ЛитМир - Электронная Библиотека

Эван затряс головой, нащупав маленькие шрамики на месте ран. Его пальцы пробежали по ним, легкий стон сорвался с его губ. Я почти наслаждалась — его словно пробило током. Это выглядело очень интимно.

— Я думала об этом, — я коснулась его лица, и он мне позволил. — Но если бы я хотела, я бы воспользовалась другим сосудом, побольше. Кстати, бедренная артерия — тоже отличное место. Могу попробовать сейчас, если ты захочешь.

Мысль о том, что мои зубы вонзятся в его плоть, возбудила меня еще больше. Он неосознанно облизал свои совершенные губы. Кажется, не я одна борюсь с желанием исследовать неисследованное.

— А откуда еще ты могла бы взять кровь? — его голос был сильным, твердым и решительным, но взгляд в глаза рассказал мне всю правду о его состоянии.

Эван хотел меня. Я была напугана до полусмерти тем, что тоже его хотела. Мне нужно было уходить, бежать прочь, сейчас и очень быстро, пока я не позволила инстинктам взять над собой верх. Так давно я не чувствовала ничего кроме жажды крови. То, что я испытывала, было знакомо, но не настолько знакомо, чтобы я не стала бороться.

— Пардон? — я моргнула, вспомнив, что он что-то спросил.

— Ты сказала, что бедренная артерия — еще одно отличное место. А какое другое?

— О, да… — сказала я, растягивая последнее слово, пока мои пальцы медленно скользили по его груди. — Лучшее место, куда я могу вонзить свои клыки — это грудь жертвы. Нужно целиться в аорту, — я прижала палец к межреберью, за которым билось сердце. — Через нее проходит вся кровь. Это самый большой сосуд в теле человека.

Я со свистом втянула воздух, представив себе, как бьется его сердце.

— Обычно аорта около двух сантиметров в диаметре. Уверена, твоя даже больше, — я пробежалась костяшками пальцем по плотным мускулам, прикрывающим его ребра. — Аорта прикрыта грудной клеткой, так что нужны длинные острые клыки, чтобы проткнуть ее, да и жертва не должна успеть вырубить тебя до того момента, как ты вонзишь в нее зубы, — я потрясла головой. — А почему ты снял рубашку?

— Ты больная. Я снял ее, потому что собирался дать тебе покормиться, пока ты не ушла.

— О… Спасибо! — кажется, мне надо взять себя в руки. Трезвость моя, где ты?

Эван сжал губы, став похожим на орла. Он был слишком вкусным, и я все еще не могла отделаться от мысли, что нужно попробовать еще… сделать его своим щенком, как Эдди, чтобы я могла насладиться сполна его привлекательностью.

Я приблизилась к нему, пытаясь угадать его эмоции.

— Ты пытаешься скрыть улыбку?

Эван покачал головой. Я мягко дотронулась до уголка его рта.

— Это улыбка, или ухмылка, и не скрывай ее.

Он перехватил мою руку и заставил меня опустить ее.

— Мне кажется, ты под кайфом.

Я покачала головой, потом кивнула.

— Ну, может, немного. У тебя просто чертовски хорошая кровь.

— Как насчет немного прилечь?

Он обвил рукой мои плечи и подтолкнул меня в направлении матраса.

— Я могу идти, — я попыталась убрать его руку, шатаясь на каблуках.

Эван наклонился и подхватил меня свободной рукой под колени. Я оказалась у него на руках. Сердце заколотилось в груди. Человеческие чувства снова нахлынули на меня. Я не хотела снова поддаваться этой человеческой слабости, ведь однажды она уже сделала меня слабой.

— Отпусти меня, — ну и что, что мой голос звучал неубедительно. — Я разозлюсь.

Я обвила руками его шею, стараясь не касаться заживающей раны от укуса.

— Тихо, — он преодолел короткое расстояние до матраса и опустил меня на него, задержав свои руки на моих бедрах.

Взгляд Эвана не отрывался от меня. Он наклонил голову, и от первого прикосновения губ я просто опьянела. Они были такие мягкие и сладкие. Он целовал меня очень нежно.

