ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В лучах фар, едва пробивающихся сквозь плотную пелену дождя, мелькнул знак «Крутой поворот», и сразу же за ним какое-то светлое пятно метнулось на дорогу.

Николаев рефлекторно нажал на педаль тормоза.

«Черт, лось! — Только и успел подумать Николаев, прежде чем рефлекторно нажал на педаль тормоза. — Откуда он здесь?»

Жигули юзом проехали еще пару десятков метров и остановились возле стоящей с поднятой рукой девушкой в белом, очень похожем на подвенечном платье. Это было настолько неожиданно, что Сергей не смог выдавить из себя и слова, когда она открыла правую дверцу и, не поблагодарив и даже не взглянув на своего благодетеля, опустилась на переднее сиденье. Вода ручьями лилась с девушки, но, похоже, она так долго находилась под дождем, что уже не обращала на это никакого внимания.

«Приведения не намокают», — вдруг почему-то с облегчением подумал Николаев и тронулся с места.

Девушка молчала. Сергей вновь бросил на нее взгляд, но она продолжала неподвижно сидеть и смотреть в едва пробиваемую фарами мглу. Так они проехали минут десять, но тут его странная спутница встрепенулась и, несколько раз тяжело вздохнув, как будто ей вдруг стало душно, приоткрыла окно. Ветер с дождем ворвался в салон. Сергей хотел было попросить закрыть окно, но передумал, на мгновение ему даже показалось, что он мчится с этой девушкой сквозь непогоду на мотоцикле.

«Вот, наслушался рассказов, а теперь чертовщина всякая мерещится. Не надо было черта поминать всуе, накаркал на свою голову».

Впереди показался подсвеченный фарами еще один знак «Крутой поворот». Сергей сбавил скорость и, перейдя на вторую передачу, скорее почувствовал, чем увидел, что в салоне чего-то не хватает. Стараясь не выпускать из виду разделительную полосу, он скосил взгляд вправо. Вот это да! Попутчица исчезла, только мокрое пятно на соседнем сиденье и хлеставший сквозь приоткрытое окно дождь говорили о том, что все это ему не приснилось. Николаев прижался к обочине и остановился. Выскочив из машины, он огляделся по сторонам. Девушка как сквозь землю провалилась. На другой стороне дороги мелькнуло что-то белое.

«Ну нет, от меня ты не уйдешь! Ты мне расскажешь, зачем пугаешь народ своими фокусами!»

Сергей бросился прямо к белеющему на фоне темного леса пятну. Продравшись сквозь кусты, он по инерции пробежал еще несколько шагов и вдруг остановился, как вкопанный, возле выкрашенного мелом памятника. С фотографии в верхней части его Николаеву улыбались парень и девушка в свадебных костюмах.

Сергей сделал еще один шаг. Сомнений не было, с фото на него смотрела его попутчица. Он повернулся и пошел к машине. Бред какой-то…

Николаев сел за руль, закрыл приоткрытое девушкой окно и завел двигатель. В свете фар опять замелькали белые столбики и разделительная полоса, извиваясь, как серебряная змейка, вновь поползла под колеса автомобиля.

Километров через двадцать дорога стала пошире, да и дождь хлестал ухе не так сильно. Стрелка спидометра почти все время держалась возле отметки восемьдесят — девяносто. Сергей уже почти позабыл о своей странной встрече и думал лишь о том, как бы побыстрей добраться до дома и завалиться в постель. Глаза слипались. Почти сутки дороги да еще при такой погоде давали о себе знать. Осталось каких-нибудь семьдесят километров.

«Вот, не догадался налить себе в термос кофе, не так бы спать хотелось».

Мелькнул еще один километровый столбик. Вот уже шестьдесят девять осталось. И он, не заходя в ванну, упадет на мягкую перину, накроется с головой теплым одеялом… Сергею показалось, что он всего лишь на мгновение прикрыл глаза. Открыть их его заставил рев сигнала и резкий свет, пробившийся даже сквозь плотно смеженные веки. Он так и не понял, откуда выскочил этот увешенный оптикой огромный рефрижератор. Николаев рванул руль влево и резко надавил на тормоз.

«Жигули» бросило на встречную полосу и начало разворачивать на мокром асфальте. Сергей, пытаясь исправить положение, крутанул руль вправо, чего как раз делать было нельзя. Это была его вторая ошибка, сказывалась адская усталость. Дорога такое не прощает.

