ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Так точно, товарищ генерал, только попросите своих девочек и мальчиков держаться пока подальше от моего подопечного. Я же знаю, их хлебом не корми, дай только на ком-нибудь испробовать новый препарат, а мне сценарист нужен в полном порядке и здравом уме.

— Вакулов, тебя только могила исправит.

— Нас обоих, если у меня что-нибудь сорвется. Передайте от меня привет супруге.

Едва трейлер выехал со стоянки мотеля, как к нему сзади пристроилась новая «девятка». Сидевший за рулем КамАЗа мужчина, заметив ее в зеркале заднего обзора, ухмыльнулся и посильнее надавил на педаль газа. Красные «Жигули» не отставали. Так они проехали километров десять, затем «девятка» вдруг резко прибавила скорость и пошла на обгон. Водитель трейлера вдавил педаль газа до отказа и начал выкручивать руль влево, на середину дороги. «Жигули» притормозили, отказавшись от своего маневра, и вновь пристроились «в хвост» трейлеру. Он шел по разделительной полосе, поэтому обогнать его на узкой дороге было практически невозможно.

— Сейчас две горки будут и полоса пошире, — сказал один из рэкетиров, сидевший на заднем сиденье с обрезом, — отпусти его слегка, а там мы его и сделаем.

«Девятка» слегка приотстала. Начался подъем. Водитель трейлера из своей высоко поднятой над полотном дороги кабины увидел вдали, на следующем подъеме, выворачивавший с лесного проселка на встречную полосу огромный лесовоз и начал отпускать педаль газа.

— Ну, что я говорил, — рэкетир выплюнул сигарету и взвел курки своего обреза, — он уже на этом подъеме сдох Сейчас мы его, козла, проучим.

Он высунулся из окна и дуплетом, из двух стволов, выстрелил по задним колесам прицепа. Но расстояние было слишком велико, да и встречный поток ветра сыграл свою роль, так что большая часть картечи просто не достигла цели.

— Черт! Так его не возьмешь, подъедь поближе!

«Жигули» взревели мотором и рванули вперед. Они уже вплотную приблизились к трейлеру, когда водитель КамАЗа, следивший за их маневрами в зеркало заднего вида, начал потихонечку выкручивать руль вправо, освобождая дорогу для встречного лесовоза, а заодно и для обгона легковушки с рэкетирами.

— Давай, газуй! — заорал сидевший на заднем сиденье вымогатель.

Увидев крышу кабины лесовоза, появившуюся из-за горки, водитель трейлера легонечко нажал на тормоз, чтобы вспыхнувшие тормозные сигналы подтолкнули бандитов к активным действиям.

«Девятка» резко вывернула влево и пошла на обгон. Мужчина за рулем КамАЗа вновь до отказа выжал педаль газа.

Выползший на горку груженный лесом МАЗ рэкетиры заметили слишком поздно. Шофер «девятки» хотел увернуться от лобового удара, но не рассчитал маневра. «Жигули» ударились о задние колеса трейлера, их отбросило в сторону, перевернуло и кинуло прямо под лесовоз.

Сидевший за рулем КамАЗа мужчина оторвал свой взгляд от зеркала и криво ухмыльнулся:

— Ишь, салабоны, в «крутых» решили поиграть.

Николаев затушил сигарету и подпер голову руками. В принципе, все в его сценарии шло хорошо до проникновения террористов на командный пункт ракетной базы. Тут они, по его старой повести, должны были при помощи компьютера подобрать шифр для снятия блокировки с пусковых механизмов ракет. Это-то и было, по его мнению, самое слабое место сюжета, уж слишком много времени пришлось бы затратить на подобную операцию, возможно, несколько недель. Конечно, он пишет всего лишь сценарий художественного фильма, но очень не хотелось ударить лицом в грязь перед американскими сценаристами. Они сразу же просекут, что он выдает желаемое за действительное. У них обычно любая деталь максимально выверена и правдоподобна, а сцена продумана до мельчайших подробностей. Надо искать новый ход.

