ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Творожные облака. Нежные пироги и сырники, чудесные начинки, волшебные блюда с творогом и не только
Тайна виллы «Лунный камень»
Бой бабочек
Ни хао!
Лечебные комнатные растения. ТОП-20 лекарей с вашего подоконника
Демоны сновидений
Истории из Простоквашино
Большая (не)любовь в академии
Хедвиг совершенно не виновата!
A
A

Я захватил для серпенты мясные пироги и бутыль с молоком. Даша быстро расправляется с едой и прячется в своем логове, а я отправляюсь в соседнюю комнату в гости к Леоре.

Девушка сидит за письменным столом и что-то пишет при свете настольной лампы. Настроение у Леоры почему-то подавленное, а еще я чувствую в ней какую-то отчаянную решимость и страх. Подхожу и обнимаю герцогиню за плечи.

— Что у тебя тут? Чем занимаешься?

Леора быстро переворачивает лист бумаги, пряча написанное.

— Письмо.

— Какие-то секреты? — прижимаю девушку к себе и передаю ей магическое тепло, пытаясь успокоить, но Леора почему-то от меня отстраняется.

— Это письмо тебе, — оборачивается. В уголках ее глаз рождаются слезы.

Интересно. Я явно чего-то не понимаю, вопросительно приподнимаю брови.

— Если письмо мне, то зачем его прятать? И зачем писать письмо, если я рядом?

— Я должна вернуться домой, — опускает глаза. — У меня долг перед семьей. Мне необходимо помочь отцу открыть портал. Для герцогства это шанс значительно поднять статус и сделаться по-настоящему независимым государством. Если я не вернусь, то буду считать себя предателем.

— И зачем же нужно письмо? Если этот портал так необходим, мы можем заехать в герцогство и открыть его, если, конечно, получится… — внимательно смотрю на Леору.

— Ты не должен ехать со мной, — в голосе девушки слышится решимость. — Отец не потерпит никого, кто мешает его планам. Он не примет тебя в семью, тебя просто убьют, ты даже не сможешь защищаться, — взгляд девушки становится жестким. — Ведь ты не будешь воевать против отца собственной жены. Если начнешь такую войну, то мы все равно не сможем быть вместе, я просто не смогу быть с человеком, причинившим вред моей семье или убившим кого-нибудь из родственников.

— Вот как… — что-то оборвалось у меня в груди и ухнуло в пропасть. — Либо я, либо твоя семья. И ты выбираешь семью, — делаю шаг назад.

— Я люблю тебя, — плачет. — Открою портал и вернусь, я обязательно вернусь. Геральд обещал, что никто насильно держать меня не будет. Ты только меня дождись.

— Вряд ли тебя так просто отпустят, — отрицательно качаю головой и делаю еще один шаг назад. — Ты ведь не будешь воевать со своей семьей?

* * *

Разворачиваюсь и выхожу в коридор, тихонько прикрывая за собой дверь. Надо собраться с мыслями. Какого дьявола я так привязался к этой девчонке? Всю жизнь лорд Ремион Сцевола вы бегали от невест как черт от святой воды. Среди них были очень достойные девушки, красивые, умные, из хороших семей, но вас вполне устраивала ваша дарлита. Вы слишком берегли душевный покой. А здесь, как только временно отшибло память, вы сразу облажались полковник. Облажались по полной, поддались инстинктам. Хотя девчонка тоже постаралась на славу… Черт! Черт! Черт! Трясу головой, вот только разбитого сердца мне не хватало.

Иду по коридору, спускаюсь по лестнице, попадаю в сад. Красиво, воздух чистый и свежий. Прохладно. Ночь почти наступила, на западе все еще заметно зарево ушедшего солнца. Возле дорожки расположены резные мраморные скамейки, выбираю себе одну из них и усаживаюсь. Тихо, лишь в кустах стрекочет какое-то насекомое.

Спокойно размышляю. Не факт, что мне удалось бы забрать девчонку в свой мир, хотя, может быть, мне вообще не удастся вернуться. Вполне может возникнуть выбор, — вернуться одному, или остаться с герцогиней. Собственно и нет никакого выбора, — с Леорой или без нее, но вернуться я обязан, мне следует защитить сестру и мать. Наверняка найдется много желающих прибрать наши владения к рукам. Родственников, способных оказать поддержку, нет. Сестре попытаются навязать какой-нибудь несуразный брак. Могут даже убить. Таким образом, я тоже предпочитаю защитить семью тому, чтобы остаться здесь с герцогиней. Могу ли я после этого ее осуждать? Тяжело вздыхаю. Если вдруг окажется, что вернуться домой я смогу лишь без Леоры, то оставлю ее здесь совершенно одну. Еще недавно ей некому было помочь, а сейчас лучше семьи о ней никто не позаботится. Отрывать герцогиню от семьи нельзя, хотя и очень больно с ней расставаться. Ждать Леору бессмысленно, по-доброму ее не отпустят, надо ехать.

