ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Басан вглядывается в мое лицо. Что он хочет там увидеть? Страх? Ужас? Мольбу? Ненависть? Почему плебеи всегда так радуются унижению благородных? Мы не были ни врагами, ни соперниками. Всего две недели назад мы были с ним даже незнакомы.

— И в чем же дело? Приказы следует выполнять. К чему этот треп? — улыбаюсь.

— Жаль напрасно выкидывать уникальный материал, — пожимает плечами. — Измеренные параметры твоих душевно-ментальных показателей выше теоретически возможных пределов. Причем существенно выше! Тебя надо было бы исследовать как подопытную лабораторную крысу. А вместо этого казна заплатит восемьсот миллионов империалов только для того, чтобы прикрыть убийство никчемного аристократишки, которого угораздило родиться в побочной императорской ветви. Я бы тебя прикончил даже за одну сотую долю процента от этой суммы.

— А говорил, что не убийца, — смеюсь. — Оказывается дело только в цене. Ладно, колись, кто меня заказал? Все равно ведь никто не узнает.

— Максимилиан Силинус, наследник. Адмирал Гракх его доверенное лицо. Впрочем, ты не мог не слышать сплетни, что Макс на самом деле бастард. Не знаю, правда или нет, но на этой почве у него расцвела паранойя.

Все-таки подлость — тоже слабость. Есть вещи, которые нельзя выдавать, даже когда уверен в полной безнаказанности. Но плебеям почему-то необходимо демонстрировать свою значимость, они все время пытаются доказать, что чего-то стоят. Басан типичный представитель, хотя и дослужился до генеральского чина. Сделать две карьеры, одну научную, другую в структурах безопасности — непросто, но от плебейских комплексов избавиться еще сложнее.

— Генерал Макгар?

— Этот ни при чем. Тупой служака, потому и беден до сих пор как лесная мышь. Но я не о том хотел говорить. У меня есть деловое предложение, которое тебя, возможно, заинтересует, — сверлит взглядом. Он что, серьезно?

— Разочарую, анонимных ячеек в банке с кодом на предъявителя у меня нет. Да и ты меня вряд ли сможешь чем-нибудь удивить, — улыбаюсь. Сумел-таки он меня развеселить.

— В соседнем рукаве галактики есть аномальная зона. Траектории звезд там не подчиняются известным нам физическим законам. Удаленность зоны такова, что ментальные параметры наших исследователей не позволяют туда добраться. Твои параметры позволяют. Но даже для тебя это билет в один конец. Мне все равно, куда тебя отстреливать, если доставишь нам знания об этой аномалии, то хотя бы подохнешь не напрасно. Вместе с тобой я могу отправить энергетическую структуру, которая позволит вернуть информацию. И решай быстрей, у нас осталось мало времени.

— Да ты и вправду ученый! Я даже тебя уважать начинаю, — смотрю на Басана с удивлением. — Когда вернусь, подарю тебе легкую смерть. Заслужил! — меня разбирает смех. — Давай свою аномалию.

А нервы у генерал-майора ни к черту. Побледнел, напуган, хоть и не штабная крыса, а всего лишь лабораторная. Не люблю крыс, надо не забыть, что обещал ему легкую смерть, а то когда вернусь, такое сотворю…

* * *

Капсулу начало колбасить, — то растягивается, то сжимается, искажается форма. Или что-то не так с моим восприятием. Голова кружится, тошнит. Меня затянуло в световой коридор, капсула исчезла. Может, лопнула?

Я в космосе. Совершенно голый и мне не холодно. Скольжу по лучу переливающегося света. Звезды все быстрее и быстрее несутся навстречу. Красиво. Космос кружится. Нет, это я вращаюсь.

Кажется, так прошла вечность. Я засыпаю. Луч, по которому я скольжу, стал широким и тусклым. Пока спал, прошла еще одна вечность. Луч исчез окончательно. Вишу в пространстве. Звезды теперь неподвижны. И что дальше? Что-то яркое болтается рядом. Басан говорил про какую-то энергетическую структуру, которую надо вернуть. Обойдется. Сейчас это еда, втягиваю энергию структуры в себя. Чувства обостряются, перестает тянуть в сон. Слышу шепот.

— Ссссколзящщщий! Сссюда!

