ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Нэнси Дрю и проклятие «Звезды Арктики»
Защитный календарь-оберег от бед и неудач на 2020 год. 366 практик от Мастера. Лунный календарь
Сверхъестественный разум. Как обычные люди делают невозможное с помощью силы подсознания
Вязание крючком. Самый понятный пошаговый самоучитель
Преодоление
Последняя ставка
Любовь анфас (сборник)
Бансу
Балканский рубеж России. Время собирать камни

У меня ощущение, что песня должна наводить на что-то. Мало того, что я упустила намёк, так ещё и слишком отвлекаюсь на чистоту его роскошного тона. Это посылает толчок вниз по моему позвоночнику, загибая мои пальчики так же эффективно, как оргазмы, которые он мне дал.

— У тебя действительно хороший голос.

— Как и у всех в наше время, — он отмахивается от моего комплимента. Кажется, я наконец-то нашла кое-что, заставляющее его чувствовать себя некомфортно.

— Нет, я имею в виду, что очень хороший, — я очарована его внезапной робостью. — Спой мне что-нибудь ещё.

Дилан отыскал другую оливку в банке и бросил её в рот.

— Не могу.

— Почему нет? Стесняешься?

Он проползает по периметру покрывала.

— Прямо сейчас мой рот занят другими вещами.

Я проглатываю свой кусочек, в то время как его губы захватывают мои. Наш поцелуй на вкус как тёплый, грязный мартини, и, хотя Дилан оставил меня полностью удовлетворённой меньше получаса назад, я хочу его вновь.

Я вновь хочу его внутри себя.

Я всасываю его язык в рот, радостно вздыхая, когда он понимает моё физическое приглашение и прижимает меня к полу, погрузив свой язык глубже, целуя меня сильнее. Ковёр обеспечивает минимальное смягчение, поэтому, когда он ложится поверх меня, я чувствую себя будто бы обнятой с обеих сторон. Он разводит мои ноги врозь, чувственно трётся своими бёдрами, и я откидываю голову. Он лижет и сосёт, спускаясь по шее и щекоча взлохмаченными волосами кожу, когда движется ниже. Сдёргивает мою рубашку и, лаская, покрывает кожу поцелуями.

— Подожди секунду, — он резко поднимается, оставляя задыхающуюся меня на полу.

— Куда ты идёшь?

Он переставляет клюквенно-виноградный сок на кофейный столик.

— Не хочу, чтобы ты потеряла своё депозит, — говорит он, подмигивая.

— Спасибо, — я даже не подумала о беспорядке, который мы могли учинить. А это именно та ситуация, обычно меня беспокоящая. Кто я с этим парнем?

Этот парень стреляет в меня сексуальным взглядом.

— Оставайся там.

Я, очарованная им, слежу за каждым заднице-изгибаемым шагом, пока он идёт в мою спальню. Очарованная тем, кто я с ним. Интересно, что, если она кто-то, кем я могу быть чаще. Если она является кем-то, до кого я могла бы дорасти, чтобы нравиться.

Дилан возвращается раньше, чем я смогла бы получить ответ.

— Уверен, мы могли бы использовать это, — он бросает что-то.

Это что-то мягко приземляется на моей груди. Мой шарф. Ох, парень.

— Я никогда на самом деле…

Он смеётся, но это не подразумевает насмешку. Больше похоже на… Обожание.

— Знаю. Могу поспорить, ты многие интересные вещи не делала.

Я опираюсь на локти.

— Мы делали некоторые из них сегодня.

— Это так, — он становится за мной. — Вытяни руки. Мы сделаем ещё парочку.

Я становлюсь на колени: ткань изящно скользит по внутренней стороне моего запястья, и, прежде чем я смогла бы начать волноваться, что позволяю незнакомцу связать себя, и понять, что Это-Очень-Плохая-Идея, мои руки связаны передо мной.

Он вытягивает презерватив из-за пояса своих боксёров, затем сбрасывает их и скользит защитой по эрекции.

— Вставай. Сейчас я хочу, чтобы ты подошла к окну.

Я поднимаюсь на ноги:

— Что?

Он шлёпает меня по заднице:

— Не спорь.

Я вздыхаю. Моя задница пылает. Когда боль рассеивается, посылает жжение в нижние части тела. Восхитительное жжение. Настолько восхитительное, что я думаю проигнорировать его приказ в надежде, что Дилан сделает это опять.

Но я слишком нетерпелива к запланированному им. Поднимаю руки так, что мои предплечья прикрывают соски, и иду к окну.

— Что теперь?

Свет гаснет, и мгновение спустя его грудь прикасается к моей спине.

— А теперь ты посмотришь вниз на улицу, где живёшь, где давала личные песни всем этим людям. На этот раз вместо того, чтобы отдавать, ты будешь брать.

Я прислоняюсь к нему.

— Что я возьму?

Мои шорты и трусики полетели на пол.

