ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я знаю.

— Мы не получили никаких требований от похитителя, и никто не связался с нами. И я знаю, что и вы не получили никаких звонков, иначе ты уведомила бы меня, не так ли?

— Конечно.

— Хайден, прямо сейчас у нас нет никаких зацепок. Мы допросили всех сотрудников гостиницы, и никто ничего не видел, но я не хочу, чтобы ты потеряла надежду.

— Я понимаю.

— Я просто хотел прийти и объяснить тебе лично, что мы будем продолжать поиски. И если тебе кто-то позвонит, я хочу, чтобы ты немедленно уведомила меня об этом.

— Я обещаю.

— И еще пообещай мне, — сказал Коул с доброй улыбкой. — Ирис сказала, что ты не ешь и не спишь. Пообещай мне, что ты изменишь это.

— Я пообещаю, что буду стараться, но не могу дать никаких гарантий, что у меня это получится.

Коул и офицеры вернулись к работе, оставив меня и маму в покое. Она посмотрела на меня сострадательными глазами матери.

— Как насчет того, чтобы я приготовила что-нибудь?

— Как только все это началось, я испытываю тошноту от одного лишь упоминания еды. Я не знаю, смогу ли съесть хоть что-то.

— Может быть крекеры?

Я показала ей кухню и кладовую. Она сделала нам перекусить, и отправила меня обратно в бар, чтобы поесть. Через несколько минут она присоединилась ко мне, и мне удалось съесть несколько крекеров.

— Это прекрасное место, — сказала мама, грызя банан. — Теперь я понимаю, почему ты так его любишь.

— Ты еще и половины не видела, мама. Может быть после нашей закуски, мы сможем пройтись немножко вокруг. Возможно мы найдем то, что другие не заметили.

— После этой закуски ты собираешься лечь спать, потом примешь душ, а вот после этого ты покажешь мне все вокруг.

Я открыла рот в знак протеста, но уже знала, что спорить с мамой бесполезно, и, честно говоря, у меня не было сил.

После того, как мы поели, я сделала так, как сказала мама. Я отказалась вернуться в наш дом, боясь что-то упустить, поэтому мы сошлись на компромиссе. Я легла на одном из шезлонгов и закрыла глаза. Мама села рядом со мной и поглаживала меня по волосам, как делала это, когда я была маленькой. Несмотря на то, что я боролась со сном, он навалился на меня, и у меня не осталось другого выбора, кроме как подчиниться ему.

Глава 17

— У тебя есть ключ, используй его.

Я узнала этот голос мгновенно, хотя и не могла увидеть его хозяйку. Знакомый запах духов тети Глории был очень сильным.

— Какой ключ?

— У тебя под рукой.

Я думаю, что я уже сидела на шезлонге, когда проснулась. Солнечный свет временно ослепил меня, но я все еще могла чувствовать этот запах. Этот мускусный аромат, который Глория получила путем смешивания двух ее любимых духов.

— Ты спала всего только полчаса, — сказала мама, пытаясь уложить меня обратно. — Поспи еще, дорогая.

— Я не могу, — сказала я, отодвигаясь от нее подальше.

— Хайден…

Я посмотрела на нее и сказала быстрее, чем смогла остановить себя.

— Адриан где-то там, я не могу просто лежать здесь и спать.

Мама встала и вздохнула.

— Тогда пошли на прогулку, которую ты мне обещала.

Мы прошли с ней половину двора, прежде чем я извинилась за свое поведение, но мама все понимала. Я отвела ее в гостевые домики, в которых они будут ночевать. Казалось, что она была вполне довольна размещением. Потом я отвела ее на утес с видом на пляж. Она была в восторге от розового песка и голубой воды, которая омывала берег.

— Когда я приехала сюда, я вышла на этот утес. Змея выползла из кустов на тропинку, и я с перепугу запрыгнула на это дерево, — я указала на плохое подобие дуба. — И конечно же я запуталась в нем и в конце концов осталась без рубашки. Я не знала, что Адриан стояла позади меня и видела весь этот неловкий момент, — я не смогла удержаться от улыбки, вспоминая этот случай. — Она так смеялась надо мной! А я хотела задушить ее.

