ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Нет, что вы, я журналист, и действительно интересуюсь различными странными случаями, даже записываю их. Может, выйду на пенсию и напишу книгу.

— До пенсии тебе еще далеко, ну что ж, садись, — мужчина кивнул на свободный стул, — послушай эту историю, если она тебя так заинтересовала.

Николаев присел. Мужчина медленно раскурил трубку и начал свой рассказ:

— Лет десять прошло с того случая. Была у нас огромная свадьба: человек двести, как раз в этом кафе, на ней гуляло. Хорошая была свадьба. Я тоже на ней был. Невеста — красавица, да и жених из хорошей семьи. Любили они очень друг друга. И вот на второй или на третий день решили новобрачные на мотоцикле немного покататься. Родители молодым его на свадьбу подарили. Сказали, что на полчаса уезжают, но два часа прошло, три, а жениха с невестой все нет и нет. Поехали искать, да где их найдешь, дождь пошел, ночь наступила. На следующий день нашли разбитый мотоцикл и тело жениха под обрывом, возле дороги, а невесту так и не обнаружили. Вот такая грустная история случилась десять лет назад. Затем в народе стали поговаривать, что, мол, начала появляться на старой дороге какая-то девушка в белом платье. Она садится к водителям, а когда те подъезжают к повороту, где родственники погибших поставили памятник, неожиданно исчезает из кабины.

— Да, странная история, — покачал головой Сергей, — чего только не бывает в этом мире.

— Народ говорит, что всем, кто ее увидит, она приносит несчастье. Якобы ищет эта девушка своего жениха и мстит водителям за то, что какая-то машина столкнула их с дороги. Вот почему у нас многие шоферы избегают ездить по старому шоссе, особенно ночью и в плохую погоду, хотя там и короче.

— А вы когда-нибудь видели ее?

— Нет, но я тебе точно говорю, она приносит несчастье. Многие уже пострадали после встречи с ней.

— Ну что ж, спасибо за рассказ, — Николаев встал и застегнул куртку. — Пора ехать, надо успеть до полуночи в город. А то я из-за непогоды и очереди на новой границе и так уже много времени потерял. Надо наверстывать. До свидания!

— Переждал бы дождь.

— Да нет, он теперь до утра не перестанет.

— Что ж, до свидания, — кивнул рассказчик, а вместе а ним и его друзья, — счастливой дороги! Только не езжай по старому шоссе.

— Ладно, хорошо, — махнул им на прощание рукой Сергей и, расплатившись с официанткой, выскочил под дождь.

Несмотря на то, что Николаев одним махом преодолел расстояние от дверей кафе до машины, он успел изрядно вымокнуть.

Расположившись на сиденье своих «Жигулей», он первым делом включил приемник, затем стянул куртку и вытер голову полотенцем.

«Нет, действительно, до чего у нас бывают суеверны люди, — подумал Сергей, заводя мотор, — из рассказа о случайной попутчице, сбежавшей, чтобы не платить водителю за проезд, они могут выдумать целую историю с привидениями. Что из того, что в этом месте когда-то погибли мотоциклисты; возможно, девушка где-то неподалеку живет и специально использует трюк с мнимым исчезновением, для того чтобы бесплатно добираться поздно вечером с работы или от своего дружка до дома. Тем более мужчина сказал, там крутой поворот, значит, водитель притормаживает, его внимание занято дорогой, и она в этот момент может спокойно выскочить из машины. Любое, какое бы то ни было странное событие, всегда можно объяснить с научной точки зрения. И вообще я заметил, что люди очень часто прибегают к подобным страшным рассказам или легендам, чтобы как-то придать веса, а заодно и привлечь внимание туристов да и просто проезжих к своим захолустным местечкам. Я их понимаю — никаких развлечений, кинотеатров, ресторанов, лишь забегаловка на сто километров вокруг, где даже кофе нормального подать не могут».

Николаев вырулил на шоссе и вновь замелькали в свете фар белые столбики и предупреждающие знаки. Дождь, ни на минуту не ослабевая, хлестал в лобовое стекло. Щетки, метавшиеся по нему, как сумасшедшие, взад-вперед, явно не справлялись со своей работой. Сергей почти лежал грудью на баранке, вглядываясь в непроглядную тьму. На каждом подъеме, когда движок машины начинал сдавать, Николаев переходил на понижающую скорость, и выжимая педаль управления дроссельной заслонкой, шептал:

«Ну, давай „ласточка“, давай, не подведи».