— Всё, что я тебе дам, — он направляет мои руки вверх и закидывает их за свой затылок, обнажая мою грудь для улицы — если кто-нибудь озаботится взглянуть наверх. Я полагаю, что на самом деле здесь не слишком выставлена напоказ, но воздух покидает мои лёгкие рваными вздохами.

Дилан толкает меня вперёд, пока мои соски не прижимаются к холодному стеклу, и сзади достигает мою промежность, погружая два пальца глубоко внутрь. Мои коленки дрожат.

— Тебе это нравится, не так ли? Я могу видеть твоё лицо в отражении, Рэйчел, — он добавляет другую руку, зажимая клитор двумя пальцами.

Я хныкаю.

— Посмотри на себя, — он шепчет, горячо дыша мне в ухо.

Мой взгляд смещает фокус с улицы на моё лицо: бледное и совершенное в своей несдержанности, в желании.

— Ты такая сексуальная.

Я. Прямо сейчас я сексуальная, и это из-за данного мужчины.

— Я хочу…

— Чего ты хочешь?

— Мне нужно…

Он всасывает мочку уха в рот и давит твёрдым членом на мою попку.

— Что ты хочешь?

— Я…

— Рэйчел, — Дилан прижимается лицом к моей шее. — Не стесняйся просить о вещах, которые тебе нужны, — он резко убирает руки от меня.

Я застонала:

— Пожалуйста.

— Скажи, в чём ты нуждаешься.

Разочарование превращается из слёз желания в требовательные слова, которые звучат из моих уст.

— Мне нужно, чтобы ты трахнул меня перед этим грёбаным окном.

Пинком он расставляет мои ноги врозь и почти раскалывает меня на две части от глубины своего первого толчка. Я кричу и тяну шарф, отчаянно желая обхватить руками обе стороны окна, чтобы сильнее прижаться к нему и лучше чувствовать каждый дюйм его члена, погруженного внутрь, но не в силах сделать ничего больше, чем просто раскрыться шире и стонать, принимая то, что он мне даёт.

— Любой может взглянуть вверх и увидеть, как я трахаю тебя.

Возбуждение и страх с толчком проходят сквозь меня, двигаясь в моём животе, заостряя чувства, заставляющие всё, к чему он прикасается, быть ещё более чувствительным. Я довольно хорошо знакома с его твёрдым телом, прижимающимся к моим мягким изгибам.

С его ртом, прослеживающим узоры губами, и дыханием у моей шеи, и челюсти, и невероятно нежной кожей ниже моего уха.

С его десятью пальцами, впивающимися в мои бёдра и возбуждающими меня, и ритмом члена, который создаёт Дилан. Этим членом, растягивающим и заполняющим меня, поглаживающим мою точку G, ослабляющим мои колени.

С моим выгибающимся позвоночником, когда всё сжимается, выдувает мои чувства глубоким оргазмом, нарушающим покой моей сердцевины, и смывает крещендо из «да».

Он освобождает мои связанные руки из-за его шеи и удерживает меня крепче, прижимая к окну, хороня себя глубоко внутри, когда кончает. Я могу чувствовать, как его член дёргается внутри меня. Наше дыхание затуманивает стекло в быстрых вспышках, крошечных пятнах конденсации, исчезающих так же быстро, как они и появляются.

Никогда в жизни я не хочу забывать это чувство.

Всё ещё держа меня в руках, Дилан быстро работает пальцами в узлах шарфа, и я освобождена.

Но я не хочу.

— Спасибо.

Я почти непристойно мокрая, когда он выходит. Дилан улыбается и потирает мои запястья, поощряя больший приток крови в углубления. Я тянула узлы сильнее из-за движений, пока мы занимались сексом.

— Что за улыбка? — спрашивает он.

Я качаю головой, не зная, как объяснить, что сегодня будто отпуск, будто я брошена в чужую жизнь и вместо того, чтобы чувствовать себя странно, вдохновлена этим.

— Я чувствую себя очень хорошо.

— Хорошо.

— Я думала о том, о чём ты спрашивал раньше, о твоём саундтреке. Я знаю, какой он сейчас, — я слышала его всё время, когда он двигался во мне, мелодия вертелась в голове вместе с ритмом его толчков.

Он выжидающе поднял бровь.

— Это та песня, которую ты включал мне в баре. Это ты. Полностью, — возможно, ассоциация исходит от того факта, что он просто включил ту композицию для меня, но это ощущается чем-то большим. Ощущается, будто это была его песня. — Не помню, чтобы ты говорил название группы, исполнившую ту песню.

12
{"b":"545115","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Эпоха пепла
Двойное похищение
Гемини
280 дней до вашего рождения. Репортаж о том, что вы забыли, находясь в эпицентре событий
Трезориум (адаптирована под iPad)
Вторая жизнь Уве
Тайна виллы «Лунный камень»
Синий вирус любви
Жестокие святые