Комок вырос у меня в горле, и я не смогла больше сказать ни слова. Мама погладила меня по спине, но ничего не сказала. Она знала, что никакие слова не утешат меня.

Ночь, казалось, пришла слишком рано, и с огромной печалью я должна была признать, что буду проводить ее без Адриан под своим боком. Мысль о том, что мне нужно привыкать к этому, пришла в мою голову, но я тут же прогнала ее. Я принялась помогать своей семье устроиться на ночлег, а Ирис приготовить ужин.

Ирис была истощена, но все равно занималась готовкой. Ей также, как и мне, надо было держать свой мозг занятым чем-то. Коул и Шелби не присоединились к нам, потому что все еще разыскивали Адриан, и я была благодарна им за это. Папа, Ванда и Джеф выглядели побитыми и с трудом ели. Все трое загорели и выглядели так, как будто вот-вот упадут лицом в тарелки. Они пытались поддержать разговор и рассказывали обо всем, что видели на острове. Но когда голова Ванды склонилась над тарелкой, я знала — их вечер подошел к концу. Я послала их всех спать, но мама осталась, чтобы сделать уборку в столовой. Мы с Ирис проводили маму до ее коттеджа и вернулись в бар, где снова обосновались на шезлонгах.

— Ты не можешь продолжать так дальше, — сказала я Ирис. — Ты должна пойти в один из свободных домов и нормально выспаться.

— Ты должна принять свой собственный совет, девчушка, — ответила мне Ирис, зевая, но ни одна из нас не готова была сдвинуться с места.

— Я сегодня днем уснула немного, и мне приснилась Глория.

Ирис развернулась и посмотрела на меня.

— Расскажи мне об этом.

— Она сказала мне, что я имею ключ и должна использовать его. Но я действительно не знаю, что это значит.

— Что такого у нас есть закрытого, что мы еще не открыли? — спросила Ирис, снова зевая.

— Ничего из того, что я знаю. Мы обыскали каждое здание, каждую машину. Не осталось ничего, что имеет замок.

— Может быть, это не реальный ключ, может быть, это обозначает что-то другое, — сказала Ирис и ее веки закрылись. Я посмотрела, как она засыпает, и я начала свою одиночную ночную вахту.

«У тебя есть ключ, используй его», — крутилось в моей голове, но для мозгового штурма я была слишком слабой и уставшей. Я почувствовала, что снова впадаю в сон.

Какой-то звук заставил меня проснуться и соскочить с шезлонга. Это Ирис простонала просыпаясь. Солнце уже взошло — мы проспали всю ночь. Я чувствовала, что предала Адриан, потакая своему телу.

— Я собираюсь приготовить завтрак, — сообщила Ирис, потягиваясь и застонав при этом.

— Я помогу, — сказала мама сзади. Она сидел за столом с чашечкой кофе и выглядела отдохнувшей.

— Если вы не возражаете, Ирис, я займусь приготовлением завтрака, а вы можете насладиться чашечкой кофе. Нет никакой необходимости заботиться о нас. Вы и так слишком много сделали.

Я была потрясена, когда Ирис согласилась, и опечалена, когда поняла, что даже, несмотря на то что ей удалось поспать, она выглядела очень измотанной.

— Я помогу тебе, мама, — я изо всех сил пыталась встать на ноги.

— А ты пойдешь в душ, — сурово сказала мама. — Я сама смогу управиться с завтраком.

Мои волосы спутались, и я почувствовала ужасный запах, исходящий от себя. Я была оскорбительна для самой себя и, очевидно, для окружающих меня, поэтому мне пришлось согласиться. Приковыляв в наш домик, я с неудовольствием взирала на беспорядок в нем. Это заняло какое-то время, но мне удалось навести порядок в ванной. Завернув ногу полиэтиленовой пленкой, я встала под душ.

Намылив волосы, я вспомнила, как Адриан стояла рядом, чтобы я не намочила свой гипс и снова не упала. Все в нашем коттедже напоминало мне о ней, даже длинные темные волосы, что засоряли слив. Я страшно скучала по ней, а сердце мое разбилось. Я плакала все то время, что принимала душ, и даже если я не хотела признаваться себе в этом, но я все глубже впадала в отчаяние.

81
{"b":"545109","o":1}