A
A
1
2
3
...
10
11
12
...
30

— Дэйвис подготовил для нас машину, — сказала Мэгги Бэрк, протягивая мне руку.

У входа стоял огромный, элегантный «Даймлер». Пожалуй, этот автомобиль был старше меня. Мне никогда не приходилось водить такую громадину, и вначале, когда мы влились в шумный стремительный поток машин, все мое внимание было приковано к дороге. Но Мэгги, казалось, этого не замечала. Она отрешенно разглядывала через окно пешеходов и проезжающие машины. Люди смотрели нам вслед, некоторые даже узнавали ее или, по крайней мере, делали вид, что узнали, и приветственно махали руками. Тогда тетя величественно махала им в ответ. Я заметила, что она села так, чтобы с улицы можно было различить лишь ее силуэт. Интересно, сколько же раз Мэгги проезжала этим маршрутом, приветствуя бесчисленные толпы поклонников? Я вспомнила случай, когда один молодой человек бросился под ее машину, не получив ответа на свое письмо, в котором предлагал ей руку и сердце. Он получил сильную травму. Мэгги оплатила тогда все счета за его лечение, и хотя юноше не удалось жениться на ней, он имел возможность наслаждаться ее обществом каждый день, пока лежал в больнице. И это всего лишь один из множества эпизодов в прошлом кинозвезды. Наверное, Мэгги скучает по тем славным дням? И я снова вспомнила события минувшей ночи. Необъяснимое волнение тети, ее разочарование и слезы, последовавшие затем...

Я была настолько захвачена дорогой и собственными мыслями, что вздрогнула от неожиданности, когда Мэгги вдруг заговорила, нарушив молчание.

— Боюсь, что была с тобой не совсем откровенна. Я хочу кое в чем признаться и думаю, более удобного случая у меня не будет, — сказала она.

— Надеюсь, это будет не слишком страшно, — ответила я, коротко усмехнувшись.

Мэгги улыбнулась.

— Нет, ничего ужасного. Просто, приглашая тебя сюда, я преследовала собственные цели. Видишь ли, я писала, что хочу помочь твоей карьере, но это было не совсем так.

— Не понимаю, — сказала я.

— Еще до того, как ты приехала, мне был известен приговор твоей актерской карьере. Уже прочтя письмо, в котором ты рассказывала о своем желании, я могла сказать тебе то же самое, что сказали здесь Сэм и все остальные. Понимаешь, я схитрила, приглашая тебя сюда. И сделала это ради собственной выгоды.

— Вам не стоит извиняться, ведь я уже давно хотела посмотреть Калифорнию. Но зачем же тогда вы пригласили меня?

Наступило долгое молчание. Я видела краем глаза, что Мэгги о чем-то глубоко задумалась, и не торопила ее. Наконец она сказала:

— Потому что я чувствовала, что мне нужен кто-нибудь... кто был бы рядом со мной в этом доме.

— Да, я представляю, как вам бывает одиноко порой, — заметила я, ничего не сказав об Элизе, потому что была уверена, что ее общество лишь усиливает чувство одиночества тети.

— Одиноко? — Казалось, она удивилась этому слову. — Да, и это тоже, наверное, — Мэгги опять замолчала. — Но понимаешь, я боялась...

И тут прямо перед нами откуда-то появилась небольшая спортивная машина. Я резко затормозила, чтобы избежать столкновения. Все произошло в доли секунды, но этого оказалось достаточно, чтобы мысли Мэгги пошли в другом направлении.

— На следующем перекрестке повернешь налево, — сказала она. Я повернула и сразу же увидела знакомые по фильмам ворота студии «Горизонт-Филмз». Чувства мои смешались: волнение от близости к Голливуду и разочарование от того, что не удалось узнать, чего же боялась Мэгги.

Мы остановились, но одного лишь взгляда на машину и ее пассажирку оказалось достаточно, чтобы ворота открылись перед нами. Охранник с уважением приподнял фуражку.

— Доброе утро, мисс Бэрк, — сказал он.

— Доброе утро, Джордж, — величественно ответила Мэгги. — Как поживает твоя жена? А маленький Эмори?

Охранник расплылся от удовольствия.

— У маленького Эмори уже своих трое подрастают! Мэгги рассмеялась.

— Как бы я ни закрывала на это глаза, но время летит. Скажи ему, чтобы он как-нибудь зашел ко мне показать своих малышей. И ты тоже приходи.

