ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дверь за следователем закрылась.

Сергей откинулся на подушку и закрыл глаза. Интересно, причем здесь Алексей? Ладно, потом разберемся, похоже, пора принимать решение. Хотя выбора не оставалось, надо реально смотреть на жизнь, никаких надежд на научную карьеру они мне не оставили, надо плюнуть на все свои голубые мечты и идти туда, куда предлагают. Пока предлагают…

Глава II. (Октябрь 1987 года)

Черная магия, зеркала и немного Борхеса

Сергей Николаев, молодой мужчина лет тридцати, сложил в сейф документы и перевернул листок настольного календаря. Завтра 7 октября 1987 года. Через месяц годовщина Октябрьской революции. Юбилей — семьдесят лет, целая жизнь. Какие только потрясения не пережила «одна шестая часть суши» за эти годы, а теперь нечистая сила, во главе с нашей любимой партией, наслала на бедную страну еще и «перестройку». Чего только не свалилось вместе с ней на наши головы: аварии, катастрофы, наводнения, Чернобыль…

«Интересно, дадут в этом году в честь праздничка премии или что-нибудь вкусненькое в продуктовых заказах?»

Дверь кабинета приоткрылась, и в проеме показалась голова лейтенанта Сокова.

— Сергей, к тебе.

Николаев оторвался от изучения листка календаря, посмотрел на часы и сказал:

— Да ты что? Уже без пяти шесть. Я сегодня…

— Ничего не знаю. Шеф приказал доставить посетительницу к тебе.

Сергей еще раз взглянул на часы, тяжело вздохнул и махнул рукой:

— Ладно, запускай.

Соков, довольно хмыкнув, исчез. Дверь распахнулась и впустила в кабинет заплаканную женщину в ярко-красном костюме.

Николаев встал из-за стола и указал на стул.

— Садитесь. Что у вас?

Женщина села, открыла сумочку и, промокнув платочком глаза, сказала:

— Заявление.

Сергей взял протянутый через стол закапанный слезами листок.

«Начальнику милиции, заявление. Прошу избавить мою квартиру от присутствия нечистой силы, которая преследует меня, а также помочь вернуть свои деньги».

Николаев прочел второй раз.

«Бред какой-то, — подумал он и внимательно посмотрел на посетительницу. — Может, сумасшедшая, и шеф отправил ее ко мне, чтобы я задержал до приезда „скорой“? Нет, он и сам мог бы это сделать… Постой, а если это очередная хохмочка Володьки? Не зря же он улыбался до самых ушей? — Сергей взглянул на продолжавшую всхлипывать и утирать слезы женщину. — Нет, не похоже».

Сделав отчаянную попытку собраться с мыслями, он сглотнул застрявший в горле комок и, наконец, задал первый вопрос:

— Извините, вы не указали в заявлении свою фамилию, нельзя ли ее узнать?

— Да, да, пожалуйста, — закивала головой женщина, — Давыдчук Ядвига Федоровна. Вот мой паспорт.

Сергей открыл документ и, как бы невзначай, спросил:

— Кстати, о какой нечистой силе вы говорите в заявлении? Только, все по порядку.

— Знаете, я недавно познакомилась в очереди с одной очень интересной женщиной, так вот она сказала, что у нее есть хорошая гадалка. В наше время это редкость. Сами понимаете, я в таком возрасте, когда ждать уже…

— Извините, в какой очереди и как звали эту женщину?

— В очереди за мясом. Мне даже пришлось отпроситься пораньше с работы, но в тот раз ничего так и не привезли. А женщина… Знаете, я уже не помню, как ее звали.

— Хорошо, продолжайте.

— Так вот я записала адрес гадалки и неделю назад сходила к ней. Она принимает клиентов только с паспортом, и цена за сеанс всего десять рублей. Это очень недорого. Одна моя подруга тоже ходила к гадалке, так та вытянула у нее сто двадцать рублей да еще кольцо с рубином, но ничего из того, что она наговорила…

— Вы сказали, что она принимает с паспортом. Почему?

Женщина из очереди говорила, что все гадалки сейчас, даже на Западе, принимают клиентов с удостоверениями личности. Это потому, что дьявол подсылает к гадалкам бесов, чтобы навредить им, а у нечистой силы в отличие от нас нет документов.

