ЛитМир - Электронная Библиотека

Я надулась; надулась и сосала большой палец, а эти двое так и не уступили. Я попалась на короткий поводок, и ничего не могла с этим поделать. Хуже всего было то, что я даже не могла утопить свои печали в роме — антибиотики!

Адриан пыталась приободрить меня, и при любых других обстоятельствах это бы сработало. Она провела рукой по моим волосам и прошептала мне соблазнительно на ушко:

— Почему бы нам не вернуться ко мне в домик и не закончить то, что мы начали на днях?

Посмотрев в эти восхитительные голубые глаза, я почувствовала, как слезы самостоятельно заполнили мои.

— Адриан, я не могу, — жалобно захныкала я. — Куда ты положила лекарство от дрожжевой инфекции, которое тебе дали в больнице? У меня какой-то беспорядок к югу от пупка, — сказала я и положила голову ей на плечо.

Я чувствовала, как она трясется от смеха, но отважно борется с ним, доблестно пытаясь поддержать меня в моем недавно приобретенном состоянии.

— Давай вернемся к моему домику, и я помогу тебе принять лекарство.

— О! Черт, нет! Это то, что девушка должна сделать сама!

Адриан смеялась так, что чуть не задохнулась. Этот день — отвратительный!

Помимо Дениз, раздражающей меня, и моего маленького несчастья, мы наслаждались нашими гостями, и две недели пролетели быстро. Накануне перед отъездом они решили побродить вокруг гостиницы и провести время с нами. Печаль висела в воздухе. Для них — это было возвращение к повседневной жизни, зная, что двое друзей по-прежнему будут наслаждаться островом. Для нас — хорошие друзья уезжают, и пройдет целый год, прежде чем они вернуться.

После обеда было решено, что мы идем на пляж играть в волейбол. Пары будут разделены, чтобы играть за разные команды. Моей команде была благословенна Дениз.

Я честно делала все возможное, чтобы вести себя хорошо. Но когда она сделала замечание Адриан, я уверена, что она услышала, как у меня закипела кровь. Была моя очередь подавать мяч, и я почувствовала, как волосы на моем теле встают дыбом, когда Дениз оказалась у сетки прямо напротив Адриан. В глубине души я знала, куда смотрят ее глаза, и потому я сделала это.

Я подбросила мяч и ударила по нему со всей силы, позволяя полететь чуть ниже того, что требовала игра. Это было связано с намеченной мной целью. Мяч на огромной скорости врезался в затылок Дениз. Киноакадемия США просто обязана вручить мне Оскар за то, как я притворялась, принося извинения и прося ее о прощении. Я обвиняла во всем свой мелкий рост.

Адриан даже не смогла посмотреть на меня. Она доблестно сражалась с желанием засмеяться. Ли, однако, даже не пыталась скрыть это. Она хохотала минут пятнадцать. Мы даже остановили игру, чтобы дать ей отдышаться. Само собой разумеется, что остальная часть банды посчитала это поставленной точкой между мной и Дениз.

Ужин в тот день был особенный. Не было никакой официальности, мы просто сидели вокруг стола, вспоминая события прошлых недель. Шелби и Мира получили вторую порцию издевок за то, что покидали группу и оставались на острове. Мы, конечно же, провели вечер в баре, напиваясь и танцуя.

Я не хотела танцевать и осталась в баре раздавать напитки. Во мне полностью отсутствовал ритм. Черт, я облажалась даже во время секса! Тем не менее, когда началась медленная песня, Адриан вытащила меня на танцпол.

На следующее утро мы все встали рано и позавтракали до восхода солнца. Мы с Адриан были потрясены, обнаружив наше нижнее белье, потерянное в первый вечер во время обнаженного купания, висящим под перекладиной бара. Каждая из двенадцати гостей поставила на нем свой автограф, и повесили его для всеобщего обозрения. После раунда тычков по ребрам мы обняли их всех, кроме одной. Мы махали им руками до тех пор, пока микроавтобусы не скрылись из вида.

