ЛитМир - Электронная Библиотека

Почему он всегда приходит в неподходящий момент? Я что, не могу просто побыть одна? Я ощетинилась на него, мир вокруг меня изменился. Цвета смешались перед глазами, и я больше не видела, где начинается Эдди и заканчивается ночь. Я снова зарычала, когда страх охватил меня и начал душить.

Я слышала в его голосе панику, но для меня важно было только одно — скорее избавиться от сжимающего мое тело материала. Я готова была сойти с ума. Отбросив плащ в сторону, я с грохотом упала на землю. Пальцы мои быстро нащупывали оружие: спина, бедра, талия, голени. Я отшвыривала его прочь. Блеск металла ослепил меня — мой собственный меч сверкнул так ярко, что глаза резанула боль.

— Что происходит?

Я повернулась, дергая сапоги пальцами, разрывая кожу, пока не скинула их совсем. Я царапала себя, кровь лилась из ран по моим ногам. Снова и снова зажмуриваясь, я добралась, наконец, до прохлады дерна под собой, и зарылась в него. Повернулась на спину, сдирая с себя майку. Собственные крики приводили меня в бешенство.

Казалось, под кожей горит пламя, сжигает меня изнутри. Все внутри пересыхало от этого жара, мне ужасно хотелось пить.

— Тори… Тори!

Эван.

Я повернулась и попыталась сквозь блики и вспышки различить его лицо. Мне не под силу было сказать и слово, но я знала, что близка к смерти. Когда он попытался коснуться меня, я пнула его, со всей силы отталкивая большое тело. Я пиналась, толкалась и кричала, чтобы он отвалил и дал мне немного пространства.

— Так горячо! — заплакала я, удивляясь, что вообще могу говорить.

Почему вдруг стало так горячо?

— Скажи мне, что происходит, Тори! — Эван откатился прочь, когда я его пнула, но потом снова прижал меня к земле.

На секунду меня это остановило, но потом я вдруг осознала, что кусаю его.

Эван не обратил внимания на укусы, он просто отвел волосы с моего лица.

Я заставила себя не сопротивляться. Я так хотела вгрызться в его грудь, хотела скинуть его с себя, но я осталась неподвижной. Вопль отчаяния вырвался из меня.

— Виктория. Пожалуйста, — голос Эвана раздался слева от меня, и я дернула головой в этом направлении. Эван сидел у меня на животе, прижав мои руки к земле своими коленями. Я не могла сопротивляться, даже если бы захотела.

— Я не знаю, — прошептала я. Хрип в моем горле испугал даже меня. Было очень горячо. Где это чертово ведро со льдом, когда оно мне так нужно? — Мое тело горит.

— Пайпер отравила тебя?

Я затрясла головой как бешеное животное.

— Это что-то внутри меня.

— О Боже, — пробормотал Эдди.

— Что? В чем дело? — в голосе Эвана звучала паника.

Я слышала голоса мужчин над собой, и понимала, что все плохо. Я почти обезумела от пронзившей меня боли, мой живот сжался, а глаза наполнились слезами, которых я не ожидала.

— Это твоя кровь, — голос Эдди звучал с отчаянием, и холод пробежал по моей спине. — Я слышал не так давно от полукровки, который сражался с нами. Вампир решил, что ничего не будет, если покормиться от волка, и умер от отравления.

— Что? Ты позволил ей кормиться от меня! Почему ты мне это позволил? — Эван отодвинулся от меня.

Я повернулась на живот и медленно поднялась на колени. Внутри все сжалось, и меня стошнило.

Что бы ни сжигало меня изнутри, это прогрессировало. И я знала, что не переживу этого.

— Я забыл об этом! Я был ранен, и ты сам решил ее покормить. Я не знал! — сказал Эдди, его голос звенел от страха.

Эван разозлился, я слышала в его голосе гнев.

— Она умирает, так? — он вскочил на ноги. — Отойди от нее.

Эдди громко зарычал, и Эван вторил ему.

Я не могла остановить их. Я находилась в плену собственного кошмара, и их голоса доносились до меня словно через миллионы миль. Я знала, что пить от волков запрещено. Теперь я понимала, почему.

— Правила созданы, чтобы тебя защищать. Если ты меня подведешь, нарушишь хотя бы одно из них… наказание будет быстрым. Ты меня слышала? — отец склонился надо мной, выкрикивая эти слова мне в лицо. Я никогда не видела более жесткого выражения лица. Оно запомнилось мне навсегда.

Он защищал меня? Кто-то из тех, кого он послал убить меня, сказал ему о том, что я сдружилась с волками и предала свой народ? Было ли во мне какое-нибудь свидетельство того, что я пила от волка? И создал ли отец правила, чтобы меня защитить?

— Тори! — закричал Эдди, падая на землю рядом со мной.

Я прижала руки к земле, трясясь как в лихорадке в тщетной попытке подняться. Глаза закрылись. Я пыталась бороться с волчьей кровью во мне, пыталась справиться с ней. Я ощущала, как моя древняя сила борется с другой, не менее древней.

Живот скрутило, когда я снова и снова исторгла из себя содержимое желудка. Кровь текла по моим рукам.

Я хотела, чтобы вся она вытекла из меня, чтобы я вся вытекла на землю. Сильные руки поймали меня, прежде чем я упала снова.

Эван прижал свои губы к моему лбу, мои глаза закатились.

— Ты не умрешь из-за меня! Мы справимся. Только останься со мной. Останься с нами, и я справлюсь с этим. Ты сильная, ты самый старший из вампиров, ты настоящий правитель своего племени. Виктория. Останься со мной, детка.

Я хотела дотянуться до его щеки, открыть глаза и запомнить выражение его прекрасного лица — лица человека, который как я теперь точно знала, был предназначен мне судьбой.

Как могла судьба сыграть со мной такую злую шутку?

Мужчина, который мог любить меня вечно, убивал меня.

14
{"b":"545124","o":1}