Николаев, как в спасательный круг, вцепился мертвой хваткой в рулевое колесо и еще сильней вдавил в пол педаль тормоза. Машину повело сначала в одну сторону, потом в другую, затем она, продолжая скрипеть тормозами, начала медленно вращаться. Огни трейлера  неумолимо приближались. Сергей отпустил педаль тормоза, затем резко и одновременно нажал на нее и на сцепление.

«Боже, помоги!» — промелькнула у него в голове единственная, соответствующая этому моменту мысль.

Машину буквально отшвырнуло назад. Николаев ударился грудью о руль и в то же мгновение услышал как мимо него, ревя сигналом и даже не делая попытки остановиться, промчалась на полной скорости многотонная махина рефрижератора. «Жигуленок» подбросило воздушной волной, а затем наступила звенящая тишина.

Сергей открыл глаза и, наверное, минут пять бездумно смотрел в ночное небо, куда под углом градусов в тридцать к горизонту уходили лучи машинных фар. Тишина. Двигатель молчал. Николаев поставил машину на ручник, переключил свет с дальнего на ближний и потянулся к замку зажигания. Ключ стоял в нейтральном положении. Значит, сам того не помня, он успел выключить двигатель. Что ж, разумно: после аварии машина могла загореться.

Сергей достал из «бардачка» фонарик и дернул за ручку двери. Она приоткрылась всего на несколько сантиметров, дальше ей мешал ствол дерева. Николаев перебрался на соседнее сиденье и выбрался из машины. Странно, но дождь перестал.

«Жигуленок» стоял почти перпендикулярно дороге, метрах в двух от проезжей части. Сергей, светя фонариком, обошел вокруг машины. На ней не было ни одной царапины, она лишь зарылась колесами в щебенку.

Это же надо, задом загнать «ласточку» прямо между двух берез! И, что самое интересное, только здесь был более или менее пологий склон, несколько метров в ту или другую сторону — и машина обязательно бы перевернулась.

«Хорошо хоть все это не в горах произошло», — Сергей на мгновение представил ту же картинку, но с той только разницей, что с одной стороны была отвесная скала, а с другой — вместо довольно пологого склона — бездонная пропасть, и ему сразу же стало не по себе. Он однажды предпринял путешествие по горным дорогам, но у него, как человека родившегося на равнине возле моря, оно оставило тягостное впечатление.

Сергей вновь залез в салон и включил зажигание. Двигатель завелся с полуоборота. Чудеса!.. Он выключил мотор, включил аварийные огни и, завернувшись в плед, завалился спать. В таком состоянии и после стольких приключений глупо было бы вновь браться за руль.

Утром Сергей проснулся с первыми лучами солнца. На небе не было не единого облачка. Вокруг ничто не напоминало о свирепствовавшей вчера буре, лишь заполненные водой низины да стоящий промеж двух берез «жигуленок» говорили о том, что вчерашнее происшествие ему не приснилось.

Ему пришлось немало потрудиться, прежде чем удалось вытащить машину на дорогу, но минут через сорок он, со счастливой улыбкой, уже мчался со скоростью девяносто километров в час в сторону города. Шоссе было совершенно пустым, бодрящий утренний ветерок врывался в приоткрытое окно и ласково трепал волосы. Одно удовольствие сидеть в это время суток за баранкой.

Да, странное приключение. Вначале ночная попутчица, затем этот неизвестно откуда вынырнувший трейлер. Может, прав был человек из кафе насчет того, что девушка приносит несчастье? Хотя, как я смотрю, не всем. Мне повезло, я остался жив. Или исключение лишь подтверждает правило? М-да, расскажешь кому-нибудь — не поверят.

Давно уже должен был показаться район новостроек, но Сергей почему-то все еще не видел клубов белого дыма из труб цементного завода, которые обычно встречали каждого водителя, въезжающего в город по этой дороге. Он бросил взгляд на часы. Они стояли. Часовая стрелка застыла на десяти, а минутная на единице. Пять минут одиннадцатого. Похоже, часы не выдержали того толчка, когда машину сбросило с шоссе. Хваленое японское качество, а еще написано, что противоударные. Николаев постучал по стеклу приборной доски. Спидометр тоже не работал. Выходит, не совсем безболезненно обошлось и для «ласточки» это происшествие. Ладно, завтра можно будет залезть под машину и спокойно посмотреть, что там случилось. Скорее всего, оборвался тросик спидометра.

90
{"b":"545090","o":1}