ЛитМир - Электронная Библиотека

– А я бы поговорил с поэтессой, – вдруг признался Колька-стажер. – Наверняка, у нее свой богатый внутренний мир из стихов и классической музыки.

– Необъятное пространство рождает мысли о вечном, – съерничал Гришка, указывая на обзорный экран. – Не забывай, Коля, наказ дяди Штольца, избегать распутных женщин.

– Поэтессы не обязательно, «распутные», но всегда опасные. Иногда, чисто для темы разговора, просишь стишок прочесть, а начинается неостановимый стихопад. Самые вампиристые из энергетических вампиров, по стишку, по строфочке; глядишь, уже весь сборник перешептали. Слушаешь и думаешь: «И чего я дурак такой вежливый: не вешаюсь в присутствии паета, чтобы ему стало хотя бы стыдно», – подытожил я разговор о «белых мышах». – Свободы и разнообразия хочет душа, но, если с утра до вечера Моцарт и рифмованные строки, то самая пора вспомнить о «дежурной веревке».

*Группа «Лесоповал»

Глава 7 Битва с зулусами

Не всегда получается разобраться сразу,

ты поимел или тебя использовали.

Мы живем в большой стае,

топя или вытаскивая друг друга.

Мимоходом

Поединок с монстром, занявший все внимание экипажа, «выбил» из информационного поля. Неизвестность в бою равносильна смерти, и я недрогнувшей рукой пригасил эйфорию победителей.

– Григорий сканируем пространство на предмет недружественных поползновений. Александр, перезарядка торпедных аппаратов, проверка защиты. Николай, – управление. Мне – связь с Землей.

Ответственный парень Штольц высветился на мониторе сенсосвязи мгновенно:

– Америка на потерю корабля отреагировала обиженной рожей, – Штольц своим сухим вытянутым лицом попытался изобразить «обиженную рожу америкосов», получилось не очень. – По кратчайшему маршруту запустили второй транспорт, и наш топ-менеджер не усмотрел в этом нарушений правил гонки, остальные утерлись молча.

– Догонят?

– Уже завтра, – Штольц сдвинул очки на кончик носа, готовясь сообщить нечто важное. —«Мамба Яна» вышла из каравана и пропала с экранов радаров, а тебе привет от пушистого ежика. – Штольц подмигнул и хитро улыбнулся.

– Спасибо, брат. Ответный привет и конец связи.

Наглость америкосов не знает границ. В любом правительстве всегда присутствует определенный процент, так называемых «ястребов», склонных любую проблему решать с позиции силы (своей силы), – люди «с каменным лицом». У америкосов они традиционно в большинстве. Всегда играют по своим правилам, и никто не смеет возразить, но,… как говориться в их же фильме: «Я подумаю об этом завтра»*, а сегодня и сейчас ищем негров.

Мысленно пролистал инфу о «Мамбе Яне» – «Рыжем бивне». Грузовик российской постройки, куплен три года назад зулусским царьком Джумбой не для работы, а, «чисто, попонтоваться» перед царьками соседних племен. Из «казаться» и «быть» негры всегда выбирают «казаться», и не жалеют денег на предметы престижного обихода: бусы, зеркала, автоматы Калашникова, космические корабли и ядерные боеголовки. «Пускание пыли в глаза» не проходит по мере взросления, а принимает хроническую форму и, худо-бедно, скрашивает убогую жизнь. Тем не менее, «Мамба Яна» вооружен не луком и стрелами и реально опасен. Зулусы известны своей воинственностью и задиристостью, любимая тактика в бою – нападение из засады.

– Гриша, кого трудно искать в темной комнате?

– Чернокожих братьев, – Отрепьев потянулся и зевнул. – На сканерах чисто, может быть, и нет черной кошки на нашем участке?

– Если не видишь противника, не значит, что его нет, – неожиданно высказался Колька-стажер.

– Золотые слова. Сам придумал? – Отрепьев поднял вверх большой палец. – Командир, мы догоняем группу астероидов, и спектрометр показывает присутствие металла.

– Который смотрит блестящим от предвкушения взглядом карих глаз из-под черных нависающих бровей зулуса. Жду предложений.

– Выпулить пару торпед наудачу, – Сашка Буратино рубанул рукой воздух. – Если пришвартовались к астероиду, защита отключена. Есть шанс пробить.

