A
A
1
2
3
...
26
27
28
...
30

— Неужели? — спросила Элиза. — Но ты забываешь, что все знают, почему ты уехала отсюда. Потому что голоса, которые слышала Мэгги, внушали ей убить тебя. Даже твоему дружку это известно. Но если ты оказалась настолько глупа, что пришла сюда одна, и Мэгги, перестав контролировать свои поступки, убила тебя... Какое отношение к этому будем иметь мы? Я неоднократно предупреждала, что тебе нельзя здесь находиться. А Дэйвис всего лишь наемный рабочий и не знает того, что происходит в доме.

Я ничего не могла возразить и в ужасе смотрела на нее, понимая, что кузина права. Если со мной что-нибудь случится, им легко будет все свалить на бедняжку Мэгги, лишившуюся рассудка. Возможно, с помощью гипноза им даже удастся заставить Мэгги чистосердечно признать свою вину.

— Вопрос в том, как это лучше сделать, — сказал Дэйвис.

— Не знаю, — коротко ответила Элиза и задумалась. — Может, попробуем убить одним выстрелом двух зайцев? Сделаем так, будто Мэгги убила ее, затем подожгла дом и сама погибла в огне.

— Тогда мы потеряем дом, — сказал Дэйвис.

Это казалось кошмарным сном: сидеть на холодном полу и слушать, как эти двое обсуждают наилучший способ убить меня. Я смотрела по сторонам, пытаясь найти какой-нибудь выход или оружие, которым можно было бы защититься.

Но тщетно. Я оказалась в ловушке. Надеяться на их милосердие было глупо, и приходилось рассчитывать только на себя.

— Ничего у вас не выйдет! — сказала я, предпринимая еще одну отчаянную попытку. — Через несколько минут здесь будет Кен. Он уже выехал!

В глазах Элизы мелькнула тревога. Но через мгновение вернулась понимающая усмешка.

— Он сюда не приедет! Иначе ты не стала бы уходить, чтобы вызвать его, — сказала она.

Я подумала, что Кен все же приедет, но мне необходимо продержаться до этого момента. У меня был единственный шанс, и я должна была его использовать.

— Ты очень умна, — сказали я, медленно поднимаясь на ноги, и, стараясь не делать резких движений, чтобы не спровоцировать Дэйвиса, села на стул. — Желая добиться своего, ты разработала блестящий план.

Элиза восприняла эту лесть как должное. Я поняла, что, прожив столько лет вместе с Мэгги, кузина впитала ее страсть к комплиментам.

— Да, это было недурно задумано, — согласилась она.

— Готова поспорить, что мое появление спутало твои карты, не так ли? — спросила я.

— Очень! Я надеялась, что упавшая люстра заставит тебя быстренько смотаться домой. Но ты осталась, и нам пришлось прибегнуть к другим средствам.

— Послание к Мэгги на зеркале? — поинтересовалась я. — И загробные голоса?

— Да, мы делали это, когда она спала. Разновидность гипноза. Несколько сеансов — и она была готова поверить всему, что мы ей внушим!

— Включая эти дешевые представления мадам Дивайны. Думаю, она пошла на это ради денег?

Элиза кивнула:

— И немалых! Она, кстати, была тем призраком, что приходил в твою спальню. Я знала, что ты будешь подозревать меня и прибежишь прямо в мою комнату. Поэтому мы и использовали ее.

— Я на нее даже не подумала, — призналась я. — А запись голосов вы смонтировали из фильмов, правильно?

— Правильно. Это была идея Дэйвиса.

— А как Мэгги оказалась на кладбище?

— Тоже гипноз. Нам пришлось лишь одеть ее и дать установку обо всем забыть, когда проснется.

Я печально покачала головой.

— Подумать только, все это ты делала лишь для того, чтобы завладеть домом, в котором живешь, фактически являясь хозяйкой, и деньгами своей приемной матери, которыми все равно пользуешься.

Элиза запрокинула голову и рассмеялась, но ее смех не сулил ничего приятного.

— Дура! — сказала она, успокоившись. — Неужели ты думаешь, что я затеяла все ради того, чтобы получить наследство?

— Ты сама говорила мне об этом! — удивился Дэйвис.

— Да, признаюсь, с твоим появлением это тоже стало входить в мои планы, — ответила ему Элиза. — Мэгги никогда не согласилась бы, чтобы ты женился на мне и жил в этом доме! Нам бы пришлось уехать отсюда! Но главная причина была другой.

