A
A
1
2
3
...
22
23
24
...
30

— Но мы не уверены, что они исходят именно от Бадди, — напомнила я ей, используя ее веру в призраков, населяющих дом.

Мэгги пожала плечами.

— Это, конечно, спорный вопрос. Но независимо от того, кто хочет твоего отъезда, Бадди или кто-то другой, тебе здесь угрожает опасность. Это было ясно, еще когда упала люстра, но я очень хотела, чтобы ты была рядом со мной, поэтому видела в этом только несчастный случай. Но слишком много зловещих совпадений. Сегодняшняя ночь еще раз доказала это.

— Но сегодня ночью не было никаких призраков! Я уверена, что это сделал вполне земной человек! — воскликнула я.

— Не могу даже предположить зачем? Зачем кому-то надо было изображать из себя привидение? Почему этот «вполне земной человек» хотел причинить тебе вред?

Я молчала, пытаясь решить, как много из того, что я должна сказать ей, Мэгги будет способна понять в своем нынешнем состоянии.

— Допустим, я скажу вам, что вообще не верю в существование в доме каких-либо призраков, — наконец начала я. — Что, если все происходящее подстроено живыми людьми?

— Но это бессмысленно. — Казалось, Мэгги была поражена моими словами. — Для этого нет никаких причин. Тем более, что это невозможно: ведь я сама разговаривала с Бадди, получала он него послания.

— Во время сеансов мадам Дивайны? — спросила я.

— Да. Но, не только тогда. Я видела его. Конечно, не могу сказать, что лицом к лицу. Но если бы это была лишь призрачная фигура в отдалении, я еще могла бы думать, что это обман. Кроме, того, я слышала его голос, зовущий меня.

Мэгги опять была готова расплакаться, и я почувствовала, как она ускользает от меня. Но я решила сделать еще одну попытку.

— Это могла быть хорошая имитация голоса или запись, — сказала я.

— Не верю, — ответила она, качая головой. — Я знаю голос Бадди. И как кто-то мог записать его голос, когда самого Бадди уже двадцать лет нет в живых. Нет, это был его дух.

Я взяла Мэгги за руку, решив не отступать и открыть ей правду.

— Что же он говорил вам?

— Разное, — ответила она, кусая губы. — Однажды он сказал:" Мама, мама, как ты могла?" — и начал плакать. Неужели ты не понимаешь, это потому, что я бросила его, потому что оставила его умирать, а сама уехала веселиться.

— Это абсурд, — возразила я.

Мэгги глубоко вздохнула и села на стул возле туалетного столика.

— Есть еще кое-что. Понимаешь, Бадди также является ко мне во сне.

— Это можно объяснить, — ответила я. — Почти все ваши мысли обращены к нему. Вполне логично что он вам снится.

— Но это необычные сны. Неужели ты думаешь, что я так безнадежно глупа? Они слишком яркие и выразительные. Во сне Бадди иногда дает мне советы, например, где искать потерявшуюся вещь. И я нахожу ее именно в том месте, которое он указал. Он говорил мне, что я услышу на следующем сеансе, и я слышала это... Даже если бы мадам Дивайна была лучшим шарлатаном в мире, она никогда не смогла бы узнать, что я слышала во сне.

Я была поражена и не могла найти аргументов, чтобы возразить ей.

— Все равно этому должно быть какое-то объяснение, — сказала я, чувствуя, как неубедительно звучат мои слова.

Мэгги сочувственно улыбнулась.

— Я знаю, что ты сейчас чувствуешь. Это безумно, не так ли? Я тоже теряла голову, пока не нашла самое разумное объяснение: Бадди вернулся ко мне.

Я начала было говорить, но тетя жестом остановила меня.

— Я не собиралась говорить тебе этого, но теперь чувствую, что должна, чтобы ты правильно поняла мое положение... и свое. Молюсь, чтобы это не изменило твоего отношения ко мне.

— Конечно, не изменит, — ответила я.

— Последние несколько дней Бадди опять является ко мне во сне.

Я начала догадываться, что она хочет сказать и предположила:

— Он настаивает на том, чтобы я уехала?

— Нет, — ответила Мэгги.

Я удивилась.

— Тогда почему...

— Он говорит, Что я должна взять твою жизнь, — сказала Мэгги.

