ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ну как, я похож на командира ракетной базы?

Алексей взял со столика сделанные «Полароидом» снимки, внимательно просмотрел:

— Повернитесь. Нужно немного убрать виски и наложить побольше грима вокруг глаз, а так ничего. Постарайтесь поменьше открывать рот, а то они нас сразу же раскусят. Пусть говорит Григорьев.

— Не волнуйтесь, — сказал стоявший рядом мужчина в форме майора, — легенду выучили назубок.

— Так, — тяжело вздохнув, Вакулов присел на откидной стульчик, — я свое дело сделал, теперь дело за вами. Без пяти час, как раз во время обеда вы должны быть возле КПП, затем все по плану. Желаю успеха! Давайте закругляйтесь с гримом, нам нужно отогнать фургон подальше от этого места. Мы выезжаем отсюда первыми, затем вы.

Минут через пять джип, в котором сидел Алексей, и «техничка» выехали с территории склада. Они не воспользовались той дорогой, по которой приехал командир ракетной базы, сюда можно было попасть и другим путем. Узкая просека с покосившимися от времени телеграфными столбами вела к карьеру, возле которого проходила разбитая проселочная дорога, а уже по ней можно было добраться до шоссе. Выехав на асфальт, водитель джипа притормозил возле стоявшего на обочине военного грузовика с брезентовым тентом.

Как там? — спросил высунувшийся из его кабины лейтенант а форме десантника.

— Все по плану, — крикнул Вакулов. — Они сейчас появятся. Мы поехали.

Десантник помахал им вслед рукой и вновь принялся выскабливать штык-ножом грязь из-под ногтей.

После отъезда Вакулова оставшиеся, все в военной форме, разместились в «Волге» и «газике», только возле вертолета еще крутился тот самый солдат, что подходил к Вакулову с кителем полковника.

— Что ты там возишься? Давай быстрей! — крикнул ему майор.

Десантник вылил остатки бензина из канистры на самодельный факел, поджег его и швырнул внутрь вертолета. Пламя взметнулось выше деревьев. Солдат бросился к «газику», сбив ногой по пути столбик с табличкой «Объезд». Раздался взрыв. Огромная лопасть, описав дугу, с грохотом обрушилась на крышу металлического ангара. Горящие обломки вертолета градом посыпались на землю.

— Идиот! — выругался майор, захлопнув дверцу «Волги». — Он туда, наверное, пол-ящика взрывчатки засунул. Заставь дурака… Что стоишь? Поехали!

Через несколько минут они выбрались на шоссе, где к ним присоединилась стоявшая у обочины машина с восемнадцатью бойцами в форме десантников.

— Итого, — майор взглянул на свой хронометр, — вся операция у нас заняла, если считать точкой отсчета аварию на шоссе, а конечной — отъезд от ангара, чуть больше двадцати двух минут.

— Могли бы и побыстрей, если бы твои парни не ползали, как сонные мухи, — пробурчал тот, что был в форме полковника.

Николаев открыл глаза и увидел склонившуюся над ним секретаршу Вакулова — Светлану.

— Проснулся? — спросила она.

— Что сейчас — утро, вечер, ночь и какое число? — Сергей с трудом приподнялся и сел.

— Утро, девять часов, среда. Ты уже вторые сутки пьешь. Как отдал рукопись Вакулову, так и начал, как сумасшедший. Ничем тебя нельзя было остановить. Смотри, сколько ты вылакал за это время. — Светлана показала на батарею бутылок из-под шампанского и коньяка, стоявшую вдоль стены. — Это только здесь, а ты еще в баре хлестал, как чумной.

— Это все я?

— Кто же еще, мне из этого только пару бокалов шампанского перепало.

— О Боже, — Сергей закрыл глаза, — столько выпить нельзя, от этого можно умереть.

— Как видишь — не умер.

— Лучше бы умер. — Николаев посмотрел на свои трясущиеся руки. — Дай опохмелиться.

— Может, лучше таблетку? А то ты опять, по второму кругу начнешь.

— Не-е, — отрицательно покрутил головой Сергей и тут же вновь зажмурился от боли. — Боже, как раскалывается башка! Давай быстрей, а то она треснет по швам.