Я не сразу поверила в этот поцелуй, но вот Эван притянул меня к себе, прижал, и наши тела оказались вплотную друг к другу. Очертания его мышц под моими руками, ощущение его твердого живота, прижавшегося к моему, напомнили мне, как же давно такое случалось со мной в последний раз. Я вздохнула от удовольствия, когда его язык, исследуя, скользнул в мой рот. Он двигался с мягкой настойчивостью пантеры. Я услышала звук, и поняла, что это мой стон.

Сердцебиение Эвана ускорилось, я почувствовала его возбуждение. Его язык, его рот пробовали меня на вкус, а руки обвились вокруг моих бедер и приподняли меня так, чтобы я оказалась прижата к нему еще сильнее. Низкий рык сорвался с его губ.

Это заставило меня вернуться к реальности. Это неправильно. Я быстро отстранилась и оттолкнула его. Эван отступил на пару шагов, не отрывая от меня взгляда. Я закрыла рот рукой, все еще ощущая его прикосновение. Мои глаза сузились. Я хотела зарычать от ненависти, но смогла издать только мягкое урчание. Черт возьми, как же он так быстро смог меня обезоружить!

— Убирайся, — прошептала я.

— Ты не хочешь этого.

Он дразнил меня, но мне это совсем не нравилось.

— Убирайся! — завопила я со всей силы. Эхо отдалось по всей пещере, когда гнев выплеснулся из меня наружу.

Я не чувствовала злости, я была напугана. Это должно было заставить меня прийти в себя, взять свои чувства под контроль… иначе он вернется, я и не смогу остановиться. Мне не нужны в моей жизни трудности, хватит. Их и так больше, чем нужно.

— Отлично.

Тяжело дыша, Эван посмотрел на меня долгим взглядом, потом развернулся и покинул пещеру. Я проследила за ним. Часть меня испытала облегчение, но глубоко внутри я была очень разочарована. Я хотела его, но не знала, насколько сильно — пока он не дотронулся до меня. Я никогда так сильно не хотела мужчину. Наверное, во всем виновата кровь. Точно, это все из-за нее.

Я села на кровати, закрыв голову руками, и впервые за долгое время захотела разрыдаться.

Что со мной происходит?

Глава 8

— Тори, — кто-то потряс меня за плечо. — Проснись.

Мои глаза распахнулись, сразу же привыкнув к темноте вокруг. Была ночь.

— Тори?

— Ты нашел Малкольма? — я села. Никаких приветствий для Эдди, я сразу перешла к делу.

— Он и Хэмиш в безопасности.

— Нам надо вернуться в клан, — я поднялась на ноги, надеясь, что не буду чувствовать себя пьяной.

К счастью, после сна опьянение от крови Эвана выветрилось. И кстати, где этот перевертыш? Я оглядела пустую пещеру позади себя, уже понимая, что его нет.

— Я боюсь, это невозможно, — Эдди опустил глаза. Что-то было не так. Почему он в человеческой форме? — Пайпер обратилась к совету. Тебя объявили предателем, и Влад назначил за твою голову цену.

— Какого хрена?

Пайпер — та еще заноза в заднице, но настроить клан и моего отца против меня?

Эдди, казалось, читал мои мысли.

— Она поклялась, что ты убила Джейсона, чтобы спасти свою жизнь. Ты предала совет, ты осталась с Эваном Александером, братом того оборотня, которого ты должна была убить.

— Но это же хре…

Эдди оборвал меня.

— Малкольм пытается вернуть тебе честное имя, но если он не будет осторожен, они его уничтожат.

Он протянул меня куртку и мою сумку из грузовика.

— Нам надо уходить.

— Но зачем? Моя семья отреклась от меня. Что может быть хуже?

Эдди молчал, пока я одевалась. Неожиданно я осознала сказанное.

— Они послали за мной охотников, да?

— Все в совете считают тебя предателем.

Как я могла допустить это?

— Нам надо бежать. Прятаться.

Я покачала головой.

— Я не прячусь.

— Я знаю, как работает совет. Они используют людей. Они используют охотников, чтобы сделать самую грязную работу. Они почти управляют миром сверхсуществ.

Я не могла спорить. Я жила так всю жизнь. Каждый оборотень, каждое сверхсущество было моим врагом. Вампиры не были. А теперь я сама была их врагом.

— Что стало с презумпцией невиновности? — хмыкнула я.

Эдди покачал головой.

— Им это не нужно.

Он был прав, и я это знала.

11
{"b":"545124","o":1}