ЛитМир - Электронная Библиотека

Ирис нашла меня позже, сидящей на земле среди моих завоеваний, и присвистнула от удивления.

— Как ты меня нашла? — спросила я ее, когда она села рядом со мной.

— Я слышала твой боевой клич, а потом подождала, пока рычание и ругань не прекратились. Я полагала, что опасно подходить к тебе, когда ты в таком состоянии.

Пожав плечами, я покачала головой.

— Я не знаю, смогу ли я сделать это. Прямо сейчас я даже не уверена, хочу ли я это сделать.

— У тебя получиться, но тебе придется очень трудно.

Я кивнула, не желая обсуждать это дальше. Разговоры только увеличивают желание.

— Как ты чувствуешь себя в связи с усыновлением Тедди?

Ирис посмотрела на меня, прежде чем ответить.

— Я вырастила своих детей, и они ушли в свою собственную жизнь, — Ирис подняла с земли оторванный мной лист банана и сидела в задумчивой тишине. — Этот мальчик проник в мое сердце. Привыкание друг к другу будет трудным для нас, но я готова сделать все от меня зависящее.

— Как долго нам придется ждать результатов программы лизинг{32} для его покупки?

Ирис рассмеялась моей аналогии. Они с Коулом подали все документы на усыновление, но сколько продлиться этот процесс, пока дело не пройдет все инстанции, было неизвестно.

— Мы узнаем это через неделю или две, но мы с Коулом — на всякий случай — стали готовить для него комнату.

Мне нравилась перспектива быть рядом с Тедди весь рабочий день.

— Он может оказаться прекрасным разнорабочим.

— Он добьется большего, чем смогла я, — сказала Ирис с улыбкой, — он собирается пойти в колледж, а где и в какой, это будет его решение.

— Херня! — сказала я и заработала от Ирис по башке. — Ты и Коул будете навязывать ему свои решения до тех пор, пока Тедди будет позволять вам это делать.

— У нас все распланировано, дорогая. Я надеюсь, что мы не зря придумываем все это, — улыбаясь, сказала Ирис.

Прошло две недели, но все еще не было никаких новостей. Мы не пытались рассматривать это как плохой знак, но каждый из нас беспокоился. Гости держали наши умы занятыми, но норов все равно вспыхивал. В такие дни я уходила красить и разрисовывать стены в новой комнате Тедди. Основной цвет будет светло-серый, к нему подойдет цвет любой мебели, которую он выберет.

Завтра наши гости уезжают домой, сигареты, которые оставляла Адриан, закончились, — или же она так сказала, но у меня по этому поводу были большие сомнения. Чтобы сократить мою тягу к никотину, она начала испытывать на мне образцы, которые дала Шелби, и кое-что для моего настроения. В одну минуту я легкомысленна и весела, в другую — угрюма и зла. Шелби сказала, что это побочный эффект, и что он обязательно пройдет. Я очень надеялась, что она права.

— Пошли, прокатишься со мной, — сказала Ирис, в один из прекрасных дней застав меня за подведением итогов жизни очередного бананового дерева. Я запрыгнула в джип без вопросов. Адриан должна отдохнуть от меня. Мы много спорили этим утром, и я знала, что Ирис пыталась помочь нам обеим.

Она без единого слова выехала на главную дорогу острова, и некоторое время мы ехали в уютной тишине. Я прекрасно чувствовала себя от свежего встречного ветерка, пока не налетели адские насекомые. Когда мы свернули на взлетную полосу, я увидела самолет Билли. Может быть нам прислали что-то с материка?

— Мы ожидаем что-то? — спросила я. Интересно, что привез нам Билли?

— Нет, ты поедешь со мной.

Я последовала за Ирис к небольшому самолету. Длинный хвост Билли, засунутый в заднее отверстие бейсболки, болтался из стороны в сторону, когда он осматривал своего ребенка, — так он называл самолет.

— Хороший вы день выбрали, чтобы прокатиться, — сказал он, когда увидел нас. — Я собираюсь побыть немного в Нассау, вы успеете сделать свои покупки?

— Мы собрались в Нассау? — спросила я, оглядывая свою одежду. При отсутствии гостей в гостинице я обычно одевалась как бомж, что означало шорты и старую футболку.

