ЛитМир - Электронная Библиотека

Ручеёк гонораров на Костин счёт потихоньку набирал силу - он и не заметил, как перестал испытывать материальные затруднения.

Глава 18

Видеть необычное в повседневном - это стало Костиным постоянным занятием и непрерывным источником вдохновения для написания всё новых и новых материалов о Прерии и её обитателях.

- Ну, ты землянин, и отжёг! - такими словами нередко встречали его одноклассники. - Вот что значит незамыленный глаз!

Слышать подобную оценку от местных Тарзанов и Маугли для человека, которого даже по городу сопровождают два мегакота личной охраны, весьма лестно.

Тем, что он получил в жёны саму царевну, или тем, что через два дня на третий гоняет через четверть галактики для проведения некоторых мероприятий довольно конфликтного характера, никто восхищения не выражает, хотя иногда расспрашивают о Туманной. То есть особенной тайны из событий, последовавших за попыткой похищения, никто не делает. Однако отношение к этому повседневное, можно сказать - обыденное.

И это справедливо - мало ли что случается в силу случайного стечения обстоятельств. А хвалят за то, чем он и сам рад гордиться, за то, во что вкладывает душу. Странно это - когда тебя понимает куча едва знакомых людей.

Сегодня в школу Сюзанна Палмерстон принесла котёнка и положила его рядом с собой на край стола.

- Первый у тебя? - только и спросила учительница.

- Да, мэм, - эта девушка - дочь научного сотрудника, приехавшего из какой-то англоговорящей страны. Русский выучила, но в обращениях иногда забывается.

Удивившись тому, что появление на парте пусть и разумного в будущем, но пока молочного создания, не вызвало у преподавателя никакого отторжения, юное дарование от журналистики припомнило, что замечало мегакотов в начальных классах. Но там это были вполне оформившиеся подростки со школьными сумками в зубах и бляхами синтезаторов на ошейниках.

На перемене девочки по очереди потискали этот пушистый комочек, потом хозяйка достала из-за пазухи согретую собственным теплом бутылочку с соской и покормила малыша. Оказывается, у него два дня, как открылись глазки. На следующий урок начинающий проказник перебрался с первой парты на учительский стол и, пока шёл опрос, о чём-то доверчиво дышал на ушко преподавателю.

Мамаша забрала своё чадо перед началом третьего урока - взяла зубами за шкирку и выпрыгнула в окно. Стало понятно, что эпизод этот не единичный, хотя и редкий. "Животный" никому не мешал.

Сайт о мегакотах оказался правительственным и содержал такое количество информации, что погружаться в него пришлось надолго. Раздел, заполненный преданиями и былинами этой расы в переводе на русский, потребовал почти месяца изучения.

После этого Костя совсем другими глазами смотрел за тем, как представитель расы, сохранившей немало сведений о десятках тысячелетий своей истории в виде передаваемых из уст в уста, вернее, из глаз в глаза, сказаний, играет маминым хвостом в углу веранды, где он облюбовал местечко за столом.

Вот крошечные пальчики, увенчанные твёрдыми коготками, схватились за штанину, и котёнок вскарабкался на колени. Ещё одно усилие - и малыш, подсаженный человеческой рукой, выбрался на столешницу и пытается накрыть лапой светлячка. Попытка мгновенно пресечена совместными усилиями матушки-кошки и Кости.

- Да я всё равно увернулся бы, - "оправдывает" агрессора тараканчик.

- Нет, Бим. Неправильные поступки нужно пресекать сразу, - синтезатор родительницы малыша звучит бархатисто, с мурлыкающими нотками. - Да и твои защитные рефлексы лишний раз проверять не хочется на предмет того, насколько ты их контролируешь.

- Нись! - взмолился Бим. - Я же почти наполовину запрограммирован в традиционном для нашей расы ключе - не вредить личинкам - мой императив.