Я окаменела, уставившись на тетю широко раскрытыми глазами, не в силах поверить услышанному.

— Он говорит, что я должна убить тебя, — повторила она. — Поэтому ради нас обеих я должна настаивать на твоем отъезде.

Глава девятнадцатая

Мне оставалось только уступить тете. Я не видела ни малейшей возможности убедить ее в земном происхождении призраков Орлиного Гнезда.

Остаться в доме означало бы вызвать гнев Мэгги и подвергнуть себя смертельной опасности.

Недалеко от Сансет-стрип находился очень хороший отель, и я сняла там уютный номер.

— Здесь очень мило, — сказала Мэгги, когда мы осмотрели комнаты. Она настояла на том, чтобы поехать со мной, найти подходящий номер в фешенебельном отеле и оплатить его.

Комнаты оказались чудесными, по-современному и со вкусом обставленные. Из окон открывался почти такой же великолепный вид, как и из дома тети. Стоило выйти в вестибюль, как сразу же захватывал стремительный водоворот жизни Лос-Анжелеса. Но никогда я еще не была в более мрачном настроении.

— Наверное, мне все-таки надо было вернуться в Миннеаполис, — сказала я.

— И оборвать роман с таким красавцем, как доктор Вольф? — спросила Мэгги, подмигивая мне.

— Но, тетя, не могу же я вечно жить в этой гостинице!

— Конечно, нет. Но несколько недель пойдут тебе на пользу. И кто знает, может, я получу новое послание от Бадди, когда ты уехала, выполнив его волю. Теперь я понимаю, как это было глупо с моей стороны. Мне следовало послушаться своих голосов с самого начала, и мы избежали бы всех этих неприятностей.

Я ничего не могла ответить и начала разбирать свои вещи.

Убедившись, что я хорошо устроилась, Мэгги уехала, пообещав, что будет навещать меня по десять раз в день и сообщать о своих делах. Однако, несмотря на ее заверения, я чувствовала, что теперь, когда меня нет в доме, дела тети пойдут еще хуже.

Позже я сказала об этом Кену. Он, конечно, обрадовался моему переезду и после обеда пришел ко мне на коктейль.

— По крайней мере, теперь я буду спокоен, что никто не выкрадет тебя среди ночи и не запрет в мрачном подвале этого Гнезда, — говорил он, потягивая свой мартини.

— Зато теперь смогут спокойно куда угодно запереть Мэгги, — угрюмо ответила я.

— Может быть, — сказал он. — Но помни одно. Мы знаем: они что-то замышляют. И они знают, что мы знаем об этом. Теперь, после твоего отъезда они могут немного расслабиться, и это дает нам время обдумать план дальнейших действий.

— Если бы только я могла понять, как им удается манипулировать снами Мэгги, — сказала я.

Я уже рассказала Кену о голосах, вторые тетя слышит во сне, и о зловещем приказании, полученном ею. На мгновение он задумался.

— Это можно делать при помощи гипноза. Я не силен в этой области, но поговорю завтра с некоторыми своими коллегами. Может быть, они мне что-нибудь разъяснят.

Кен отставил в сторону свой мартини, поднялся и, подойдя ко мне, поднял на руки.

— Но сейчас выбрось все это из головы, — сказал он. — Пусть, эта ночь станет ночью любви, хорошо?

Этому требованию я не без удовольствия подчинилась.

Утром Кен еще раз пообещал узнать о влиянии гипноза на сон и уехал. У меня же было несколько собственных предположений, которые следовало проверить.

В половине десятого, позвонив тете и убедившись, что ночь прошла без происшествий, я направилась в контору Сэма Карра, бывшего импрессарио и старого друга Мэгги Бэрк.

— Помню ли я вас? — переспросил он, когда я вошла в его роскошный оффис. — С того момента, когда увидел вас в доме Мэгги, ни о ком другом не мог и думать!

— Уверена, что каждый день вы говорите то же самое сотням молоденьких девушек! — ответила я, усаживаясь на предложенный стул.

— Что вы! Не больше, чем дюжине, — поправил меня Сэм и усмехнулся. — Но я знаю, что приводит сюда большинство из них. А что привело вас? Решили все-таки попробовать актерского хлеба?

— Нет, у меня к вам другая просьба. Не столько для себя, сколько для Мэгги.

23
{"b":"5451","o":1}