ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Здесь пять «лимонов». Шеф благодарит за прекрасно проделанную работу. — Мужчина протянул сверток и быстро спустился по лестнице.

Внизу он кивнул своему напарнику и они почти бегом бросились к машине. Она не успела отъехать и тридцати метров, как раздался взрыв, и из окон квартиры на третьем этаже вырвался сноп огня, а вслед за этим послышался звон сыплющегося на асфальт стекла.

Программа варьете закончилась. Вакулов взглянул на часы и поднялся.

— Не знаю, как вам, но нам с консультантом пора уже двигаться. Завтра предстоит очень много дел.

Господин Жеребцов поставил бокал на стол и развел руками.

— Я тебя не понимаю, и часок не можешь посидеть спокойно. Смотри, какие девочки.

— Есть такое слово: надо.

— Мне бы таких дисциплинированных помощников, — покачал головой Жеребцов, — я бы давно уже президентом был. Ладно, отваливай побыстрей, не порть мне аппетит.

— Подожди, я хочу в туалет, — сказал Николаев, когда они вышли из зала ресторана.

— Не надо, — тихо сказал Вакулов и взял Сергея за руку повыше локтя.

— Но мне очень хочется, — попытался вырваться тот, но тут страшная боль пронзила его руку. Он обернулся к Алексею, чтобы сказать, что о нем думает, как вдруг встретился с ним взглядом.

От этого жуткого вакуловского взгляда и от боли хмель у Николаева как рукой сняло, и он покорно поплелся к выходу из ресторана.

Швейцар открыл перед ними дверь и снял фуражку.

— Заходите еще.

— Всенепременно, — улыбнулся Алексей и сунул в фуражку пятисотенную купюру.

— Почему мне нельзя было сходить в туалет? — спросил Николаев, когда они уже подошли к калитке в бетонном заборе.

— Дело в том, что там в этот момент шла съемка. Представляешь, если бы ты появился перед камерой с расстегнутой ширинкой?

— М-да, — хмыкнул Сергей, — отбоя от женщин не было бы. Чего мы так рано ушли?

— Тебе остались сутки, чтобы закончить работу.

— Да я уже практически закончил, мелочь осталась. Завтра вечером можешь забирать. Шикарный ресторан, — тяжело вздохнул Николаев, — могли бы еще посидеть часок.

— Да, неплохой. Самое главное — платить ни за что не надо, здесь всегда рады гостям.

— И я тоже могу прийти?

— Конечно. Позвонишь, закажешь столик и приходи.

— Телефончик нельзя узнать?

 — В том-то все и дело — будь этот телефончик каждому известен, так любой нищий сюда станет наведываться. Ладно, — Вакулов похлопал Сергея по плечу, — иди в номер, работай, а я тебе Светлану с бутылкой «Наполеона» пришлю, для вдохновения.

— А ты куда?

— Куда, куда? Тоже работать. Сегодня воскресенье, через пару дней съемки на ракетной базе начинаются.

Милицейский вертолет с надписью «ГАИ» пронесся над шоссе, почти задевая верхушки росших по обочине тополей.

— Эй, поосторожней, — крикнул сидевший рядом с пилотом милиционер. — Вот они, — он показал на движущиеся по дороге черную «Волгу» и выкрашенный в защитный цвет «газик». Пилот развернул вертолет и обогнал машины. Милиционер поправил каску и взял микрофон.

— Первый, я второй. Они в километрах семи от тебя. Сбавь обороты. Какова слышимость сигнала?

Водитель трейлера сбавил скорость и взял поближе к обочине.

Из висевшей у него на груди портативной радиостанции послышался треск, и искаженный помехами мужской голос:

— Какова слышимость сигнала? Отвечай.

Мужчина нажал кнопку на корпусе передатчика и сказал:

— Слышу тебя хорошо.

По шоссе и кабине КамАЗа пробежала тень от вертолета.

— Приготовиться! — вновь раздалось из динамика. — Десять секунд… Пять… Пошел!

Водитель резко нажал на тормоза, одновременно выворачивая руль влево. Огромный трейлер, чуть не опрокинувшись, выполнил этот странный маневр и встал поперек дороги, перекрыв движение в обе стороны. Шедшая сзади легковушка, водитель которой не успел даже затормозить, на всей скорости врезалась в прицеп и сразу же загорелась.