Итак, начнем все сначала. Как это все происходит? Едва система обнаружения фиксирует запуск одной или нескольких ракет противника, командный пункт системы предупреждения о ракетном нападении передает информацию на оповещаемые объекты, и красные табло зажигаются в «ядерном чемоданчике» президента, на «крокусенках» министра обороны, начальника Генерального штаба, командующих родами войск. Тут же операторы запускают гироскопы баллистических ракет, ожидая приказа президента и руководства страны о нанесении ответного ядерного удара. Пожалуй, на этом этапе ничего сделать не удастся. Пошли дальше. После принятия решения командующий ракетными войсками передает по автоматической системе связи с войсками кодированный вариант ответного удара и шифр для снятия блокировки с пусковых установок. Естественно, что этот сигнал дублируется. Дальше все просто — командиры боевых комплексов двумя ключами одновременно вскрывают сейфы с программами команд, вводят их в компьютеры баллистических ракет, нажимают кнопку запуска, и от планеты Земля остаются одни воспоминания. Скорее всего, надо искать лазейку прямо на базе. Плохо, что эти два блока не связаны между собой, даже питание от отдельных источников… Ха! Постой, паровоз! Почему плохо? Раз они не связаны, значит, я могу спокойно сжечь электронный блок защиты, подав на него избыточное напряжение. Шестисот вольт хватит. А там уже можно просто, напрямую замкнув парочку клемм, подсоединиться к ракете. Не понадобится даже ключ — совсем так, как делают угонщики автомобилей. Боже мой, как просто! Если и у американцев такая же система защиты от несанкционированных запусков баллистических ракет, то я удивляюсь, почему наша планета до сих пор не превратилась в крошево астероидов, вращающихся вокруг Луны.

— Эй, вы чего, заснули? — сидевшая рядом с Николаевым женщина дернула его за рукав. — Вы уже полчаса сидите, уставившись в одну точку.

— Извини, случайно отключился и ушел, так сказать, в мир господина Глюка. — Сергей допил коньяк и поставил бокал на стойку.

— Этот Глюк — производная от глюков или композитор?

— Смотри, по грамотности наших гейш мы уже догоняем Японию. Дело за малым.

— За чем именно?

— Что вы сказали? Ах да, довольно тяжело литератору жить в этом реальном мире, — постоянно проваливаюсь в свой мир, мир иллюзий. Ладно, мне надо идти. — Николаев встал.

— Может, посидите? Коньячка еще выпьете, что-нибудь интересное расскажете…

— Нет, я и так уже почти бутылку прикончил. Арбайтен, арбайтен унд дисциплин.

— У вас прекрасное берлинское произношение, — улыбнулась женщина.

— Нет, наши женщины точно скоро обгонят и перегонят Японию, Францию и Америку вместе взятые. — Сергей, помахал рукой и направился к выходу из бара, но на его пути встала какая-то молодая девица.

— Эй красавчик, может, меня возьмешь с собой? Я побуду тебе музой.

— Лариска, а ты что здесь делаешь? — вырвалось от удивления у Николаева.

— Я не Лариска, красавчик.

«Действительно, — подумал Сергей, — какая Лариска, эта девица лет на пятнадцать моложе ее. Надо же было так нажраться. Но как похожа!»

— Это наша новенькая, — сказала одна из сидевших за стойкой женщин, — но уж очень шустрая.

Николаев вышел из бара, поднялся к себе в номер и только тут дал выход своим эмоциям:

— Вот Вакулов, вот ублюдок! Скотина! Он специально подсунул ее, чтобы прощупать меня! Я-то думал… А он как был мерзавцем, так и остался! — Сергей отшвырнул к стене попавшийся на пути стул. — Нет, я этого негодяя найду и все ему скажу! Пошел он со своими деньгами! Я ему все скажу!..

Николаев выскочил из номера, спустился на первый этаж и, ворвавшись в кабинет секретаря, рявкнул:

— Где эта сволочь?

Сидевшая за столиком молодая женщина подняла голову и удивленно спросила:

— Кто?

— Вакулов!

— Он в кабинете у инженера. Но он занят.

Сергей пропустил последние слова мимо ушей и распахнул дверь с табличкой «Главный инженер».

— Зачем ты подсунул мне эту бабу? — рявкнул он с порога.

— Какую бабу? — протянув руку к стоявшей на столе бутылке, спросил Алексей.

— В баре, похожую на Лариску.

— Садись. Выпьешь?

106
{"b":"545090","o":1}