ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Пятьдесят оттенков серого
Книга женского счастья. Все, о чем мечтаю
Смутное время
Брат ответит
Ускользающее притяжение
Неправильный мертвец
Александра
Самообучающиеся системы
Антихрупкость. Как извлечь выгоду из хаоса

Я рисую завитки на испарине от моего пальца на бокале. В животе завязались узлы, когда вспомнилась постоянная критика отца.

— Я должна была взять один из студенческих кредитов, а не позволять ему платить за обучение. Может быть, так бы заработала его уважение.

— Вероятно, нет.

Я сделала один большой глоток напитка.

— Теперь ты видишь, почему это хорошая возможность для меня — получить работу в бостонском оркестре, — бьюсь об заклад, что татуированный парень не должен отвечать властному родителю. Бьюсь об заклад, что он никому не отвечает. Бьюсь об заклад, что он сам контролирует людей вокруг себя.

Если бы он командовал мною, я была бы не против. Каково будет той женщине, которая позволит ему это делать?

Я придерживаю голову кулаком и вздыхаю.

— Ты в порядке?

Мои щёки загорелись, будто она может читать мысли.

— Ага. Просто ты знаешь всё. Это большая перемена. Но я хотя бы буду играть.

Алекс выдавливает больше лайма в пиво.

— Да, но какой ценой?

Прямота её взгляда расстраивает меня.

— Я предпочитаю думать об этом как об отображении своего будущего. И не оставлю всё на растерзание судьбе.

Например, мою карьеру или любовь. Это лучше, чем, ну, скажем, переспать с незнакомцем в баре. Особенно с сильным, разрисованным и контролирующим свою жизнь красавцем, как этот в задней части бара.

Я украдкой бросила ещё один взгляд и… Бинго! Я наконец увидела его лицо.

Боже, его лицо…

Теперь, когда я вижу его, не уверена, что когда-нибудь смогу отвернуться. Оно поразительное. Оглушающее. Необыкновенно красивое.

Его глаза как на картинке, челюсть и нос выглядят сильными. И его рот совершенный, губы полные, но не по-девичьи. Они грех и секс, но то, как он ухмыляется из-за чего-то в своём телефоне, так по-мальчишески. Это тот вид рта, на который я могу пялиться часами, смотреть, как они формируют слова и скользят в улыбку. Вид уст, чувствующихся хорошо, когда целуешь, и ещё лучше, когда посасываешь их, и, Боже, ох, Боже, спорю, что он сосёт внизу так хорошо, что не нужно будет потом использовать вибратор.

Откуда, чёрт возьми, это взялось? Я не ханжа, но иметь грязные мысли из-за мужчины в баре не в моем стиле.

Это признак стресса, вот и всё. На мой взгляд, прекрасный татуированный парень является олицетворением случайных встреч без дальнейшего продолжения отношений. Это другая дорога — дорога, которую я не принимаю. Поправка: не хотела бы принять. На него приятно смотреть, но кроме этого мы, вероятно, только дисгармонируем.

Большое дело.

Меня влекло к нему лишь потому, что, хоть и довольна своим выбором и планами, я не могу перестать задумываться о том, что могло бы случиться.

Да. Это определённо оно.

Но что, если мне больше, чем просто любопытно.

Я делаю другой большой глоток вина и задаю вопрос, на который никто не может ответить.

— Думаешь, я делаю ошибку?

Алекс колеблется.

— Думаю, ты знаешь, чего хочешь. Ты самый управляемый человек, которого я когда-либо встречала.

— Но?..

Она посмотрела вокруг, как будто слова плавают где-то слева от моего лица.

— Но это чувствуется финальным решением. Надеюсь, что это то, чего на самом деле хочешь ты, а не твой отец.

— Это так. А если не то, я не уверена, чем вообще это может быть.

— Тогда ты определённо не делаешь ошибку, — она не сможет узнать, как уверенно прозвучала, но я цепляюсь за её утверждение. — Но, прежде чем уедешь, ты должна хотя бы хорошенько трахнуться.

Я рада, что не пила, потому что выплюнула бы вино.

— Ты такая неприличная. Почему я беру тебя в общественные места?

— Эй, это ты та, кто практикует фингеринг (прим.: англ. Fingering — действие пальцами — это способ достижения полового возбуждения при воздействии пальцами на наружные половые органы, клитор, влагалище или на задний проход). Часами, я могла бы добавить.

— Это из-за музыки, — я смеюсь больше от вина, нежели от смущения. — И мне ничего не нужно. Кроме того, даже если бы я хотела с кем-то переспать, не смогла бы, потому что никто меня не привлекает.

