ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Игры, в которые играют люди. Психология человеческих взаимоотношений
Снеговик
Счастливая жена. Как вернуть в брак близость, страсть и гармонию
Страж Вьюги и я
Немецкий дом
Спартанец. Племя равных
Битов, или Новые сведения о человеке
Падчерица (не) для меня
t

Харпер нервно сглотнула, когда его темный, задумчивый взгляд бродил по ней. Безукоризненное, рельефное с гладкой кожей мощное тело Нокса так и казалось, что гудит от необузданной мужественности. Оно было создано, чтобы доставлять чистейшее плотское удовольствие. И Харпер была абсолютно уверена в этом.

- Любой может трахать призрачными пальцами?

Нокс сузил глаза.

- Если считаешь, что ты многое упустила из-за того, что любой так может, то подумай еще раз. Так умеют далеко не все демоны. - И он не хотел, чтобы она думала о сексе с другими. Она практически закатила глаза на него. Закатила. Глаза. Он был вполне уверен, что за всю его жизнь никто до Харпер не делал подобного.

- Тише, Торн. Это всего лишь вопрос. - Хотя он, верно, догадался - именно этот вопрос ее интересовал, потому что, если секс с демонами так хорош, то следует пересмотреть решение об исключении их из ее сексуальной диеты. - Нет необходимости, чтобы... ох, нет, подожди. Я больше не вынесу твои поддразнивания. - Но было слишком поздно, Нокс уже лизал ее лоно через кружево трусиков.

Зубами он задевал по клитору и складочкам, почти заставляя ее выпрыгнуть из кожи.

- Нокс, серьезно, прекрати. Я не хочу кончать снова, до тех пор, пока ты не окажешься во мне. - Он слегка приподнял голову и когда их взгляды встретились, в глазах Нокса теплился огонь. Да она хотела его, она... Но затем ублюдок покачал головой.

- Я не закончил.

Он сорвал с нее трусики, раздвинул складки большими пальцами, и продолжил сводить ее с ума. Его язык лизал, терся, бился. Ртом Нокс накрыл ее клитор и начал нежно сосать.

Харпер попыталась оттолкнуть его голову в сторону, и выскользнуть из-под него. Как вдруг, невидимые руки сковали ее запястья и прижали их над головой.

- Ах, ты сраный ублюдок!

Нокс, казалось, не обиделся. Он просто удерживал ее бедра на месте, пока продолжал пировать. Поэтому она проклинала, угрожала и клялась, что больше в жизни не отсосет ему. Нокс от этого лишь рассмеялся.

И, о Боже, этот низкий бархатистый рокот, прозвучавший около ее сердцевины, прокатился через ее тело... и затем она кончила. Быстро, мощно и он слизал каждую каплю.

Харпер буквально растворилась в матрасе, а ее лоно все еще горело и сокращалось - словно внутри себя она чувствовала его член, подаривший то самое удовлетворение, в котором она так нуждалась.

Она услышала звук рвущейся фольги и затем Нокс навис над ней. Харпер открыла один глаз.

- Уйди. Ты мне больше не нравишься.

Он улыбнулся.

- Я все еще хочу тебя. И ты отдашься мне. - Приподняв ее бедра, он начал медленно входить, от чего цвет ее глаз сменился от лазурно-голубого до золотистого. Она была такой чертовски горячей, влажной и его.

Демоны по своей сущности были собственниками, но Нокс, до появления Харпер, никогда в жизни так не относился по отношению к другим.

Осознание того, что он заявил на нее права, вызвало в нем первобытное удовлетворение. Прежде никто и никогда не принадлежал ему.

Но лежавшая под ним женщина была его. Никто не изменит этого. Даже она.

Харпер вздрогнула от восхитительного давления, которое создавал его член, толкаясь внутри нее.

Призрачные пальцы - те же самые, которые по-прежнему её удерживали - оставили ее такой чувствительной, что Харпер могла ощущать каждую вену, складку, и каждый толстый дюйм его члена, пока он растягивал и наполнял ее.

Ее естество пульсировало и сжималось вокруг него практически властно, и сквозь стиснутые зубы Нокса вырвался стон.

Наконец загнав в нее член по самые яйца, Нокс остановился, упиваясь тем, что он первый демон, который обладал ею.

- Мне следовало взять тебя в ту же минуту, как только увидел. - И теперь он был именно там, где хотел. Он вколачивался в нее так, словно ее естество было для него жизненного необходимым.