— С каких это пор тебя волнует, какое ты производишь впечатление, девчушка? — спросила она, пока Билли помогал ей подняться в самолет.

Тощий, как рельс, примерно пятьдесяти с небольшим лет Билли легко поднял меня с земли и закинул в самолет. — Я не хочу, чтобы ты даже пыталась подняться сама.

После того, как мы приземлились в Нассау, он бросил Ирис связку ключей.

— Она на стоянке с другой стороны ангара, будь с ней нежной.

«Она» — это пикап Форд 1970 года, на нем в течение этого дня мы будем совершать поездку по городу. Я поднялась на пассажирское сидение, мотор взревел, и мы отправились в город.

— Что мы собираемся купить? — спросила я у Ирис, которая ехала по оживленным улицам города, забитым переполненными автобусами и отдыхающими туристами.

— Кольцо. Я хочу выбрать что-то особенное для Коула.

— Ух ты, большой массивный обруч!

Она улыбнулась, но не оторвала глаз от дороги. Нам повезло, и мы нашли место для парковки всего в двух кварталах от ювелирного магазина, где работала подруга Ирис. Ирис была терпелива со мной, когда я медленно шагала по улицам переполненного города. Когда мы вошли в магазин, прохладный ветерок от кондиционера встретил нас. У меня появилась очень привлекательная мысль — вздремнуть в уголке для гостей.

— Ну здравствуй, милая, — сказала элегантно одетая женщина и обняла Ирис. — Это должно быть Хайден.

Она перевела свой улыбчивый взгляд на меня и протянула руку.

— Единственная и неповторимая, лучший мастер озорства, — сказала Ирис, подмигнув. — Хайден, это Кара Кенисотт.

— Приятно встретиться с вами. Я прошу прощения за то, как я одета. Ирис похитила меня.

— Мне тоже очень приятно встретиться с тобой, а выглядишь ты прекрасно, — сказала Кара с легким багамским акцентом и снова посмотрела на Ирис. — Что ты ищешь?

Ирис проследовала за ней к отделу колец.

— Я еще не знаю, что я хочу, но уверена, что буду знать, когда увижу его.

Кара вытаскивала из шкафа лоток за лотком, и Ирис внимательно просматривала все кольца. Я потеряла к ним интерес на четвертом лотке и начала обход всего магазина, лишь бы только хоть чем-то себя занять. Потребовалось почти час, но Ирис, наконец-то, выбрала такое кольцо, какое она хотела. Простое кольцо из платиновой группы с золотой отделкой. Какое-то время я обдумывала покупку кольца для Адриан. К тому времени, когда Ирис сделала свой выбор, я тоже сделала свой выбор.

— Ирис, очисти свой разум, — прошептала я, когда Кара унесла кольцо Коула, чтобы отполировать его. — Нам нужно посетить еще несколько магазинов.

Прежде чем покинуть Нассау, я купила кольца для нас с Адриан, фильмы, пиццу и охапку плюшевых игрушек. За мной всегда тянулась репутация импульсивного покупателя, поэтому Адриан редко позволяла мне одной совершать покупки.

— Ах боже мой, пицца! — Адриан застонала, когда я положила коробки с пиццей перед ней.

— Нам надо согреть ее до… — я не успела договорить, а Адриан уже открыла коробку и схватила кусок до того, как я успела вынести свой приговор. Она тут же откусила большой кусок, и глаза ее закатились от удовольствия.

Я рассмеялась, глядя на нее, как она жевала и стонала от удовольствия, а потом забрала остальное, чтобы поставить греть. Вернувшись в бар, я вытащила из холодильника два пива. Ни одна из нас не была озабочена потреблением пива за одним единственным исключением — пиво шло к пицце. Адриан взяла из моей руки ледяное пиво и, сделав глоток, снова застонала.

— Перестань стонать, когда не я этому причина.

— Ревнуешь? — спросила она, подмигивая.

— Да, ничто не должно заставлять тебя стонать, кроме меня.

— Ты можешь воспользоваться своим шансом попозже, — сказала Адриан с дерзкой улыбкой. — Так куда вы с Ирис ездили сегодня?

Я не хочу, чтобы она воспользовалась моими мыслями, так что, пока я рассказывала ей о кольце Коула, я думала про пончики.

90
{"b":"545109","o":1}