Кроме него.

Мой взгляд метнулся обратно к татуированному незнакомцу, сидящему в тёмной кабинке. Его большая рука обхватывает бутылку ладонями, когда он медленно подносит её ко рту и сильно глотает. Будет ли его ладонь сильной, а запястье твёрдым, когда он пробежится своим прикосновением по моей…

— Почему бы тебе не поговорить с ним?

— С кем? — к чёрту её наблюдательные голубые глаза.

— С высоким, тёмным и вкусным прямо там. Не притворяйся, что ты не знаешь, о ком я говорю. Ты рассматривала его с тех пор, как мы пришли сюда. И я одобряю! Он один… Ты одна…

Мысль о разговоре с ним вызывает странное трепетание внизу живота, что мне определённо не нравится. Или нравится. Я не совсем уверена.

— Забавно, я думала, что сижу со своей подругой Александрой и провожу качественно наше девчачье время перед тем, как уеду.

Я распрямила и вновь скрестила ноги, чувствуя беспокойство и нужду.

— Тебе нужно получить его прежде, чем ты уедешь. Одно последнее «ура», прежде чем стать реально ответственным взрослым на остаток всей жизни.

Я не могу.

Или могу?

Я осматриваю тему нашей дискуссии и отмечаю его кожаную куртку, которая переброшена через будку рядом с ним, и на джинсах парня жёсткую цепь, прилегающую к ноге и видимую под столом. Он так противоречит моему консервативному стилю. Как бы мы смогли когда-нибудь подойти друг другу?

Что-то подсказывает мне, что он точно знает, как сделать вещи подходящими. И стиль действительно не проблема, когда никто не носит одежду.

Потрясённая своими мыслями, я качаю головой, надеясь убрать нежелательные грязные идеи прочь.

— Не ура. В любом случае он не мой тип.

— Что это? Волнение?

— Я обдумываю.

Она закатила глаза.

— Бесчувственная.

— Он не хороший парень. А мне нравятся хорошие парни, — парни, которых одобрил бы отец.

— Ты пытаешься убедить меня или себя?

— Я не пытаюсь никого убедить. Я констатирую факты. Мне нужен мужчина, который понимает, что я занимаюсь музыкой часами в день и что у меня не будет времени лебезить перед ним. Моя карьера идёт в первую очередь. Он также должен быть респектабельным и ответственным.

— И волнующим, — она повторила с ухмылкой.

— Совместимым.

— Скучно. Мы ищем мистера Прямо-Сейчас, а не мистера Безукоризненность, Рэйчел. Одна ночь с кем-то, кто не входит в твой женоподобный лист и не будет намерен удерживать тебя от мечты.

Она попала в точку. Как и всегда. Но мужчина как он… Я слегка наклонила голову в его сторону.

— Он просто такой…

— Идеальный подонок?

Идеальное описание.

— Ага, — слово звучит непривычно мечтательно и с нотками вожделения. Я встряхнула себя. Вся эта дискуссия слишком глупа. И слишком соблазнительна. И уж слишком плоха для идеи. — Нет. Я не смогу.

Она наклонила голову:

— Время для грязных подробностей. Сколько прошло с того времени, когда у тебя был секс в последний раз?

Я завертела конец своего хвоста и вытянула его на ключице. Прошло почти два года.

— Может, я храню себя для брака?

Алекс фыркает:

— Тогда ты должна быть девственницей, а я-то знаю, что ты трахалась по крайней мере с двумя парнями.

— У меня было два парня, да, с кем я спала после соответствующего количества ухаживаний, но мы не трахались. Это грубо, — и слишком захватывающе для описания вещей, которые мы делали в спальне один или два раза каждые несколько недель. Когда мой второй парень начал исполнять то же самое, что и мой первый парень, я поняла, что нужно снизить свои ожидания. Был ли секс или его не было, мне всё ещё требовалось вытаскивать вибратор, чтобы самой о себе позаботиться. Я имею в виду, что сам половой акт был хорошим, приятным для связи с кем-то, думаю, но я никогда не понимала, из-за чего весь этот сыр-бор.

— Это грубо, если делать неправильно, — глаза Алекс замерцали.

2
{"b":"545115","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Жесткий менеджмент. Заставьте людей работать на результат
Счастье оптом
Земля будущего
Цусимские хроники. Чужие берега
Песня черного ангела
Кукушата Мидвича. Чокки. Рассказы
Возвращение атлантов
Школа парижского шарма. Французские секреты любви, радости и необъяснимого обаяния
Мы своих не бросаем