Наши силы были исчерпаны. Мы с Адриан пошли к нашим домикам, решив, что должны выспаться, прежде чем начать подготовку к приезду следующей группы гостей.

— Как ты думаешь, ты сможешь вести себя хорошо, если я лягу спать рядом с тобой? — спросила Адриан, когда мы шли по двору.

— Я могу заверить тебя, что ты будешь в полной безопасности, мудрая задница. Я слишком уставшая, — смеясь ответила я.

Мы пришли в мой коттедж, где Адриан, я и Сабер завалились в постель. Было слишком жарко, чтобы обниматься, поэтому мы пришли к компромиссу — мы спали, держась за руки. Сабер назначил себя главным и спал, свернувшись калачиком между нами. Мы крепко проспали часа два, когда жара все же разбудила нас.

Нам было лень идти на пляж, а потом возвращаться оттуда опять потными, поэтому мы выкатились из постели, готовые к работе. Хорошо, что мы отказались от купания. Во дворе нас встретил Хэнк и сказал, что перекрыл воду на главной линии. У нас образовалась утечка на канализационной трубе между баром и прачечной. Ирис заметила ее, когда вышла, чтобы приготовить завтрак, и послала за Хэнком.

Было странно видеть пирата с гаечным ключом. Я не могла понять, как мы должны будем устранять протечку, но он описал это самым красочным способом.

— Старые трубы — полное дерьмо. Нам придется вырыть чертову траншею и заменить сукина сына. Есть еще одна протечка на трубе в прачечную, и какому-нибудь ублюдку с задницей меньшей, чем моя задница, придется залезть в яму, которую мы выкопаем, и сделать установку.

Я огляделась в поисках ублюдка с меньшей задницей, чем у Хэнка и присвистнула. Время у нас было, а так как у меня был некоторый, хоть и ограниченный опыт работы с сантехникой при озеленении, то мне пришлось неохотно-добровольно предложить себя. Адриан была не в восторге от такой идеи, но у нас не было большого выбора.

Как назло Шеби и Мира выбрали этот день, чтобы совершить экскурсию по медицинским учреждениям острова. Сначала наша бригада начала раскапывать старые канализационные трубы. Состав бригады был странным. Пират, я, Адриан и большая тяжелая черная женщина, которая бросала землю так, как будто завтра уже не наступит. Сколько бы мы не платили Ирис, этого было явно недостаточно. Она прошлась по земле как гигантский крот — на очень большой скорости.

Чтобы выкопать старую трубу, нам понадобилась большая часть дня, но мы все-таки справились. Затем мы положили новую трубу. Когда пришло время подключать ее к общей системе, мне захотелось плакать. Я понятия не имею зачем он это сделал, но Хэнк вырыл широкую и глубокую яму там, где две трубы сходятся.

Именно там я узнала, что старая поговорка на самом деле права. "Дерьмо скатывается с горки". Все, что было в старой трубе, оказалось в этой яме. Мне удалось найти кусок старой доски, и я положила ее на края ямы. Встав на эту доску на колени, я добралась до стыка труб, где мне предстояло работать. Не знаю, почему Хэнк не позаботился о доске, но предполагаю, что он меня ненавидит и хотел, чтобы я стояла по колени в дерьме.

К тому времени, когда я закончила герметизацию арматуры, я была как собака — вся в слюнях и боролась с желанием поблевать. Адриан и Ирис были достаточно любезны, чтобы предложить мне и Хэнку по стакану чая со льдом. Я сидела во дворе и пила свой чай, пока тошнота не прошла. Хэнк был там же; я посмотрела на него и решила, что он мне действительно не нравится.

— Хэнк, вы ремонтировали эти трубы в прошлом году. Как получилось, что они снова протекают? — спросила Адриан.

25
{"b":"545109","o":1}