– Кавалерийская атака с шашками наголо, – Отрепьев сделал паузу, ожидая взрыва смеха, и недовольно поморщился, когда его не последовало. – Подсунем обманку-замануху.

– Космокапсулу вперед пустить, – радостно подхватил Колька-стажер.

– Начинив отражающими параметрами космотранспорта. Есть программка на подобный случай, – Гришка мельком обернулся ко мне и, уловив одобрительный кивок, завозился с клавиатурой.

Корабли транспортного типа оборудованы двумя космокапсулами-шлюпками – миниатюрными четырехместными ракетами. Мы решили одну под видом транспорта «Надежда» отдать на растерзание орудийных залпов Южно-африканских аборигенов, а на второй причалить к «Мамбе Яне» и попытаться проникнуть внутрь корабля. Своеобразный абордаж.

Сашка торопливо облачался в скафандр, Колька умоляюще ловил мой взгляд, ожидая разрешения.

– У меня спецподготовка на отлично…

– В следующий раз, – я шуткой попытался смягчить отказ, – всех китаез с черными поясами отдам тебе, обещаю.

Захлопнули входной люк и прошли, отпуская за собой страховочные тросы-фалы к космошлюпкам. Из командной рубки нам виден темный, но, благодаря приборам наблюдения, прозрачный космос. Стоя на корпусе корабля, даже через приборы ночного видения различаем только неотчетливые контуры предметов в обволакивающей черноте. Смена освещения или точки наблюдения порой разительно меняет картину.

Щелкнул замок, запирающий фонарь кабины, и сразу приветливо осветилась панель управления, уютно загудел регенератор воздуха.

– А пушистый ежик – это кто? – неожиданно спросил Сашка между щелчками запускающихся систем.

– Наш космодромный, – почти не соврал я, – около проходной по траве частенько бегает.

– Видел, и даже в руках держал, – Сашка усмехнулся по-доброму, – колючий зараза, а почему привет только тебе?

– Саша, когда мне было двадцать лет, я знал ответы на все вопросы, а сейчас – увы! Вопросов много и ни одного ответа. Видимо, голова стала хуже работать.

– Или ежик обитает на пяток этажей выше, – съехидничал механик.

– Не опускайся до сплетен, – я мельком глянул на таймер. – Вторгаться в чужое интимное пространство – грех. Говорят, самураи, задев неосторожным словом карму господина, делали себе харакири.

– Все так серьезно? – Сашка смущенно засопел и резюмировал доверительно. – Не один я страдаю.

Коротко полыхнуло на правом борту и вперед умчалась капсула-обманка; отсчитав три секунды, снялись с борта и пошли следом. Транспорт «Надежда», отключивший радиолокацию и сенсосвязь, исчез с радаров, растворился, как призрак, в космической черноте.

– Они точно там? – нетерпеливо подпрыгнул в кресле Сашка Буратино и тотчас повторил с другой интонацией. – Они точно там. Нарываются на наше русское «разъетить».

Один из астероидов, корявый каменный обломок, размером с гигантский айсберг, осветился ярким пламенем и в сторону капсулы-обманки устремился целый рой торпед, ракет и реактивных снарядов. Черные «братья», они же «Рыжие бивни», они же зулусы, похоже, решили не оставлять «Надежде» шансов на сопротивление. Вслед снарядам по-собачьи взлаивала пушчонка прижавшегося к скале транспорта.

Ориентируясь по вспышкам, я «притер» капсулу поближе к центральному посту. Наше вооружение: бластеры, гранаты, пистолеты и компактные лазерные резаки для вскрытия бронированной обшивки. Способ многократно отработан. Провели по корпусу половинки дуги и, когда круг замкнулся, посторонились, пропуская вытолкнутый внутренним давлением кусок обшивки.

Швырнули внутрь гранаты и после взрывов нырнули следом. В трех креслах, вольготно раскинув ноги, сидели три высушенные вакуумом мумии, четвертая, очевидно, первый пилот, сидела, закинув ноги на приборную панель, – субординация по-африкански. Ребята оказались легкомысленными бруталами: не озаботились перед боем облачиться в скафандры и поплатились.

10
{"b":"545099","o":1}