Она была такой тесной, но принимала его полностью, идеально обхватывая.

Харпер застонала, когда он пососал кожу на шее, где бился пульс, но когда Нокс сильно укусил, она зарычала.

- Прекрати оставлять следы на мне. - Она напряглась, когда Нокс остановился, его глаза заволокло чернотой... о-о дерьмо... и в собственнической манере он сжал ее грудь. Такая хватка не должна была причинять боль, но кожу под его пальцами начало покалывать.

Боль каким-то образом превратилась в удовольствие, которое нарастало вместе с грубыми, жесткими толчками демона.

- Я хочу, Нокс, - нервно произнесла она.

Демон улыбнулся, словно именно эти слова он хотел услышать. Затем отступил.

Нокс встал на колени, закинул ее ноги себе на плечи и снова вошел.

Она выгнулась от его толчков, издавая эти хриплые прерывистые стоны, которые играли на его коже и от которых его член пульсировал.

- Заставь меня кончить, Харпер. Сейчас же. - Лоно Харпер содрогнулось и сжалось вокруг него, от чего из горла Нокса вырвался крик.

Выругавшись, он взорвался, пока ее тело выжимало из него все до единой капли.

Нокса все еще трясло от мощного оргазма, когда он вышел из нее и перевернулся на спину. Пока он избавлялся от презерватива, Харпер все еще неподвижно лежала. Он не понимал почему, пока она не заговорила.

- Нокс, теперь ты можешь отпустить мои руки?

Улыбаясь, он выпустил ее из мистических тисков.

Когда Харпер растерла и согнула руки, чтобы размять их, она кое-что заметила и моментально вскочила.

- Что это?

- Без паники.

Это было похоже на татуировку - черная извивающаяся татуировка с шипами очерчивала ее грудь.

- Твой демон заклеймил меня? - Нокс кивнул, словно она спросила не хочет ли тот чашечку кофе. Внутренние демоны оставляли свои метки, если относились к чему или кому-либо по-собственнически.

- Все что я знаю о метках, так это то, что они исчезают после того, как внутренний демон уходит от человека, которого пометил.

- Как-то ты не убедительно говоришь.

- Нет. Мой демон никогда прежде никого не клеймил.

- И тебя не волнует, почему он это сделал именно сейчас?

Нокс не выглядел ни капельки раздраженным.

- С чего бы? - Толкнув ее на спину, он снова навис над ней. Проследив пальцем по метке, он словил себя на том, что ему нравится, как она смотрится на ее коже. - Почему тебя так сильно это волнует?

Она выгнула бровь.

- То есть ты был бы полностью спокоен, если бы мой демон поднялся во время секса и без твоего разрешения заклеймил тебя?

- Знаешь, что я думаю? - спокойно сказал он. - Я думаю, что тебе не по душе сама идея, что кто-то претендует на тебя. И дело не в твоей ущемленной гордости, а в том, что прежде никто не предъявлял права на тебя, - не ее родители, не любовники, - и поэтому ты не знаешь, как себя вести. - Другой на ее месте, возможно, стал бы отпираться, отказываясь от любого проявления слабости, но Харпер не станет.

- Ладно, я признаю, что это немного странно и я не знаю, что делать.

- Вот что я тебе скажу, смирись с этим. Думаю, тебе не стоит паниковать. Эта метка означает, что мой демон уважает, испытывает невероятное чувство собственничества и желает тебя и твоего демона - и мы знали это еще до появления метки.

Харпер кивнула, когда обдумала его слова.

- Ты прав. Мы это знали. Я могу воспринимать метку как временную татушку.

- Можешь.

Нокс провел по метке языком, восхищаясь ею все больше и больше.

- Это ведь одна из причин почему я сопротивляюсь связи анкоров? - Она не понимала этого раньше, но он был прав. Иметь анкора, значит обрести кого-то кто может предъявить права на тебя, а для нее это... пиздец.

- Думаю, да. Но сегодня мы не будем обсуждать связь анкоров.

Она нахмурилась.

- Не будем? - Обычно она меняла темы разговоров.

26
{"b":"545123","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Антихрупкость. Как извлечь выгоду из хаоса
Потерянные годы
Ночной болтун. Система психологической самопомощи
Жестокая игра. Книга 5. Древние боги. Том 2
Пушкин
Страшная сказка о сером волке
Плотность огня
Мужской гарем
Просветленные рассказывают сказки. 9 уроков, чтобы избавиться от долгов и иллюзий и найти себя