— М-да, — Николаев задумчиво провел ладонью по лицу, как бы проверяя, на сколько отросла его щетина за рабочий день, — понятно… А что эта «сила» лично вам сделала?

— Как что? Я же там написала, — женщина ткнула пальцем в лежащее на столе заявление.

— Знаете, мне в нем не все понятно.

— Разве? — Ядвига Федоровна задумалась, затем вытащила пудреницу с зеркальцем и провела пуховкой под глазами. — Простите, ради Бога, я не знала что все так закончится.

— Что так закончится? — Сергей с трудом сдержал накопившееся за восемь часов работы раздражение, чтобы не стукнуть по столу.

— Ну, гадание. Гадалка сказала, что при любовных гаданиях нужно положить перед зеркалом все свои драгоценности и деньги, прочесть заклинание и уйти на несколько часов из дома. Причем, чем дольше будешь отсутствовать, тем лучше, а когда придешь, то увидишь в зеркале отражение своего суженого. Нужно было выполнить все условия, а я оставила себе двести рублей. Мало ли, думаю, что может вдруг попасться в магазинах, пока я гуляю. Сами понимаете, как нынче без денег выходить из дома. Вот, у меня один раз…

— Вынужден вас перебить. Чем закончилась эта история с гаданием?

— Извините меня, молодой человек. Как вас зовут?

— Сергей Анатольевич.

— Ну так вот, Сергей Анатольевич, пришла я домой, а там страшный беспорядок, деньги и золото исчезли, и на зеркале кровавый отпечаток ладони. Бросилась я к гадалке, та и говорит, что, мол, я сама виновата, дьявола пыталась обмануть. Но у меня ничего такого и в голове не было.

— Когда это произошло?

— Пять дней назад, — женщина вновь достала платок.

— Почему вы сразу не пришли в милицию?

— Гадалка предупредила, чтобы я обращалась только к ней, да и страшно было.

— А сейчас?

— Сейчас тоже, — гражданка Давыдчук вновь всхлипнула.

— Ну-ну, прекратите.

— Мне гадалка сказала, чтобы я не спешила, иногда нечистая сила через некоторое время все возвращает. А женщина из очереди рассказывала, что у нее…

— Гадалка спрашивала вашу фамилию и адрес?

— Нет.

— А паспорт раскрывала и что-нибудь записывала?

— Тоже нет. Я вложила в него десять рублей, гадалка положила его под скатерть, составила гороскоп, рассказала, как пользоваться любовным заклинанием при гадании с зеркалами, затем вытащила из-под скатерти паспорт и, не раскрывая, отдала мне.

— Это все?

— Да, — женщина вновь достала пудреницу.

— А десять рублей в паспорте?

— Их уже не было. Они исчезли.

— Значит, вы уверяете, что гадалка не раскрывала паспорт, не вытаскивала денег и никак не могла узнать вашего адреса?

— Да, конечно.

Сергей проводил женщину до двери, взглянул на часы и, чертыхнувшись, пододвинул к себе телефон.

— Алло, Ольга, это ты?

— Кто еще здесь может быть?

— Извини, я сегодня не мог освободиться пораньше.

— Ах, бедняжка, можно подумать, что это в первый раз.

— Слышишь, Оленька, я хотел бы попросить тебя об одном одолжении. Возьми, пожалуйста, свой паспорт и приходи на наше место. Я буду там через десять минут.

— Ну, я так быстро не смогу. А зачем тебе паспорт?

— Много будешь знать, скоро состаришься. Пока. — Сергей бросил трубку, положил заявление Давыдчук в сейф, надел плащ и вышел на улицу.

Рандеву с Ольгой было назначено у Академии художеств — обычном месте их встреч.

Еще в школе Николаев мечтал пойти на искусствоведческий факультет академии, но так уж вышло, что старый приятель и одноклассник Лешка Вакулов уговорил его поступать вместе с ним на инженерно-экономический. Но историю искусства он не бросил и большую часть своего свободного времени проводил с Ольгой в музеях и на выставках. Многие из его сослуживцев посмеивались над таким странным для следователя увлечением. «Лучше бы на футбол или рыбалку сходил, свежим воздухом подышал, чем по пыльным залам шастать», — поговаривали они, но Николаев на это только улыбался. Кстати, знание истории искусства уже помогало ему в следовательской работе.

38
{"b":"545090","o":1}