— Тогда почему же...? — начала я.

— Потому что ненавижу ее! — сказала Элиза с такой злостью, что я пораженно застыла.

— Знаешь ли ты, что значит жить в одном доме с Мэгги Бэрк, легендарной Мэгги Бэрк и ее драгоценным сыном, стоящим миллионы долларов? Когда сама ты бедна и некрасива, нелюбимая падчерица, дочь отца, незадолго до смерти ставшего очередным мужем кинозвезды! Нет, ты не можешь этого знать! Откуда?

Посмотри на себя! Молодая, красивая, талантливая, преуспевающая! Откуда тебе знать, что я чувствовала все эти годы?!

— Но ведь она приняла тебя в дом! — сказала я.

— Это даже нельзя назвать милосердием. Я была служанкой, нянькой для этого звереныша, уборщицей, профессиональной компаньонкой. Добрая, надежная бедняжка Элиза!

— Но ведь она, наверное, разделяла с тобой и свои радости, — сказала я, не в силах поверить, что Мэгги была так бездушна. — Премьеры, вечеринки, торжественные приемы, банкеты. По-моему, их было достаточно в то время.

— Да уж! Мне позволялось участвовать в них, только я всегда должна была знать свое место!

Элиза отвела взгляд и выражение мечтательной задумчивости мелькнуло на ее лице. Я поняла, что она снова переживает давно ушедшие времена.

— В то время я познакомилась с одним молодым человеком, очень красивым и обаятельным. Ты никогда бы не поверила, что такой может заинтересоваться мной! Мы познакомились с ним здесь, на одной из вечеринок, которые устраивала Мэгги. Он ухаживал за мной, и я была в него по уши влюблена. Однажды он попросил меня поговорить с Мэгги, чтобы та помогла ему получить роль в фильме. Тогда я поняла, что он ухаживает за мной только для того, чтобы добиться расположения моей мачехи.

— Но это не было виной Мэгги, — сказала я. Элиза, казалось, меня не слышала.

— Затем наступил тот самый вечер. Целый год я с нетерпением ожидала премьеры фильма. Я ведь помогла этому молодому человеку получить роль, а он обещал, что в день премьеры мы объявим о нашей помолвке. Мне, конечно, пришлось скрыть это от Мэгги. Но когда наконец пришел долгожданный день, заболел этот маленький звереныш. Кажется, воспаление легких. Кто-то должен был остаться, чтобы присмотреть за ним. Мэгги попросила меня, и, в конце концов, мне пришлось объяснить ей, что я должна встретиться с Терри — так звали этого человека. Мэгги очень удивилась и посочувствовала мне. Ей было известно то чего я не знала, — Терри не будет на премьере. В то утро он уже уехал на съемки другого фильма, даже не предупредив меня! — Кузина замолчала, в глазах ее — засверкали искры гнева и обиды.

Итак, я осталась с Бадди. В тот вечер я возненавидела его еще сильнее — испорченного, смазливого, богатого выродка! Меня раздражал его плач, и я дала ему снотворное. Стоя у кровати и вспоминая полученные мной инструкции следить, чтобы он был одет в сухое белье, чтобы был тепло укрыт, делать это, не делать то, я подумала: "Ради чего я убиваю себя, сохраняя ему жизнь? Если бы он умер, Мэгги пришлось бы любить меня одну, заботиться обо мне, уделять мне одной все свое внимание. Я оставалась бы единственной радостью в ее жизни. Тогда я отбросила одеяло, сняла с Бадди всю одежду, отнесла и положила его в ванну, налив туда холодной воды. Устроила сквозняк, открыв все окна, чтобы его обдувал холодный ночной ветер. Оставила его там, а сама спустилась вниз и села читать книгу. Я вскрикнула от ужаса:

— Элиза! Ты... ты убила его!

— Да! Он пролежал там всю ночь! Когда начало рассветать и Мэгги должна была скоро вернуться, я вытащила Бадди из ванны, обтерла насухо и отнесла в спальню. Он пылал жаром, как раскаленная печка. Когда вернулась Мэгги, я плакала и рассказывала ей, как всю ночь безуспешно пыталась разыскать ее. Как обзвонила по телефону все места, где она могла оказаться. Как Бадди метался в бреду и звал ее. Она вызвала скорую, но было поздно. Сильнее переохлаждение в самый разгар болезни уже сделало свое дело...

27
{"b":"5451","o":1}