ЛитМир - Электронная Библиотека

— Карла здесь, и она все еще зла на тебя, — шепнула Адриан мне на ушко.

— Я знаю, я видела, когда она садилась к стойке.

— Игнорируй ее, она хочет, чтобы ты ее заметила, — сказала Адриан, подмигнув мне.

— Без проблем.

И их не было. Карла сделала мне больно, но я быстро прошла через эту боль, и сейчас пришла к выводу, что ничего не чувствую к ней. Женщина, сидящая рядом со мной, — вот мой мир, и никто никогда не сможет сравнится с ней.

Мы продолжали смеяться и шутить, и я больше ни разу не посмотрела на Карлу. Когда ей надоело ждать, что я замечу ее гневные взгляды, она со своим питомцем обошла вокруг и встала рядом с нами. Сев на табурет рядом с Адриан, она наклонилась вперед так, что у меня не осталось выбора — куда смотреть.

— Ты должна мне деньги за ущерб, нанесенный моей машине, — сказала она.

— А ты должна мне деньги за одежду, которую ты забрала, не говоря уж о дисках, но я готова подсчитать их тоже.

Она посмотрела вниз и, заметив костыли, усмехнулась.

— Что случилось? Кто-то избил твою задницу за твой длинный язык?

— Боюсь разочаровать тебя, но это простой несчастный случай.

— У нас есть все еще нерешенная проблема с моей машиной, — сказала Карла, не найдя по-видимому, к чему еще можно придраться. — Ты должна мне за химчистку салона.

— Позволь мне прояснить кое-что — я тебе ничего не должна. Ты заслужила это, украв большую часть моей одежды и моих личных вещей. Так что — проваливай!

На такое мое замечание лицо Карлы налилось кровью, и она наклонилась ко мне еще ближе, навалившись при этом на Адриан.

— Ты и твоя Йетти, на огромных ножищах, свали отсюда, а то моей девушке из-за тебя дышать нечем! — сказала я, чувствуя, как волоски на моей шее встали дыбом. Мамонтиха — подружка Карлы — легко может напинать мне по заднице, но я уже запланировала оставить несколько дырок от костыля на ее голове, если она попытается сделать это.

— Ты все еще обзываешься детскими прозвищами? — ехидно сказала Карла.

— Ничем не могу помочь ей, ты пробуждаешь во мне самое худшее. Мне бы очень хотелось сейчас, чтобы я поняла это раньше — во время жизни с тобой.

Адриан сидела между нами и смотрела на нашу перебранку. В обычной жизни я давно уже получила бы от нее тычок в бок, но сейчас она спокойно сидела рядом, положив свою руку мне на бедро.

Я отпила глоток напитка, выдохнула длинным успокаивающим выдохом и повернулась к Карле.

— Это довольно очевидно, что ты просто ищешь причину для того, чтобы спустить на меня свою Йетти{28}. Так что — давай, не стесняйся! Разреши ей добраться до меня.

Компания, которая была возле нас, разошлась, оставив меня умирать.

— Хотя, — продолжила я, — это будет выглядеть довольно жалко, когда твоя собака атакует раненую женщину на костылях. И как она это объяснит полиции? — я никак не могла остановиться и почти выпрашивала, чтобы эта массивная стенка из плоти уничтожила меня. Думаю, что это было из-за того, что каждый раз, возвращаясь в Новый Орлеан, мне пришлось бы беспокоиться об этом противостоянии. Я просто хотела разом покончить со всем этим.

Пещерная подружка Карлы с монобровью на лице казалось ждала сигнала от хозяйки и стояла наготове за спиной Адриан.

— Отдай мне полторы сотни баксов или у тебя их выбьют, — сказала Карла с ухмылкой.

— Ты ездишь на Лексусе и делаешь кучу денег, несмотря на то что ты полный придурок, — сказала я, наблюдая уголком глаза за Бегемотом. — Полторы сотни для тебя — капля в море. Значит дело здесь не в деньгах. Это твоя жалкая попытка унизить меня так же, как я унизила тебя. И ты не получишь от меня даже жалкий цент.

Высокая, бледная и уродливая сделала шаг ко мне. Адриан повернулась на барном стуле и оказалась лицом к женщине, которая собиралась причинить мне много боли.

— Ты действительно хочешь сегодня попасть в тюрьму за избиение? — спросила она. — Потому что ты несомненно там окажешься. И ради чего? Ты сомневаешься в ее верности и все же ради нее готова сделать это?