Костя взглянул на развалившегося поверх планшета котёнка, сделал замысловатое кистевое движение, и забарабанил по возникшей перед ним виртуальной клавиатуре - он почти перестал врубаться в происходящее, но фиксировал то, что видел, словно фотоаппарат. Отношения между разумными разных рас здесь, в этой далёкой колонии озадачивали его всё сильнее и сильнее. Хомо, тараканы и коты вели себя так, как будто остро нуждаются друг в друге, а таинственные стремительные идалту непременно при этом присутствовали, подыгрывая и всматриваясь в происходящее.

Непроизвольно возникает извечный вопрос - кому это выгодно?

На этой ноте и закончил очередную зарисовку. Перечитал, поиграл с расстановкой знаков препинания, и отправил в редакцию. Материал оказался слегка задумчивым.

***

Два истребителя материализовались на одной из небольших площадей внутри кремлёвской стены, так и не замеченные средствами ПВО. Впрочем, их ждали как раз в это время, поэтому никаких последствий для военных упомянутое событие не имело. Прибывших, а их оказалось трое, провели в одно из помещений неподалеку, где помогли освободиться от лёгких скафандров.

- Ты здорово выросла, Дашенька, - обрадовался капитану Никитиной президент России.

- Стараюсь, Петр Егорович. А вы стали совсем забывать нашу Прерию - уже сколько лет не заглядывали.

- Да от ваших национальных особенностей просто крышу сносит, - ответил встречающий, пожимая руку своему школьному товарищу - Степану Асмолову - главе правительства Прерии. - Ну что? Полетели? А как же вы будете без скафандров?

- Покидать атмосферу не планируем, а там, на месте, лучше сразу появиться в готовом виде. Так что оставайтесь в официальных костюмах, а мы с Костей - в парадке. Кстати - пресса уже с нами. Пилот второй машины младший лейтенант Никитин официально направлен в командировку газетой "Будни Ставрополья"

- Вообще-то встреча планируется без галстуков, - заметил Степан Кузьмич.

- Но в пиджаках, - добавил Пётр Егорович.

Прибывшие вместе с присоединившимся к ним президентом заняли места в летательных аппаратах.

- Меня Бубликом зовут, - представился крупный, с болонку, таракан, распластавшийся на передней панели второй кабины. - Вы Петр Егорович, я знаю. Работаете президентом. А я дорос до должности наводчика и служу в экипаже нашей царевны.

- И долго ты рос? - хмыкнул пассажир, пристегиваясь ремнями.

- Лет пять. Из светлячков. У меня комплексное образование, наполовину я запрограммирован, а на другую половину, воспитан в качестве друга семьи, как домашний любимец. Но в душе, скорее, воин, то есть суровый перец с нежным сердцем. Третьим - у меня их несколько.

Обратите внимание направо - под нами только что промелькнула Клязьма в её среднем течении. Теперь телепортация, и на заднем экране вы можете наблюдать удаляющиеся контуры острова Кунашир. Дальнейший полёт проходит на высоте трёх тысяч метров со скоростью семьсот километров в час - штатовские радары нас уже обнаружили и сопровождают. Связь с постами наблюдения установлена, обмен ведётся в дружелюбном ключе - нас, как и договаривались, ждут на Гавайях.

Убедившись, что они обнаружены принимающей стороной, Даша провела новый переброс, покрыв сразу четыре пятых оставшегося расстояния. В зоне оптического контакта с одним из постов скомандовала переход в режим невидимости, пропав с глаз, но оставшись на экранах радаров. Рядом с посадочной полосой продемонстрировала вертикальную свечку, демонстрируя ходовые возможности машин, но от высшего пилотажа отказалась - пассажирами у них обычные люди, а не тренированные лётчики.

На посадку зашли обычным манером, зависнув в конце короткого пробега и приземлившись на выставленные опоры рядом с раскатанной по земле ковровой дорожкой, окруженной почётным караулом.

Ритуал встречи был недолгим, а потом гостей привезли на роскошную виллу, где и начались неофициальные секретные переговоры.

27
{"b":"545073","o":1}