Ангамаита (12 гондорских и 10 пиратских кораблей). Флот поможет гондорской армии переправиться через Изену и Сероструй у устья.

Форсировав Сероструй, Вардамир ударит на Тарбад. Взяв город, он отрежет нашу армию от Арнора.

Хьюрин и Азагхал переглянулись. В Тарбаде были не только собраны запасы арнорской армии. Там же жили королева Мелисента, Ислиме с дочерью, Гилраэна с новорожденной дочерью и семьи других арнорских офицеров.

«Если Вардамир войдет в Тарбад — повторится Эдорасская бойня», — подумал Азагхал. Иллюзий относительно гумманности узурпатора у него не было.

— Одновременно Сэорл с десятитысячной армией атакует Дунланд через Изенские броды, — продолжил король. — По плану, роханцы должны, столкнувшись с нашей главной армией, отступать к бродам, оттягивая арнорские войска на юго-восток. Если же мы двинемся против Вардамира, оставив заслон — Сэорл атакует и уничтожит заслон.

— Мы располагаем 20 тысячами солдат против 35 тысяч южан, 11 кораблями против 22 кораблей узурпатора. С этими силами мы должны, как минимум, удержать Тарбад. Господа офицеры, я жду вашего мнения.

— Эти известия верны? — спросил один из генералов.

— В шпионских делах говорить об абсолютной надежности не приходится, — пожал плечами король. — Однако я думаю, что известия верны. Мой контрагент лично заинтересован в поражении Вардамира. И главное — сегодня наша разведка донесла, что войско Вардамира уже переправляется через Изен у устья.

— Нам придется разделить армию, — сказал Азагхал. — Моя Дунландская бригада сможет остановить Сэорла, опираясь на Зеленую Гриву.

— Инициатива наказывается исполнением, — улыбнулся Барахир. — Генерал Азагхал, вы назначаетсь командующим Южным отрядом Арнорской Королевской армии. Кроме Дунландской бригады, вы получите четырнадцать орудий, а также конные полки Хьюрина и Эльфхельма.

— Служу Вашему Величеству, — ответил Азагхал, бросил быстрый взгляд на рекомых Хьюрина и Эльфхельма. Ни гондорский дворянин, ни роханский принц, к их чести, не высказали недовольство тем, что их поставили под начало орка.

— Главные силы армии я поведу к Тарбаду, — продолжил монарх. — Я не позволю Вардамиру подняться вверх по реке. Задача флота — не допустить прорыв гондорских кораблей в Сероструй.

Поднялся Вилварин. — Ваше Величество, — начал он, поклонившись. — Позвольте мне доставить ваш приказ принцу Халбарду. Я чувствую, что должен сопровождать принца в эту кампанию.

— Да будет так, — кивнул король.

— Мы выступаем завтра на рассвете. Эта кампания будет решающей, господа. Нам предстоит победить или умереть.

13. Лонд Доэр, 25 июня 1726 г. по летоисчислению Хоббитании

Адмирал принц Халбард стоял на шканцах «Эарендила». Над морем клубился туман; юго-западный ветер развевал синие арнорские знамена. Одинадцать кораблей стояли на якорях в устье Сероструя. Арнорский флот готовился исполнить приказ короля — не допустить гондорцев в Сероструй.

Вскоре морской ветер развеял туман, взошедшее на востоке солнце позолотило серые волны эустария. Яркой зеленью сверкали разделенная Сероструем Мингириатская равиниа. На обоих берегах реки, перед линией арнорских кораблей, были построены береговые батареи. Небо было безоблачным, но на юге, у смого горизонта, можно было различить нечто вроде белых облаков над самыми водами.

25
{"b":"545072","o":1}