Кажется, всю ночь просидел, даже заснул на какое-то время. Светает уже. Кто-то сюда идет. Судя по ауре, это дочка наместника, ни с кем ее теперь не перепутаю. Арика подошла и уселась рядом со мной на скамейку. Некоторое время молчит, потом сообщает:

— Леора с Геральдом уехали.

— Знаю.

— Ты любишь ее? — придвигается ближе и кладет голову мне на плечо.

В ее эмоциях сострадание и искреннее желание поддержать, а еще нежность, как тогда в госпитале. Вот уж не ожидал от нее такого, думал, она обрадуется уходу герцогини.

— Судя по тому, как тяжело на душе, да, — непроизвольно вздыхаю.

— Значит, нельзя было ее отпускать! Притом что она теперь высоко котируется, как носительница древней крови, вернуть ее будет очень сложно, но я попытаюсь тебе помочь, можешь на меня рассчитывать, — Арика потерлась щекой о мое плечо.

— Не мог я ее не отпустить! Герцогиня бы потом всю жизнь мучилась, из-за того что не сделала для семьи все, что могла. Она меня бы не простила. Чувство вины не лучшее начало для семейной жизни, — со злостью ударяю ладонью себя по колену.

— Леора очень неглупая девочка, но ужасная идеалистка, а это иногда даже хуже чем глупость. Я знаю ее с самого раннего детства, она скорее пожертвует собой, чем подвергнет риску близких. На Леору можно положиться, она — очень удачный выбор. Я помогу тебе ее вернуть, — дочка наместника сжала мою ладонь.

С удивлением разглядываю девушку, сидящую рядом. Оказывается, я Арику совершенно не знаю, хотя раньше думал, что вижу насквозь.

— Зачем тебе это? — не могу скрыть удивление.

— Потому что я люблю тебя, — улыбается, но губы у нее почему-то дрожат.

Некоторое время сидим молча.

— У тебя есть женщина в твоем мире? — Арика смотрит на меня с любопытством.

— Мать и сестра — вся моя семья, — делаю паузу, — правда еще есть дарлита.

— А это что?

— Когда мне исполнилось четырнадцать, мать наняла учительницу языков. Лорена была женой имперского посла в Акатари, пока ее муж не погиб в катастрофе. Женщина из очень знатного рода, но оказалась почти без средств. Вернулась на родину и стала подрабатывать преподаванием. Ей тогда было двадцать четыре, всего на десять лет старше меня. Кроме языков она превосходно знала химию и математику. Лорена могла бы устроиться преподавать в столичный университет, к тому времени ее работы были уже широко известны в научном мире, но частные уроки детям высших аристократов давали существенно больший заработок. Когда она вела уроки, я ничего не соображал, — пялился на ее фигуру и губы. Лорена была немного полной, но изумительной красавицей, в ней была какая-то животная магия. Однажды гормоны окончательно ударили в мою подростковую голову, и я просто завалил ее на письменный стол. Я был сильнее, но она не очень-то активно сопротивлялась… На следующий день в храме Лорена стала моей дарлитой.

— Это она тебя научила? Ну, это… в постели…, - Арика явно смущена, краснеет. Вот ведь…

— Она.

— Тебе везет на женщин, — дочка наместника почему-то грустно вздохнула.

* * *

Спать завалился не раздеваясь. Но отдохнуть после бессонной ночи так и не дали, в полдень меня будит непонятный грохот, от которого я буквально подскакиваю на кровати. Плохо соображая спросонок, протираю глаза.

Мужичек в форме прислуги пытается отбиться от серпенты половой тряпкой. Глаза слуги выпучены от ужаса, руки трясутся. Ша играючи уворачивается от тряпки и планомерно загоняет свою жертву в угол, ударяя его носом то в живот, то в ноги. Каждый ее тычок человек сопровождает отчаянным воплем ужаса. Вопли насчастного змейку лишь еще больше раззадоривают.

— Ты что творишь, солнышко? — я не сразу нашелся, что сказать от абсурдности происходящего.

37
{"b":"545083","o":1}