ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- На Ки-Мэрайя... А вы разве нет?

- Это Флорида?

- Да...

- Оставайтесь на связи две минуты.

- А?..

Сильвия решительно указала на дверь. Через несколько секунд все трое бесшумно выскользнули в коридор. В открытое окно чёрный океан усердно задувал прохладу, но до грозы всё ещё было далеко.

- Чего шумим? - сердито спросила Сильвия. - Обратно не пущу!

- Ты за этим переговоры прервала?

- Нет. Где встречу назначать?

Ник посмотрел на Паука.

- Ни в коем случае! - категорически возразила Сильвия. - В баре нас все знают. Слушай, давай в подвале, у вчерашнего клиента, ресторатора.

- Тогда, только утром получится, пока ресторан закрыт и вверху нет никого. Это я из соображений безопасности для публики.

- Значит, часов в девять, не позже, - кивнула Сильвия.

- Ох... Даже в субботу не дашь поспать.

- Потом отгулами возьмёшь, так и быть.

- Вообще-то я - главный.

- Тем более, какие проблемы?

- Вы не опоздаете? - робко промолвил Паук.

- Всё, идём, - решительно заявила Сильвия. - И чтобы ртов не разевали!

- Есть, мэм! - браво отсалютовал Ник.

В кабинете женщина, неслышно подкравшись к телефону, помассировала себе горло и мрачно поинтересовалась:

- Приём?

- Да-да, я на связи.

- Вы говорили о себе во множественном числе. Сколько вас?

- Двое.

- В таком случае, оба будьте завтра в девять утра в цокольном зале ресторана "Пятая сторона света" на Облачной алее. Заведение в это время закрыто, но хозяин пропустит вас. Блюдо принесёте с собой. С фотографиями я не работаю. И не допустите никакой слежки. Конфиденциальность для меня важна не меньше, чем для вас. Если я замечу за вами хвост, встреча не состоится.

- А какая стоимость ваших услуг? - осторожно поинтересовалась Джулия.

- Пять тысяч.

- Ого!..

- Вы же хотите быстро. За круглосуточную работу придётся платить.

- Мы постараемся найти деньги. Но как с вами связаться, если что-то пойдёт не так?

- Никак. Если что-то пойдёт не так, я вас не знаю. Задача интересная и хочется ей заняться, но рисковать анонимностью я не могу.

- А...

- Всё, до встречи, - Сильвия отключила аппарат.

- Ну, ты даёшь! - восхищённо выпалил Паук.

- Да уж, в театр можно не ходить, - хмыкнул Ник.

- Не иронизируй, - осекла его напарница, - с Лагерлёфом ты будешь договариваться.

- Почему я-то? Это твоя идея была.

- Ты хочешь, чтобы я вообще всю работу на себя взвалила? - Сильвия убрала телефоны в сейф. - Всё, уходим, десятый час. Паук, спасибо за ужин.

- А можно мне утром к вам зайти?

- Зачем?

- Посмотреть, в каком обличии ты на встречу пойдёшь.

- Ладно, приходи. Ник, окна в коридоре не забудь запереть, похоже сильный ветер будет.

Ветер играл с деревьями, как молодой сытый хищник с добычей. Он яростно трепал кроны, гнул тонкие стволы почти до земли, выл, рычал, скулил, метался в разные стороны, взлетал к низким облакам, рвал их в клочья, опять возвращался к земле и... вдруг исчезал. Прятался в переулках и подворотнях, шуршал там травой и опавшими листьями, усыпляя бдительность жертв и готовясь к новому броску. Но деревья не сдавались, и каждый раз, когда казалось, что вот-вот раздастся треск, гибкие ветви вновь и вновь распрямлялись, расставаясь с листьями, но с жизнью. Листья мчались, кружились, танцевали в пятнах света под фонарями и исчезали во тьме, становясь частью мрачной ночной пляски.

Ветер звал, тянул за собой туда, на бескрайний простор над волнами, где можно дать выход всем своим силам и желаниям, всей мощи, энергии, страсти. И дальше, дальше, на горизонт, к пробуждающемуся в чёрных тучах другу грому, который уже начал метать огненные стрелы в океан. Взлететь ещё выше, над ними, раскинув руки и обрушиться вместе с молниями в бурные волны, а потом глубже, до самого дна, распугивая подводных обитателей, понятия не имеющих о бушующей наверху стихии. Затем вынырнуть и полностью отдаться течениям, расслабившись, растворившись в морской пучине.

Ник распустил волосы, позволяя порывам трепать их вместе с расстёгнутыми полами рубашки, он впитывал, впускал в себя этот влажный холодный поток и, казалось, уже не чувствовал различий между ним и собой. Сегодня природа гуляла, и человек хотел сполна насладиться редкими мгновениями единства с ней. Но другой человек думал иначе:

- Ты чем тут занят? Молнии на грудь принимаешь? - Сильвия отнюдь не собиралась выходить на крышу. Она застыла в дверном проёме, но даже там ветер добрался до её шевелюры, превратив ту в золотистый хаос на фоне света от лестничных ламп.

- Почему нет? Очень бодрит.

- Хватит с тебя бодрости. Идём вниз. Я уже включила телевизор.

- Да ну его! Здесь и так страстей хватает.

- Но как же наша традиция обсуждать итоги дня за просмотром?

- Традиции для того и существуют, чтобы их нарушать.

- Ник, ну пойдём. Пожалуйста. Ты ведь простудишься тут, - это было сказано таким заботливо-нежным голосом, что он аж вздрогнул.

Актёрские мышцы разминаем перед завтрашней ролью, партнёр? Ну-ну... Ник обречённо развёл руками и побрёл в дом. Сильвия удовлетворённо хмыкнула, запирая за ним дверь. Внизу ей оставалось лишь нажать кнопку на пульте.

- Ну, давай, подводи свои итоги, - буркнул Ник, усаживаясь на диван рядом с Сильвией.

- Не мои, а наши. И подводить будем сообща. Даже не подводить итоги, а предугадывать, что же произошло с известными нам личностями за период, начиная со вчерашней ночи.

Экран показал престарелого британского судью, говорившего со слугой по фамилии Эткинс (!!!) о встрече с некоей Сарой. Ну, хоть что-то... В следующей сцене Сару, надо думать, вышеупомянутую, подвозила к железнодорожной станции подруга и фрейлина на будущей свадьбе. Харриет Мейкпис. Они чуть не сбили странного усатого очкарика, который потом стоял в очереди за билетом позади Сары и смущал девушку. Настолько, что она обронила кошелёк, а мужик его подобрал. Но что было дальше, осталось за кадром. Судья так и не дождался дочки на вокзале. Её мёртвое тело вывалились из двери вагона на платформу, когда ту открыла уборщица...

101
{"b":"545114","o":1}