ЛитМир - Электронная Библиотека

Мама с папой много времени проводили с Ирис и Коулом и по-настоящему наслаждались их компанией. Кончились предвзятые отношения к моей жизни здесь. Они пригласили их в Новый Орлеан, а папа планировал сводить Коула на игру "Braves".

Их отношение ко мне и моей сексуальности тоже очень изменилось. Теперь Адриан стала их второй невесткой. Что удивило меня больше всего — это мой папа. Именно с ним Адриан говорила о том, что она испытала в пещере от Марты. Потом она расскажет мне, что они обсуждали, и как он комментировал эти события. Но в основном он слушал, а это и было тем, что ей нужно.

Мама и Адриан, с другой стороны, посвятили много времени обсуждению свадьбы Ирис. Когда они собирались, чтобы обсудить свадебной платье, я тихонько исчезала так же, как и сегодня. Я бродила по гостинице, вдыхая сладкие запахи тропических цветов, смешанные с соленым морским воздухом. Я начала свой медленный обратный путь во внутренний дворик, чтобы расслабленно посидеть там и выкурить сигарету, когда столкнулась с папой.

— Я искал тебя. Я думал, что мы могли бы поговорить, — он поскоблил своим босым пальцем ноги песок и засунул руки в карманы шорт, выглядя при этом чуть неуверенно.

— Конечно, хочешь присоединиться ко мне во дворике? Я шла туда, чтобы расслабиться.

Он кивнул и пошел рядом со мной, ковыляющей потихоньку на своих костылях.

— Все еще болит? — спросил он и указал на гипс.

— Не совсем. Я пытаюсь нагружать ее своим весом, и это не вызывает у меня какой-то особой боли. Но пусть это будет нашим секретом. Шелби дала мне четкие указания — ни в коем случае не нагружать ногу. Она думает, что я помешала своему выздоровлению из-за того, что так много пользовалась ей в ту ночь, когда мы нашли Адриан.

Он усмехнулся.

— Хорошо, я буду держать твой секрет в тайне, но если ты хочешь в ближайшее время избавиться от гипса, то тебе надо с умом подходить к нагрузке.

— Я никогда не была слишком благоразумной, помнишь? — сказала я с озорной улыбкой.

— Да уж, действительно, — он вернул мне такую же улыбку. — Ты унаследовала это у Глории.

Я была удивлена, что он упомянул ее имя, а тем более сравнил меня с ней. У него было много обиды на свою сестру, и я всегда думала, что это из-за того, что она была лесбиянкой. Но теперь я не была так уж уверена в этом.

Я села на один из шезлонгов во дворе и уложила ногу. Он тоже лег на один из стоящих рядом со мной и вытянулся на нем с довольным возгласом.

— Это место великолепно! — сказал он и посмотрел вокруг. — Оно совсем не такое, как я себе представлял его, глядя на фото.

— И это совсем не то, что я представляла себе, когда ехала сюда. Я ожидала увидеть курорт, а не причудливые домики и дикую природу.

Папа помолчал немного, а затем нервно протер ладони о шорты. Это заставило меня занервничать, так что я закурила и стала ждать, когда он скажет то, что задумал.

— Есть много вещей, о которых я как родитель сожалею. Мне жаль, что я не могу вернуться в свое прошлое и многое там изменить. Я позволил мелким недоразумениям встать между собой и сестрой… и тобой.

Было так много вопросов, которые я хотела задать ему, но решила, что лучше будет позволить говорить ему самому.

— Ты знаешь, что мы с Глорией раньше были очень дружны.

— Да, она говорила мне об этом.

— Она рассказала тебе, почему мы перестали разговаривать?

— Она сказала, что все изменилось между вами после того, как она призналась, что она лесбиянка.

Она сказала также, что он первоклассная сраная дырка, но я оставлю эту подробность в тайне.

— Если быть честным, Хайден, то не это стало причиной, — его голос задрожал, и я знала, что весь последующий разговор будет очень чувствительным для него.

— Хочешь пива? — вдруг спросил он.

— Лучше ром с кока-колой.

— Отлично. Я сейчас вернусь.

Папа с большим удовольствием соскочил на ноги и побежал к бару. Он вскоре вернулся с несколькими банками пива, с полбутылкой рома, с двухлитровой бутылкой кока-колы на подносе и двумя стаканами льда.

— Они все еще говорят о свадьбе, так что я подумал, надо запастись, — сказал он, смеясь.