Буквально через несколько секунд перед затором сел вертолет ГАИ. Из него выскочил милиционер и, размахивая жезлом, бросился навстречу черной «Волге» и «газику».

Машины остановились. Из одной из них вышел молоденький старший лейтенант и подошел к гаишнику.

— Что такое?

— Авария. Давайте быстрее отъезжайте. Трейлер перевозит ядовитые вещества.

— Но нам нужно срочно в часть.

— Вот, — милиционер показал жезлом на небольшую табличку с надписью «Объезд», —  километра через три выедете на основную дорогу. Давайте быстрее, а то через пять минут здесь начнется столпотворение.

Лейтенант бросился к «Волге».

— Что произошло? — спросил его сидящий на заднем сиденье полковник.

— Авария, загорелась машина с ядохимикатами.

— Нам только не хватало застрять здесь на пару часов.

— Гаишник сказал, что можно объехать место аварии.

— Что стоим, поехали!

«Волга» и «газик» свернули налево, на лесную проселочную дорогу. Проехав по ней с километр, они попали на заваленную строительным мусором территорию какого-то склада. Еще одна табличка со словом: «Объезд» показывала в сторону длинного металлического ангара с распахнутыми с обеих сторон воротами.

— Куда теперь? — спросил сержант, сидевший за рулем.

— Через ангар, — раздраженно ответил старший лейтенант. — Или ты знаешь другую дорогу?

Возле этого огромного ангара, длиной, наверное, метров тридцать, стоял знак ограничения скорости «Пять километров». Машины медленно въехали внутрь.

— Темно, как в тоннеле, — улыбнулся водитель, включая ближний свет. — Колесо бы не пропороть.

«Волга» уже миновала большую часть пути, когда ворота впереди вдруг начали закрываться.

— О черт! — ругнулся сержант и нажал на тормоз: путь к выходу преграждала толстая доска со сверкавшими в свете фар гвоздями. Он дал заднюю скорость, но водитель шедшей за ними машины с охраной не понял его маневра и врезался в бампер «Волги».

Ворота ангара впереди и те, через которые они въехали, с грохотом захлопнулись.

— Это ловушка! — крикнул лейтенант.

— Не паникуйте, — сурово взглянул на него полковник. — Срочно свяжитесь со штабом или ракетной базой, пусть вышлют подмогу.

— Проклятье! Ангар экранирует радиоволны! — лейтенант отбросил трубку радиотелефона и вытащил пистолет. — Надо что-то предпринимать.

— Пусть все рассредоточатся и займут огневые позиции, — сказал полковник. — Им так просто нас не взять.

— Есть. — Старший лейтенант открыл дверцу «Волги» и тут же, выронив пистолет, схватился за горло. — Гааз, — успел прохрипеть он и вывалился из машины на бетонный пол.

Через пару минут створки ворот приоткрылись, и в ангар вошли несколько человек в военной форме и противогазах. Один из них, держа автомат наготове, подошел к лежавшему без движения лейтенанту и ногой перевернул его на спину.

— Готовы, — раздался приглушенный противогазом голос. — Сложите их в углу и закидайте мешками с цементом. Полковника пока не трогать.

К Вакулову, который стоял, облокотившись на капот джипа, и смотрел, как на маленькую площадку перед ангаром приземляется милицейский вертолет, подбежал солдат в форме десантника и, показав китель и фуражку полковника, спросил:

— Куда это?

— Его обыскали и сфотографировали?

— Так точно.

— Отнеси все в фургон, я сейчас приду. Скажешь майору, чтобы они побыстрей шевелились, а сам займись вертолетом.

Алексей подождал, пока солдаты вручную выкатят из ангара «Волгу» и «газик», и направился к спрятанной за штабелями пустых бочек машине с будкой, которая внешне ничем не отличалась от обычной «технички», занимающейся ремонтом водопровода. Однако большая часть этого фургона была заполнена самой совершенной передающей, подслушивающей, записывающей и воспроизводящей видео- и аудиоаппаратурой, а остальная часть напоминала сейчас гримерную. Чего только здесь не было: и парики, и бороды, и даже накладные носы. Сидевший перед зеркалом мужчина в форме полковника обернулся и спросил у Вакулова:

111
{"b":"545090","o":1}