ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я закрыла лицо руками. Меня тошнило от этого жуткого рассказа. Я не могла поверить, что кто-то способен на такую жестокость!

— Но это не помогло, — огорченно вздохнула Элиза. — Его похоронили, а я так и осталась «доброй, надежной бедняжкой Элизой». Я целыми днями торчала с ней в этом доме, выслушивая стенания о том, что она убила его. Мой первый в жизни самостоятельный поступок, а я не смогла извлечь из него никакой пользы.

Глаза Элизы зловеще сузились.

— О, как я ее ненавидела! Я хотела заставить ее мучиться, страдать! Я старалась углубить ее чувство вины! Я хотела свести ее с ума! — От возбуждения у Элизы перехватило дыхание. Вдруг она расправила плечи, восстановив контроль над собой также быстро, как и потеряла его. — Потом появился Дэйвис. Мы решили упрятать — ее в психушку и, таким образом избавившись от Мэгги, получить ее дом и деньги. Тогда-то мы и взялись за нее всерьез.

— Да! Дом и деньги — то, что мне нужно! Все остальное меня не волнует! — сказал Дэйвис. — Только что мы будем делать с ней? — И он кивнул в мою сторону.

Я знала, что мне удалось выиграть всего несколько минут. Если Кен и приедет сюда, то еще не скоро!

— Скажите... — начала я.

— Я тебе уже все сказала, — оборвала меня Элиза, будто прочитав мои мысли. — Отведи ее наверх!

Я пыталась вырваться, но огромные руки Дэйвиса схватили меня с чудовищной силой и потащили наверх.

— Чувствуй себя как дома, — сказала Элиза, когда слуга втолкнул меня в мою бывшую комнату. — А пока мы решим, что с тобой делать.

Дверь захлопнулась. Я слышала, как Элиза повернула ключ на два оборота и вытащила его из замка.

Глава двадцать третья

Я прижалась щекой к тяжелой дубовой двери. Неразборчивые голоса становились все тише, удаляясь по коридору.

Некоторое время я выжидала: вдруг по какой-то причине Элиза и Дэйвис решат вернуться. И лишь убедившись, что они спустились вниз, я направилась через комнату к ночному столику возле кровати. Там в одном из ящиков, под аккуратной стопкой белоснежных носовых платков, лежал ключ, который мне удалось подобрать раньше. Ведь однажды я уже оказалась запертой в этой комнате, и тогда дала себе слово, что в следующий раз буду готова к этому. И вот этот раз наступил.

Ключ повернулся со скрипом, который, казалось, был слышен во всем доме. Я прислонилась к двери, затаив дыхание, и со страхом прислушалась. Но все было тихо. После долгого мучительного ожидания я открыла дверь и выскользнула в коридор.

Комната тети была не заперта. Сама Мэгги все еще лежала без сознания. Я опустилась на колени перед ее кроватью и тихо позвала ее.

— Мэгги, — прошептала я, оглядываясь на открытую дверь. — Проснитесь. Пожалуйста, Мэгги, проснитесь!

Она пошевелилась, но продолжала спать. В отчаянии я стала бить ее по щекам, но даже это не могло вырвать ее из наркотического забытья.

Я попыталась поднять Мэгги с кровати, но несмотря на то, что она была маленькой и хрупкой, мне не удалось даже приподнять ее, не говоря уже о том, чтобы отнести вниз, на улицу, в безопасность.

Я стояла в напряженной тишине, оглядывая комнату в поисках решения. Потом подошла к окну и выглянула вниз. Если соорудить что-нибудь вроде подвесных носилок и найти веревку достаточной длины, я, может, смогла бы спустить тетю из окна. Но риск был огромный. Даже если бы мне удалось спустить ее на землю, не уронив, все равно вместе с ней далеко не уйти.

Вдруг в квадрате света, падающего из нижнего окна, мелькнула тень. Прямо под комнатой Мэгги располагалась библиотека! Элиза и Дэйвис были сейчас там! Не стоило и пытаться спускать Мэгги из окна.

У меня оставался единственный выход — бежать одной до ближайшего места, откуда можно позвонить Кену или в полицию. В одиночку у меня был шанс вырваться отсюда, а взять с собой Мэгги означало бы все провалить.

— Я вернусь за вами, — шепотом пообещала я ей. На мои глаза навернулись слезы, но я взяла себя в руки. Нельзя было позволить себе роскошь расплакаться.