— Отлично, — я восторженно потирала руки, — со всем этим мы можем здесь скрываться от них несколько часов.

Он налил нам выпить, затем опять растянулся на шезлонге.

— Как я уже говорил, не это вызвало проблему между мной и Глорией, — он одним большим глотком осушил свой бокал и вздохнул.

— Это очень трудно для человека — признаться в чем-то вроде этого, так что будь со мной терпеливой.

Я снова кивнула и стала ждать, когда он заговорит снова.

— Твой дедушка был очень строгим со мной и Глорией. Он не получил высшего образования, поэтому требовал этого от нас обоих. После окончания школы и университета мы должны были влиться в семейный бизнес. Не очень-то нам и хотелось продолжать семейное дело, но поделать с этим мы ничего не могли и поэтому старательно учились.

— Я не могу представить себе тетю Глорию, погруженную в чертежи, — усмехнулась я.

— Она и не должна была этим заниматься. Папа решил, что она будет сидеть на телефоне и заниматься секретарскими делами. Это было унизительно для нее, ведь правда состояла в том, что она была гораздо умнее меня.

Папа остановился и снова налил себе выпить.

— Я очень испугался, когда отец умер. Я не был уверен в том, что готов управлять этим бизнесом, но у меня была Глория, чтобы помочь мне. И вот однажды она говорит, что хочет путешествовать и что уезжает. Я попал в тупик. Я был женат и с ребенком на подходе, а единственный человек, на которого я мог надеяться, сбегал. Сначала я просил и умолял, но она наставила на своем. И тогда я разозлился. Я сказал, что она не получит никаких денег от компании, но это ее вообще не заботило.

Когда папа посмотрел на меня, я кивнула ему.

— Мы спорили в течение нескольких дней, но однажды она усадила меня и сказала, что я не смогу ничего придумать для того, чтобы она осталась. Вот тогда она мне и сказала, что она лесбиянка. Все мои боли и страхи объединились в один большой шар ярости. Я сказал, что семья Тейт никогда не потерпит гомосексуалистов, и что я больше не считаю, что у меня есть сестра.

Папа сделал еще один глоток из своего стакана и, уставившись пустым взглядом прямо перед собой, снова заговорил.

— Я хотел сделать ей также больно, как она сделала мне.

— Как ты думаешь, ты мог бы ее простить?

Папа посмотрел на меня и улыбнулся, чтобы скрыть слезы.

— Я очень долго ждал, пока не стало слишком поздно, — он длинно выдохнул.

— Она уехала сюда, и было слишком просто отпустить ее. Она была далеко, да и какое это теперь имеет значение. Известие о ее смерти было для меня таким ударом, что я даже твоей матери не мог рассказать об этом, пока Глорию не похоронили.

— Мне очень жаль, папа, я не знала.

Я наблюдала, как его лицо сморщилось от переполнявших его чувств.

— Я был ужасно не прав в том, как поступил с тобой и Адриан в канун Рождества. Пожалуйста, не жди, пока я умру, и прости меня, — он проиграл битву со своими эмоциями, и они вышли из берегов.

— Я давно уже простила тебя, — сказала я, а он прижал меня в своих объятиях.

Так мы и прижимались друг к другу, когда он спросил меня так тихо, что я едва услышала его.

— Как ты думаешь, а Глория простила меня?

— Я уверена в этом, но, если ты хочешь, я могу сводить тебя на кладбище, и там ты сам можешь спросить ее.

Он оттянул меня от себя и, сквозь слезы, посмотрел на меня, улыбаясь.

— Да, я бы очень хотел этого.

После этого мы говорили на более легкие темы. Он давал мне идеи для улучшения работы гостиницы и предложил профинансировать новые проекты, если мои партнеры и я будем заинтересованы в этом. Затем он сделал что-то совсем уж особенное — он слушал то, что говорила я.

Мы закончили наш разговор будучи очень пьяными, так что маме пришлось повозиться с нами обоими. Мы беззаботно смеялись как дураки, когда она вела нас к бару на ужин. И прежде чем мы добрались туда, он взял меня за руку, а потом крепко прижал к себе.

87
{"b":"545109","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Правила умной жены. Ты либо права, либо замужем
Аюрведа. Простые рецепты вечной молодости
Записки судмедэксперта
Лето с Гомером
Князь Холод
Тело-лекарь. Книга-тренажер для оздоровления без лекарств
Дикие цветы
Кредит доверчивости
Земля случайных чисел