Если у меня и были сомнения, что Мэгги сохранила статус кинозвезды, то в студии они полностью рассеялись. Казалось, работа остановилась и все пришли посмотреть на Мэгги Бэрк. Знакомые подходили поболтать, незнакомые — поглазеть.

Ч.Р.Росс был занят на съемках фильма. Наверное, Мэгги была единственной в мире, кто осмеливался называть этого великого человека просто Чарли. Даже если ему это было не по душе, он не подавал виду. Тете принесли стул, и она не только наблюдала за съемками, но и дала Россу несколько советов, которые тот с благодарностью принял.

— А кто эта очаровательная юная леди? — спросил он обо мне. — Бьюсь об заклад — она станет суперзвездой!

— Это моя племянница Мари. Она не собирается становиться актрисой, — объяснила Мэгги.

— По совету высочайшего консилиума, — добавила я. Росс перевел взгляд с тети на меня.

— С нашей звездой лучше не связываться. Беда в том, что она боится, как бы кто-нибудь не затмил ее славу, — сказал он.

— Это невозможно! — самоуверенно ответила Мэгги. Наша прогулка по павильонам подошла к концу. Кроме съемок, мне удалось увидеть закулисную жизнь большой студии. Мне показали великолепные декорации, костюмерные и гримерные комнаты. Костюмерная, где когда-то сама Мэгги Бэрк готовилась к съемкам, до сих пор оставалась свободной.

— Кто смог бы занять ее место!? — с горечью сказал Росс. На огромной площадке раскинулось небольшое озеро для съемок морских сцен, там же была построена улица городка на диком Западе, улица, которую я много раз видела в бесчисленных вестернах. И куда бы мы ни пошли, всюду за нами следовали друзья и поклонники Мэгги. Я сбилась со счета, сколько людей подходили к ней за автографом, а ведь многие из них сами были звездами, по крайней мере, по современным меркам.

Было уже далеко за полдень, когда Росс и директор студии Сид Уолен проводили нас к машине. Я была совершенно опустошенной и чувствовала, что Мэгги тоже очень устала. Удивительно, как ей удавалось выглядеть такой же свежей и бодрой, как и утром.

Я не могла не сравнивать эту величавую, уверенную в себе женщину с жалким, подавленным существом, которое увидела прошлой ночью. Каким же должно быть горе, чтобы так надломить Мэгги Бэрк.

Глава девятая

Мы с Дэйвисом виделись не часто. Однако даже во время этих мимолетных встреч было видно, что он не забыл нашу стычку. Во всяком случае не скрывал своей неприязни. Интересно, знал ли слуга о реакции Мэгги на случившееся или просто был уверен в своем влиянии на нее?

На следующий день после поездки на киностудию я увидела сцену, которая многое мне объяснила. Мне пришлось зайти в кухню, чтобы передать мисс Райт распоряжения Мэгги. Но служанки там не оказалось. Подумав, что она вышла во двор, я прошла к задней двери.

Мисс Райт за, дверью не оказалось. Там застыли в страстном поцелуе Элиза и Дэйвис. Мне едва удалось вернуться в кухню, оставшись незамеченной и затем, стараясь не шуметь, выскочить в коридор. Там я остановилась, чтобы обдумать только что увиденное.

Дэйвис и Элиза были любовниками, это очевидно. Я вспомнила ночь, когда увидела кузину, тайно пересекающую террасу. Еще тогда мне следовало догадаться об этом, ведь домик, где жил Дэйвис, располагался за гаражами, и Элиза могла идти только туда. Вот почему она защищала его перед Мэгги. Вот почему он знал, что Мэгги на его стороне!

Но объясняло ли это его положение в доме? Стала ли бы тетя терпеть жестокость и из рук вон плохую работу слуги только из-за его отношений с приемной дочерью? Некоторое время я обдумывала этот вопрос, но так и не пришла к определенному выводу. Может быть, Мэгги подсознательно чувствовала какую-то вину перед Элизой и считала, что та имеет право на свою долю счастья, даже если его приносит плохой работник?

Но вряд ли это было так. Непохоже, чтобы из-за собственного великодушия тетя согласилась терпеть неудобства. Я была уверена, что реакция Мэгги на недобросовестную работу прислуги может быть только одна — увольнение.

11
{"b":"5451","o":1}