ЛитМир - Электронная Библиотека

Би Джей откашлялась. "Значит, она ему не сестра?"

"Нет, птичий мозг, он лжец и убийца, и он хочет заставить замолчать Кристен. Разве ты до сих пор не поняла этого?" Я вытащила телефон из кармана и набрала Марину, зная, что звонок уйдет на голосовую почту.

Дождь так громко стучал по лобовому стеклу, что я не заметила звука сигнализации, предупреждающей о непристегнутом ремне безопасности. Би Джей, не отрывая рук от руля и не посмотрев на меня, сказала: "Пожалуйста, пристегни ремень, Хайден, этот звон окончательно разрушает мои и так уже потрепанные нервы".

Когда я пристегнула свой ремень, она разогнала машину чуть больше. Я наблюдала, как одна ее рука соскользнула с руля и легла на сиденье между нами. Би Джей начала разгибать пальцы своего кулака, словно считала что то. Она взглянула на меня, и, хотя я не знаю, какого черта она пыталась сказать мне, я удержала на своем лице спокойное выражение. Она снова начала подсчет, на этот раз медленнее, и меня осенило, что она собиралась сделать. Я схватилась за ручку двери и попыталась выдохнуть весь воздух из легких, и тогда выскочил вверх ее мизинец.

Би Джей топнула на газ, и машина вылетела с проезжей части дороги. Седан передними колесами погрузился в мягкий песок обочины и встал на нос. Я увидела, как трава и песок быстро поднимаются ко мне навстречу, и мое лицо уткнулось в подушку безопасности. Понятия не имею, сколько раз мы перевернулись, но на одном из кувырков Стинзлен пролетел мимо меня, и я почувствовала его вес на своей груди, а потом он снова исчез куда то.

Машина наконец то остановилась в вертикальном положении. Крыша прогнулась вокруг меня. Единственным признаком Би Джей была безвольная рука, болтавшаяся возле приборной панели. Кровь струилась по неподвижным пальцам. Паника охватила меня, когда я поняла, что смогу выбраться отсюда только через разбитое лобовое стекло. Разглядеть пространство вокруг было проблематично, но я каждым сантиметром своего тела чувствовала, что машина полностью разбита и может возникнуть пожар.

"Я чувствую свое тело, а это уже хорошо", сказала я вслух просто для того, чтобы увидеть, могу ли я издавать звуки. Дождь стучал по машине. Если Стинзлен был еще жив, он не произнес ни звука.

Сначала я пошевелила пальцами на ногах. Было больно, но они шевелились. Медленно и методично я проверила все свое тело и, хотя движения причиняли ослепляющую боль, я была благодарна, что мои конечности все еще работали. Кровь капнула на мою руку, и я, посмотрев на ремень безопасности, отстегнула его. Повертев головой, я прошептала молитву благодарности, что не чувствую онемения.

Глубоко вздохнув, я приготовилась двигаться. Но когда я медленно наклонилась вперед, чья то рука схватила меня за плечо. Моя реакция была мгновенной, ярость текла сквозь меня. Стинзлен выжил и собирался добить то, что осталось от меня. "Извини, сукин сын!" сказала я сквозь стиснутые зубы, отрывая приборную панель, находящуюся в нескольких дюймах от моего лица, покрытого кровью.

"Хайден, это я, Джейкоб".

"Джейкоб". Я повторила это имя несколько раз, пытаясь заставить себя поверить в это.

"Я откину назад твое сиденье, сказал он, и я почувствовала, как что то тянет меня назад. Очень медленно, но он отодвинул сидение, и я с облегчением посмотрела в его темные глаза. "Ты зажата?"

"Я так не думаю".

Он кивнул, изучая мое лицо. "Я собираюсь вытащить тебя. Здесь сильный запах бензина. Я боюсь, что машина может взорваться".

От такого откровения паника снова охватила меня. Когда он потянул, я начала судорожно отталкиваться ногами. Джейкоб оттащил меня от машины на несколько футов и аккуратно посадил на песок. В поле моего зрения появилась Элейн, ее лицо было бледным и усталым.

"Коул и остальные на подходе, сказала она. — Они скоро придут".

"Би Джей, я схватила Элейн за руку. Вы должны помочь Би Джей. Она все еще в машине".