Это остановило Франкенштейна, и ее удивленные глаза остановились на Адриан.

— Что ты знаешь? — спросила она с какой-то грустью, как будто заранее зная ответ.

— Только то, что знает каждый в этом городе, а я здесь всего лишь несколько дней, — Адриан наклонилась к женщине. — Как долго ты собираешься позволять ей играть с собой?

Я на самом деле почувствовала крошку жалости к этой женщине, когда ее взгляд с Адриан перешел на Карлу, выглядевшую в этот момент невероятно виноватой. Она долго смотрела на нее, потом перевела взгляд на толпу, которая стояла и наблюдала за нами на безопасном расстоянии.

— Спокойной ночи, — сказала она и, не говоря ни слова, вышла из бара.

Карла соскочила со стула и, крикнув мне «Сука», бросилась вдогонку за своей новой бывшей.

Я подарила Адриан поцелуй, от которого мы обе чуть не задохнулись.

— Знаешь, дорогая, иногда твой дар как иголка в заднице, но в такие времена как сегодня — он настоящий спаситель.

На следующий день мы с Адриан проспали завтрак. Полночи мы прогудели в баре и домой отправились только в три часа. Мы выпили слишком много для того, чтобы управлять машиной, поэтому вызвали такси, оставив прокатный автомобиль в клубе. После душа и таблетки Тайленола{29}, мы уговорили Ванду отвезти нас к бару, чтобы забрать нашу машину. Оттуда мы снова отправились на французский рынок и купили недостающие подарки. Удалось нам посетить и Riverwalk.

Мы купили подарки для всех, кроме одного — для Ирис. Выбор для нас оказался большой проблемой. Мы никак не могли договориться, пока не попали в Victoria’s Secret. Проходя мимо магазина, я схватила Адриан за руку и втащила ее внутрь.

— Давай купим ей что-нибудь, от чего глаза Коула выпадут из головы.

Я повела Адриан через ряды бюстгальтеров и трусиков любых цветов и моделей, какие только можно себе представить.

— Эй, посмотри на это, — сказала Адриан и потянула меня за руку. Это была зеленая ночнушка с почти открытой грудью и чуть прикрывающая верх бедер.

Я потерла глаза, пытаясь стереть из своей головы изображение Ирис в этой одежде, и которой так восхищалась Адриан.

— Наверное, это была плохая идея. Не хочу даже думать о Ирис, надевшей это.

— Не могла бы ты представить меня, надевающую это, — сказала Адриан и поднесла наряд к своему телу.

— Я не сомневаюсь в том, что ты будешь прекрасно выглядеть в ней, но я предпочитаю видеть тебя голой.

Адриан хлопнула меня по руке и пошла с ночнушкой в кассу.

Вернувшись домой, мы застали Ванду и маму, готовящими ужин, в то время как папа и Джеф развалились на диване перед телевизором. Мы с Адриан помогли столько, сколько нам позволила мама, потому что наши навыки в кулинарии были очень малы.

Традиционно на Сочельник у нас готовили жаркое и индейку на Рождество. Запах жареного мяса ласкал мое обоняние, когда я, сидя на кухне в одиночестве, потягивала вино из бокала. Адриан и Ванда наверху заворачивали подарки. Мама подошла и посмотрела на меня с каким-то странным выражением на лице. По тому, как она ерзала, я могла сказать, что ее что-то беспокоило.

— Хайден, дорогая… Прости…

Прежде чем она смогла закончить, на кухню зашел папа, и она замолчала.

Вместо этого она вздохнула и посмотрела на папу так, как будто он совершил непростительный грех.

— Ричард здесь, — сказал папа и налил стакан вина. — Выйди и поздоровайся с ним.

— Кто такой Ричард? — спросила я. Папа просто сбежал с кухни. Мама сложила руки вместе и прижала их к своей груди.

— Он друг твоего отца. Милая, это была не моя идея, и я совсем ему не рада.

Я склонила голову и посмотрела на нее в недоумении. — Какая идея?

— Вот они, — сказал папа, когда вернулся к нам. Буквально наступая ему на пятки, за ним зашел красивый мужчина.

— Хайден принимала душ и сломала ногу. Прямо сейчас она передвигается очень медленно.

74
{"b":"545109","o":1}