— Так тебе и надо, — сказала Света, вытащила из-за тумбочки початую бутылку коньяка и налила в рюмку. — На, держи, только смотри, ты обещал.

Николаев выпил, передернул плечами и спросил:

— А где Вакулов?

— Еще вчера уехал.

— Он говорил, что возьмет меня с собой на ракетную базу.

— А ты-то там зачем? Ты свое дело сделал.

— Он обещал взять меня на съемки.

— Ляг лучше, поспи еще немного, а то ты почти двое суток не ел, не спал и куролесил. Как настоящий русский, добравшись до дармовой выпивки. Поэтому и голова у тебя так болит. Тут с тобой кое-кто из нашего руководства хочет поговорить, а ты в таком состоянии. Поспи часок-другой, и все пройдет.

Николаев уткнулся лицом в подушку и, пропустив первую строку, стал читать по памяти стихотворение Есенина:

Все пройдет, как с белых яблонь дым.
Увяданья золотом охваченный,
Я не буду больше молодым…

Постепенно декламация перешла в какое-то полусонное бормотание, а затем он и совсем замолк. Светлана укрыла его одеялом и вышла из номера.

Едва черная «Волга» и сопровождавшие ее машины подъехали к контрольно-пропускному пункту, из него выбежал капитан с красной повязкой дежурного.

— Товарищ полковник, — бросился он к возглавлявшей колонну машине командира ракетной базы, — несколько минут назад позвонили из штаба округа и сообщили, что против нашей части готовится крупная провокация со стороны местных властей.

— Знаем, — махнул рукой майор, сидевший на заднем сиденье рядом с полковником, — открывайте быстрей и срочно позвоните подполковнику Никишину, чтобы он немедленно собрал всех свободных от дежурства офицеров и солдат в Красном уголке. Мы привезли подкрепление.

Ворота распахнулись, и машины въехали на территорию ракетной базы. Двое десантников с автоматами выпрыгнули из грузовика и в сопровождении лейтенанта вошли в помещение пропускного пункта.

— Мы направлены к вам для усиления поста, — отдав честь дежурному по КПП, отрапортовал офицер-десантник. — Много вас здесь?

— Нет, я и сержант. Еще двое пошли в столовую.

— Вот и хорошо, — лейтенант широко улыбнулся и, протянул руку для рукопожатия, сделал шаг навстречу капитану.

Тем временем один из солдат-десантников встал за спиной сержанта. Через несколько секунд все было кончено. Лейтенант вытер о китель капитана нож, вышел на крыльцо и махнул рукой. Машины двинулись дальше, ко второму пропускному пункту. Благополучно миновав и его, «Волга» и следовавшие за ней машины через несколько минут подъехали к небольшому засыпанному землей бетонному сооружению, единственной  части громадного ракетного комплекса, выступавшей над землей и связывавшей находившихся на огромной глубине людей с поверхностью, не считая ракетных шахт. При одном взгляде на бетонный монолит было ясно, что разрушить его обычными снарядами или ракетами невозможно, необходимо как минимум прямое попадание ядерной бомбы.

Подполковник Никишин и старший лейтенант с повязкой «Начальник караула» поджидали их возле входных дверей, ведущих к шахтам лифта. Заместитель командира хотел было доложить полковнику, как полагается по уставу, о положении дел, но майор остановил его.

— Я офицер Генерального штаба. Положение очень серьезное, дорога каждая минута. Вы собрали личный состав?

— Да, в Красном уголке. Еле все влезли.

Майор обратился к старшему лейтенанту:

— Вы начальник караула?

— Так точно.

— Возьмите десять моих людей и усильте караулы, а мы — в Красный уголок.

Массивная дверь отъехала в сторону, и они спустились вниз. Коридоры были узкие и высокие, вдоль потолка тянулись какие-то трубы и пучки кабелей, некоторые были толщиной с руку. Впереди шел подполковник, следом майор и лжекомандир ракетной базы, а уже за ними вооруженные до зубов десантники. Им пришлось миновать несколько металлических дверей, прежде чем они подошли к помещению, в котором собрался свободный от боевого дежурства личный состав.

112
{"b":"545090","o":1}