Я вышла в ярко освещенный коридор. Мне надо было бесшумно его пройти, спуститься по лестнице и каким-то образом проскользнуть мимо библиотеки.

Казалось, коридор растянулся на целую милю. Я осторожно шла, понимая, что дорога каждая секунда, и напряженно прислушивалась к голосам внизу. Судя по интонациям, кузина и Дэйвис о чем-то спорили. Но мне от этого было не легче. Что бы они ни решили, мне и Мэгги это не сулило ничего хорошего.

Дверь в библиотеку оказалась закрытой. Спустившись по лестнице, я приготовилась сделать последний рывок к входной двери. И уже отпустила перила, чтобы сделать шаг, как голос Дэйвиса стал громче. Он подходил к двери! Я с отчаянием огляделась вокруг, но спрятаться было негде. Затаив дыхание, я вжалась в стену.

— Этот спор нас ни к чему не приведет! — сказал он, распахивая дверь. Его зловещая тень пересекла коридор, отрезав меня от выхода. — Я поднимусь наверх и приведу ее сюда. Предоставь это мне!

Ладони мои стали липкими от пота. На лбу выступила испарина. Я почти физически ощутила тяжесть нависшей надо мной опасности.

Откуда — то издалека доносились звуки старой песенки про любовь. Очевидно, в библиотеке играло радио. Как странно звучала теперь эта веселенькая мелодия. Я подумала о Кене. О, как бы я хотела оказаться сейчас в объятиях его сильных, надежных рук. Но он был далеко. И я могла рассчитывать только на себя!

— Подожди! — сказала Элиза, когда Дэйвис уже стоял в дверях. Он остановился и повернулся к ней.

Если побежать по коридору к открытой двери в столовую, меня могут обнаружить. Но, если останусь на месте — поймают непременно. Не смея вздохнуть, я оторвалась от стены, сошла с последней ступеньки и начала медленно обходить лестницу.

— Я не хочу, чтобы что-нибудь сорвалось на этом решающем этапе, — говорила Элиза. — Неизвестно, что она успела рассказать этому своему доктору. Что бы ни случилось, у него возникнут подозрения! Мы должны обставить все наилучшим образом. Нельзя допустить ни малейшей ошибки!

— Предоставь все это мне! — еще раз сказал Дэйвис.

Я обогнула массивную колонну... через коридор... и наконец, дрожа от ужаса, в открытую дверь столовой.

— Сейчас вернусь, — коротко сказал слуга и по голосу я поняла, что он поднимается по лестнице. — Достань пока свежее пиво, Элиза!

Пока дверь в библиотеку была открыта, мне было невозможно пробраться к выходу. Но я вспомнила о задней двери, выходящей из кухни. Я прошла на кухню, тихо, стараясь не скрипеть половицами, и уже прикрыла за собой дверь, когда до меня дошло вдруг значение последней фразы Дэйвиса. Ведь Элиза придет за пивом на кухню! Почти в тот же миг в столовой раздались тяжелые шаги. У меня не оставалось времени, чтобы подбежать к двери, открыть засов и выскочить наружу! Не осталось времени даже спрятаться. И я отступила назад, за дверь, вжавшись в один из шкафов, оказавшийся за спиной.

Дверь открылась. Я молилась, чтобы Элиза не толкнула ее дальше и не обнаружила, что какая-то преграда мешает ей распахнуться до конца. Дверь лишь едва коснулась меня, немного скрыв от глаз Элизы. Но если она обернется.

Я слышала, как открылась и захлопнулась дверца холодильника. Услышала звук выдвигаемого ящика. Хлопок открываемой бутылки. Я задержала дыхание в страхе, что Элиза услышит его.

И тут сверху донеслись быстрые шаги Дэйвиса.

— Она сбежала! — закричал он, шумно сбегая по лестнице. Элиза резко развернулась и, выронив бутылку, бросилась к двери. Я видела, как растекается по полу бледно-желтая жидкость. Тонкая струйка вытягивалась в указующий перст, направленный прямо на меня.

Крик Дэйвиса спас меня. Испуганная Элиза выбежала из кухни, даже не взглянув в мою сторону. Я тихонько толкнула дверь, которая закрылась так, как если бы Элиза задела ее, пробегая. Я молила бога, чтобы кузина не обратила на это внимание.

— Входная дверь заперта! Она должна быть где-то в доме! — раздался ее голос.

28
{"b":"5451","o":1}