Наверно глюки. Нет, не глюки. Рядом с той звездой есть какие-то точки. Планеты. Одна из них шепчет. Усилием воли заставляю себя двигаться в ее направлении. Воля слабеет, сознание меркнет, но планета мне помогает, она притягивает меня сама. Я все быстрей приближаюсь к ней, падаю на нее. Оказываюсь в ничто и в нигде. Надо не сгореть в атмосфере. У меня же нет тела, я не сгорю. Или уже есть? Ощупываю себя руками. Меня охватывает ужас. Кажется, я кричу.

— Хозяин очнисссь!!! — что-то шевелится у меня на груди. Даша! Мой фамильяр.

Просыпаюсь, меня трясет.

— Уссспокойссся хозяин! Это был сссон. Все в порядке. — Даша трется головкой о мою щеку. Чувствую, как по щекам текут слезы. Глажу змейку и просыпаюсь окончательно.

* * *

После короткой разминки я прихожу в себя.

— Очухался? — ловлю на себе сочувственный взгляд фамильяра.

Даша свернулась кольцом на подушке и наблюдает за моими упражнениями. Змейка любит поваляться на мягком, когда у нее есть такая возможность.

— Я имя свое вспомнил. — Бью ногой воображаемого противника в висок.

— Значит будем срочно знакомиться? — Даша ехидно хмыкнула, — пока опять не позабыл.

— А еще я теперь знаю, как здесь оказался, — пропускаю змейкины насмешки мимо ушей.

— С неба свалился, это и так ни для кого не тайна, — Ша свесила язык. Дразнится.

— Какая ты умная! — с удивлением смотрю на змейку.

— А еще я красивая и очень скромная, — змейка подперла головку хвостиком. — Но это не новость, все и так знают, что мы серпенты самые сильные, умные, красивые и скромные. Что-нибудь кроме имени вспомнил?

— Там на небе у меня остались долги, обещал одному приятелю легкую смерть, — провожу связку обманных движений, которая завершается ударом в горло виртуальному противнику. — Вернуться будет тяжело, но нехорошо обманывать людей в вопросах жизни и смерти.

— Да такие обещания надо выполнять, это святое. — Змейка задумчиво кивнула головкой и переместилась ко мне на плечи. Спряталась в ауре.

Одеваюсь, выхожу в гостиную. Шаман сидит за столом и мрачно смотрит в одну точку. В комнату втолкнули растрепанную Гайну, девочка напугана, озирается по сторонам. Женщина усаживает ее за стол и ставит перед ней еду.

— Скользящий, — хозяин поднял на меня глаза, — знаешь, почему рейнджеры охотятся на наших девушек и почему девушки диких так дорого стоят на рынке? — Шаман хмурится. — Они привязываются к своему первому мужчине на всю жизнь. Нет более преданной подруги, чем женщина из диких. Если ее мужчина умирает, женщина, как правило, тоже умирает от тоски. Исследователи из городов считают, что это следствие какой-то магической мутации. Иногда при привязке, если партнер абсолютно ей не подходит, девушка сходит с ума, но это случается редко.

Моя дочь не прошла привязку, но после того как она побывала в плену, ни один дикий не возьмет ее замуж. У нее был жених, теперь он отказывается брать ее в жены и требует, чтобы Лаура стала его наложницей. Девочке и так не сладко, а тут еще и предательство человека, которому доверяла. Поэтому я хочу, чтобы она отправилась в Пределы и сама выбрала себе мужа. Ты ее проводишь и позаботишься о ней. Это мое условие! Или эта останется здесь, — шаман кивнул в сторону Гайны, — мы найдем ей применение.

— Что помешает мне продать твою дочь на рынке? Ты говоришь, рабыни диких дороги.

— Совесть. Тебе помешает совесть, она у тебя есть. — Шаман равнодушно отвернулся.

— А если твоя дочь никого не выберет, мне нянчится с ней до самой смерти?

— Просто помоги ей добраться до одной из столиц, ее выбор не твоя забота. — Мужчина резко встал из-за стола. — Мне надо подготовиться, чтобы открыть портал. Ешьте и собирайтесь. А ты скажи Лауре, что она уйдет со Скользящим, — шаман повернулся к женщине.

Через двадцать минут мы вышли за пределы поселка диких, на ту же самую полянку, на которой оказались здесь в первый раз. Лаура за все время не сказала ни слова. Шаман внимательно рассматривает мой медальон мага.

— Ты ведь не маг Ордена? — произносит задумчиво, скорее констатируя факт, чем спрашивая.

24
{"b":"545083","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Как до Жирафа 2. Сафари на невесту
Лишние дети
Превращение. Из гусеницы в бабочку
Тёмный ручей
S.N.U.F.F.
Моссад. Тайная война
Лисьи маски
1812 год
Голод