И она пока не подводила. Это была не ело машина, ее предлагал ему в довесок к квартирному обмену капитан, приятель главного редактора газеты, в которой до некоторого времени работал Николаев. Кэп хотел перебросить свою мать из Москвы поближе к себе, как он говорил, пока политическая ситуация еще позволяет. У старушки в столице была небольшая комнатка, а у Сергея — однокомнатная квартира, поэтому капитан и предложил свою машину. «Жигуленок» хоть был и не новенький, но бегал ничего, да и салон был ухожен, похоже, что хозяин не жалел денег и привозил для него из-за границы все, что мог. Одни только свечи и итальянский карбюратор чего стоили…

Капитан сам оформил доверенность, и, отдав Николаеву ключи, сказал:

— Смотаешься в Москву, посмотришь комнату, заодно проверишь, как ходит машина. По возрасту она старенькая, но ездил я на ней мало, все больше в море плавал. Если понравится мой вариант, оформление обмена я беру на себя. У меня есть хороший нотариус и знакомые в городской администрации, оформят все без проволочек.

Сергей как раз возвращался из Москвы и склонялся к мысли, что надо принять предложение кэпа. В Прибалтике ему все равно как представителю русскоязычного населения «перекрыли все краны», и больше ничего не светило, кроме неприятностей, особенно после его журналистского расследования об иприте в Балтийском море.

По радио вновь передавали обзор погоды, на этот раз на планете:

«В то время, когда по всей Европе в основном идут дожди, в некоторых районах Африки стоит невиданная засуха. Столбик термометра уже третью неделю не опускается ниже сорока пяти градусов…»

«Везет же некоторым, мне бы хоть несколько часов погреть свои косточки на этой жаре, а то лето прошло, и только парочка погожих денечков выпала».

 Впереди показался большой щит. Развилка дорог. Налево старое шоссе, направо — новое. По старому до города почти на сорок километров короче.

«Ну, куда едем, — улыбнулся про себя Николаев, — направо или налево? А, где наша не пропадала!» — И свернул на старое шоссе.

Оно было намного уже, но в эту погоду, когда нормальный хозяин собаку из дома не выгонит, вероятность столкнуться на нем со встречным транспортом была минимальной, поэтому Сергей сразу же выехал на середину дороги, прямо на разделительную полосу. Так ехать было значительно проще, не нужно постоянно вглядываться в темноту, ожидая следующего поворота, а непрерывная белая линия хорошо освещалась фарами и, повторяя все изгибы шоссе, сама ныряла прямо между колес автомобиля. Можно было немного расслабиться.

Разговор в кафе не выходил у Николаева из головы. Дело в том, что он действительно собирал и записывал различные совершенно невероятные, на первый взгляд, события и происшествия. Одни он описывал со слов очевидцев, с другими самому приходилось сталкиваться во время работы в милиции. Но, самое главное, все они в конце концов получали вполне нормальное, земное, а не потустороннее объяснение. Взять хотя бы «дело о черной магии», которое ему пришлось вести в самом начале своей службы в милиции, или расследование о хищении строительных материалов. В последнем прораб, которому предъявили обвинение, выдвигал в свою защиту совершенно безумную, но довольно интересную теорию о том, что в окружающем нас мире существуют некие полости, этакие блуждающие черные дыры, в которых нарушены все известные нам физические законы. Эти аномальные области могут быть размером с яблоко или диаметром в несколько километров. Они невидимы для нас и их невозможно обнаружить даже при помощи самых современных приборов. Именно на эти блуждающие дыры, способные проходить сквозь любые плотные и газообразные среды, даже сквозь планеты, прораб и сваливал пропажу стройматериалов. Он заявлял, что практически все — от исчезновений людей, кораблей и прочей техники до НЛО, необъяснимых аварий в воздухе и на земле, катастроф и катаклизмов — все связано с их появлением. Достаточно машине, самолету или еще чему-нибудь попасть в такую дыру, как тут же для них исчезало пространство и время, они как бы проваливались в другое измерение, и если аномальная область оказывалась довольно большой, там и исчезали навсегда. Аварию на Чернобыльской атомной станции он тоже приписывал одной из блуждающих дыр. Занятная доктрина, но прорабу она не помогла. На даче его тещи нашли достаточное количество наворованных материалов, чтоб упечь его на пять лет за решетку. Кстати, этой теорией можно спокойно объяснить, почему не нашли тело невесты. Провалилась в такую блуждающую дыру и исчезла.

89
{"b":"545090","o":1}