"Сиди и не дергайся". Элейн побежала на другую сторону автомобиля, где Джейкоб уже работал монтировкой.

Машина была разбита сверху, спереди и сзади, но никаких признаков Стинзлена не было. Если он успел упасть на заднее сидение, он был бы виден с моего места, потому что задняя часть седана была разорвана, как консервная банка. Я попыталась навалить свой вес на правую руку, чтобы перевернуться и встать на колени, но боль, которая до этого была терпимой, стала ослепляющей. Задохнувшись от этой боли, я попробовала опереться на левую руку. Когда мне удалось встать на колени, я зарыдала и меня затошнило от боли. Осторожно поднявшись на ноги, я почувствовала, что мир вокруг меня крутится.

Дождь падал на мое лицо, и я закрыла глаза, чтобы успокоиться. Я слышала, как кричат Джейкоб и Элейн, пытаясь освободить Би Джей. Пошатываясь, я прошла незамеченной мимо искореженного автомобиля и увидела Стинзлена. Казалось, он прилег отдохнуть между двух валунов. Если бы не правая нога, лежащая в неестественном положении, и окровавленное лицо, он выглядел бы так, как будто просто наблюдает за зрелищем со спокойной отрешенностью.

Я наконец то поняла, как моя уравновешенная Адриан смогла бы взять правосудие в свои руки. Не потому, что Стинзлен, несомненно, убил бы меня и Би Джей. Мое сознание переключилось на ту минуту, когда Кайю положили в мои объятия. Несмотря на то что я больше жизни любила Адриан и своих близких, я чувствовала еще более сильную потребность защитить невинного ребенка, моего ребенка. У женщин, которых он убил, тоже были дети, и я решила, что должна убедиться в том, что он заплатит за свои дела в полном объеме. Я встала на колени и с криком подняла камень размером с грейпфрут. Мой желудок скрутило, когда я снова встала на ноги и прошла последние несколько шагов с явным намерением убить его.

Стинзлен посмотрел на камень в моих руках, а затем его взгляд поднялся к моему лицу. "Это еще для чего?" спросил он прежде, чем кашель остановил его.

"За Кристен, за Эбби, за мою семью и за всех женщин, чьи семьи ты разрушил. Я не хочу увидеть тебя в суде. Я не хочу, чтобы из моих налогов заплатили за твое лечение и твое пребывание в тюрьме". Страх, появившийся в его глазах, доставил мне истинное удовлетворение. Если бы у меня была сила, я бы несколько раз стукнула камнем по его лицу, только чтобы увидеть его страх. Я подняла камень над головой Стинзлена. Он быстро заморгал, очевидно его рефлексы велели ему бежать, но его тело не могло выполнить эту команду. "Я собираюсь раскроить тебе череп, и никто никогда не узнает об этом".

"Они не страдали… ни одна из них… я был милостив".

Настала моя очередь моргать. "И это оправдывает то, что ты сделал?"

"Хайден".

Голос Элейн прозвучал рядом со мной. Он был так похож на голос Адриан, что я почти заплакала, желая оказаться в ее объятиях. У меня не было сил, чтобы повернуться и посмотреть на нее. Я знала, что тогда бы я непременно струсила.

"Хайден, спокойно повторила она. Никто не будет винить тебя за это, но у тебя доброе сердце. Я думаю, что придет время, и ты сама будешь сожалеть об этом".

"Вернись и помоги Джейкобу". Я смотрела Стинзлену прямо в глаза.

"Хайден, не делай этого".

"Он собирался убить твою племянницу, ты — мать, и ты понимаешь необходимость защиты своих близких".

Элейн шагнула прямо передо мной. Ее рука поднялась и медленно погладила меня по щеке. "Сейчас я защищаю моих дочерей и внучку, она толкнула камень из моих рук, и он с глухим стуком упал на песок. Он умрет, так или иначе. Посмотри на его рубашку".

Элейн встала рядом со мной, и я повисла на ней. Чуть выше его талии я заметила выступ. Он тоже посмотрел вниз, а затем с ужасом в глазах обратно на меня.

"Подходящий конец для кровопийцы, хотя было бы лучше для тебя, если бы этот кол попал в твое черное сердце, я грустно рассмеялась. Думаю, теперь тебе придется подождать, чтобы умереть".

147
{"b":"545109","o":1}